Дачный ответ Сергея Неверова: у меня растут дети, а за дачу я до сих пор плачу

4 декабря 2013
16 005

Вице-спикер Государственной Думы Сергей Неверов рассказал Роману Баданину о том, кто финансирует ДОЖДЬ, мести Кудрина и встречах с Володиным в «Соснах».

Баданин: Только что закончилась комиссия по этике…

Неверов: Комиссия по проверке достоверности.

Баданин: Прошу прощения. Которая разбирала обращение Евгении Марковны Альбац по поводу вашей дачи. Можете вкратце сказать, чем закончилась комиссия?

Неверов: Заявление Евгении Марковны Альбац, которое было направлено в комиссию, содержало в себе две претензии. Первая заключалась в том, что, по ее мнению, Неверов Сергей Иванович не отразил в декларации прошлого периода, точнее 2012, нахождение в собственности земельных участков, о которых идет речь. Второе заявление звучало в том, что Неверов на правах вознаграждения безвозмездно получил в пользование участок некий участок, принадлежащий обществу с ограниченной ответственностью. По этому поводу мной были предоставлены соответствующие документы. Все документы, которые были предоставлены комиссии, были предоставлены, в том числе во время рассмотрения Евгении Марковне Альбац.

Первое заключается в том, что, во-первых, участником данного партнерства «Сосны» Неверов стал только в марте 2013 года. Участок, который был мной приобретен, был приобретен в декабре 2012 года. И я посчитал необходимым и правильным внести его в декларацию, что и было сделано. Участок 640 кв. м. и 2493 кв. м. отражен в декларации 2012 года и висит в свободном доступе. Также были направлены в комиссию в июне-месяце документы о доходах и о той сумме приобретения этого участка.

Что касается участка, который, по мнению и по заявлению Альбац, Неверов получил в безвозмездное пользование в качестве вознаграждения, было дано пояснение, что когда в январе Неверов получил право собственности и написал заявление о вступлении в партнерство, то данный участок был выгорожен прежним хозяином. По рекомендации прежнего хозяина мне было предложено заключить договор субаренды с обществом с ограниченной ответственностью, кому принадлежит этот участок на правах аренды. Это большой участок, клочок земли на плане, который вы видите таким треугольничком, там порядка 20 соток. Был заключен в январе договор на правах субаренды. По мне, все эти доводы удовлетворили Евгению Марковну, я не исключаю, что у нее могут появиться какие-то новые вопросы. Но решение комиссии было, что оснований обращаться в соответствующие органы по проверке никаких не имеется.

Баданин: Сергей Иванович, мы все помним, с чего началась история – Алексей Навальный выложил в своем блоге…

Неверов: Несколько месяцев назад.

Баданин: …Первую часть, а две недели тому назад  выложил полную версию, в которой описывались все номера кадастровых участков по порядку, на кого они записаны, и выдвигались вопросы. Чтобы это прозвучало с вашей стороны, можете по порядку перечислить, из чего состоит ваш физический участок, и на кого они все записаны?

Неверов: Все участки, все публикации и все номера были выложены несколько месяцев назад господином Навальным. По этому поводу ему были даны все соответствующие ответы. Тем не менее, ни у телеканала ДОЖДЬ, ни у Евгении Марковной Альбац это не вызвало интереса, не было заявлений соответствующих в комиссию, и не было никаких заявлений. Буквально через несколько месяцев назад появляется вновь заявление данного господина, и активно уже включается в этот процесс телеканал ДОЖДЬ, который начинает тиражировать.

Что касается всех участков, которые отражены на том плане, который размещен в открытом доступе, на который сейчас я дал все соответствующие обоснования. Я отвечал комиссии не только по тем предъявленным претензиям, которые были отражены в заявлении Евгении Марковны Альбац, и отвечал по всем участкам, которые отражены на плане, то есть по всем кадастровым номерам, по всем правовым взаимоотношениям. Насколько я понимаю, на комиссию мы приглашали всех журналистов, она шла в открытом и свободном доступе. Для вас дам эти же пояснения. Если вы будете ссылаться на номера, чтобы сейчас не называть длинные кадастровые номера, то на данном плане выгорожен в едином, как вы говорите, массиве, отражены несколько участков. Участок № 4 и №3 – это участок, который имеет общую площадь порядка 30 соток, 640 кв. м. и 2493 кв. м были приобретены Неверовым в декабре 2012 года. Был заключен договор купли-продажи с бывшим владельцем.

Баданин: Это Константин Косачев.

Неверов: Константин Косачев, но там он в доле, у него там его супруга. Почему они имеют разные кадастровые номера – это не ко мне вопрос. Почему они разделены именно площадями – это тоже не ко мне вопрос. Я приходил туда и оформлял соответствующие номера. Участок  №2 на данной схеме, нет с собой схемы.

Баданин: Это, который самый узкий посередине?

