Переход в наличность. Дума против хипстеров и «Яндекс.денег»

И так далее с Михаилом Фишманом (архив)
18 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Егор Максимов — о том, зачем Госдума вводит ограничения в электронной коммерции в России и кому они могут помешать на самом деле.

Когда-то главным врагом страны считали Березовского. Потом попытались все свалить на Гиви Таргамадзе. А сейчас — на того, кого знают все. Главный враг российской власти — интернет.

Интернет — это что-то, что нельзя контролировать. Такие вещи людям во власти никогда не нравятся. Вы много пишете в блогах — мы будем судить за записи в ЖЖ. Вы собираетесь на митинги в Facebook — мы запретим призывы в социальных сетях.

Кошельки в «Яндекс.Деньгах» по такому раскладу — это все деньги врага. «Узники Болотной», выборы, поддержка геев или помощь Pussy Riot... Если оппозиции нужны на что-то деньги — это пожертвования. И огромная доля переводов — это интернет-кошельки.

По сути, эти пожертвования хотят запретить — потому что с такими ограничениями, которые предлагают в Госдуме, пользоваться электронными деньгами будет бесполезно. В день можно переводить тысячу рублей. В месяц — 15. А держать в кошельке одновременно — не больше 5 тысяч.

Проект «РосУзник» (который живет на пожертвования) уже подсчитал, что по новым правилам рискует получить на 40% денег меньше. Это грубые подсчеты, но масштаб понятен. И все это перед финальным (как многие считают) этапом «болотного дела».

Скоро и выборы в Мосгордуму. На мэрских выборах Навальный все деньги на кампанию собирал через пожертвования. Средняя сумма перевода — 7 тысяч. В 7 раз больше, чем можно получать теперь.

Будущие кандидаты в Мосгордуму менее известны. Видимо, большинство переводов должны были быть как раз небольшими суммами, как раз через интернет-кошельки. Кстати, крупные переводы по новому закону тоже ограничены. Они теперь не имеют права быть анонимными, и власть будет их контролировать.

Даже то, что вне политики: больные раком, дети-сироты или работа волонтеров. Все то, что должно было поддерживать государство, работало через пожертвования. Теперь этот поток перекрыли.

Но, конечно, о таких жертвах нового закона депутаты не говорили. Все поправки принимаются под лозунгом борьбы с терроризмом.

Кстати, недавно было решено повысить таможенный налог за интернет-покупки из-за рубежа. Видимо, террористы в глазах депутатов — это люди, которые покупают взрывные устройства на eBay через «Яндекс.Деньги».

Фразой «против терроризма» можно объяснить любое решение. Чтобы спасти страну от терактов, в 2004 отменили выборы губернаторов. А чтобы не допустить трагедий на Олимпиаде, власти запретили провозить в ручной кладе любую жидкость — хоть контейнеры для линз, хоть крем для рук.

Это главные антитеррористические меры в России. А в это время волгоградский «центр Э» занимается охотой на блогеров, а депутаты запрещают переводы через интернет-кошелек.

Недавно появилась информация о том, что смертник в Волгограде, чтобы проникнуть на вокзал, маскировался под хипстера. Джинсы Acne, кеды New Balance, куртка Fred Perry и рюкзак — с бомбой. Он наверняка еще и писал когда-то в твиттер.

Так что если меры против электронных денег не помогут — депутатам стоит попробовать запретить рюкзаки. Ну или хипстеров. Магазин Fott закрыть за продажу аммуниции. Организовать штурм «Красного октября» и «Стрелки» — как цитадели зла. Бар «Симачев» вообще своим фасадом маскируется под русское народное — какое кощунство. Вот только кто тогда Сергей Капков?

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.