Неверов: Прошу прощения. Участок № 4 и 3 помню, как Альбац показывала. Да, участок, по-моему, №2 был приобретен в апреле этого года Неверовой Ольгой Дмитриевой, моей супругой, и является приграничным к участку № 3 и 4. Он будет отражен в декларации за 2014 год, в 2014 году, потому что сделка купли-продажи состоялась в апреле этого года. Участок, по-моему, №1, могу ошибиться в расположении номеров, это тот, на котором стоит дом, был приобретен и принадлежит Ворожищевой Ирме Андреевной, мне не принадлежит. По этому поводу я давал пояснения, что это мать моей жены, этот участок приобретался ей в перспективе будущего совместного проживания. Он тоже является приграничным. Прошу прощения, я назвал неправильно. Участок № 4 и 3 – это да, Неверов. Участок № 2 – это то, что приобрела Неверова Ольга Дмитриевна. Участок №5 , о котором мы сейчас говорим, - это Ворожищевой Ирмы Андреевой. И участок №1, который тоже был выгорожен, - это участок, который принадлежит партнерству «Сосны», с которым у меня в апреле, когда я вступил в это партнерство, а я вступил в марте, написав заявление, было мое обращение в правление дать возможность предоставления данного участка в аренду. В апреле такое решение было принято, и был заключен договор на его аренду. Участок №1 на правах  владения, на правах аренды будет отражен в декларации 2013 года в 2014 году, потому что это подлежит декларированию – пользование. Но я хочу повторить: когда Неверов пришел сюда в январе, это все было огорожено, имелся пруд, имелись дорожки и прочее, что там находится.

Баданин: Я правильно понимаю, что в участок №1 входит кусок другого кадастрового участка, который как раз и записан на ОАО…

Неверов: Это участок, он не отмечен никаким номером. Это длинный участок, который взят в аренду этим ОАО, я даже не знал когда. Евгения Марковна на комиссии пояснила, что это было сделано в 2011 году. Неверов пришел сюда в 2013 году, и в январе 2013 года с этим ОАО, с моей супругой был заключен договор субаренды. Договор субаренды имеет срок давности, имеет стоимость. Данный договор заключен до 29 декабря этого года, он заключен на год. Вопросы продления этого договора – это вопросы взаимоотношений арендодателя и того, кто взял в субаренду.

Баданин: Сколько участков из недекларировавшихся прежде должны появиться в апреле в вашей декларации?

Неверов: Два. Нет, один участок появится в декларации моей супруги.

Баданин:  Я имею в виду общую семейную декларацию.

Неверов: Это будет участок №2, который на правах собственности, там, по-моему, 300 метров, который приобретен в апреле Ольгой Дмитриевой Неверовой. И участок, который будет на правах аренды и на правах субаренды, если субаренду общество с ограниченной ответственностью продлит и если не возникнет никаких разногласий, и участок на правах аренды пользования. Таким образом, это три участка, которые появятся в декларации 2013 года.

Баданин: Сергей Иванович, а вы можете вспомнить, кто вас пригласил в товарищество «Сосны»?

Неверов: Косачев, когда решил продавать участок, он предложил его мне. Насколько я знаю, он советовался и со своими соседями, и с Володиным Вячеславом Викторовичем, проживающим по соседству, и с Руденским.

Баданин: Советовался кому продать?

Неверов: Ну, они обсуждали. Мне кажется это правильным, когда рядом проживающий сосед, если вы имеете какое-то взаимоотношение, общение, по крайней мере, обсуждаете, кому вы бы хотели продать, кто мог бы у вас здесь появиться. Поэтому когда они обсудили, и Косачев Константин предложил это мне, мы начали с ним вести этот диалог.

Баданин: А почему согласились?  У вас до этого была дача?

Неверов: Нет.

Баданин: Это же не самое главное направление…

Неверов: Нет, не было у меня до этого дачи. Во-первых, у меня растут дети, во-вторых, мы с Косачевым обсудили вопрос, что, во-первых, я буду покупать или мы с семьей будем вместе покупать это в какие-то периоды рассрочки.

Баданин: Вы платите до сих пор?

Неверов: Да.

Баданин: А можете оценить суммарно размер ваших затрат?

Неверов: Я не скажу вам сейчас суммарно по причине того, что я заплатил за третий и четвертый участок, я говорил это на комиссии, задекларировав и показав эти участки. Это 30 соток – это порядка 14 миллионов рублей.

Баданин: 14,2, 14 с копейками.

Неверов: 14 с чем-то миллионов рублей. Это стоимость, превышающая порядка 14 тысяч долларов за сотку. Я достаточно открыто, не знаю, насколько правильно, я это говорил на комиссии по причине того, что все-таки у меня есть семья, есть определенные вопросы, но я считаю, что депутат должен быть открыт, поэтому я так и говорю. Но в дальнейшем идет, в том числе и в отношении вас, нагнетание, заявление – 90 миллионов, 112 миллионов, 140 миллионов, развесим в подъезде, давайте укажем адрес и прочее. Я говорю – 14 миллионов рублей. Все было задекларировано, это было указано в справке о доходах, я об этом тоже достаточно подробно говорил на комиссии, о доходах заработной платы моей жены. Идет со стороны различных СМИ, в том числе и вашего, как можно продать квартиру в Новокузнецке. Квартира в Новокузнецке была продана, это не двухкомнатная, а трехкомнатная квартира, она была продана за ту сумму, которая была указана в декларации. Общая стоимость от продажи квартиры, автомобиля и заработная плата моей жены составила 10,5 миллионов рублей. Моя заработная плата, которая позволяет и которая по закону разрешена к отнесению затрат, за три года составляет 5,8 миллиона рублей, общая сумма составила 16 миллионов 800. Участок был приобретен, вот здесь оплата была произведена сразу в размере 14 миллионов рублей.

Баданин: Я не хочу вторгаться в ваш семейный бюджет, тем не менее, я хотел бы понять. Недвижимость и расходы на аренду – это же все прибавляется.

Неверов: Расходы на аренду участка №1, который принадлежит партнерству «Сосны», они включают в себя плату налогов за аренду этой земли, которая отнесена к участку №1. Они составляют чуть выше 50 тысяч в год по участку №1.

Баданин: А недвижимость?

Неверов: Недвижимость?

Баданин: Дом.

Неверов: Дом строится.

Баданин: Вы же покупали у Косачева, как вы говорите, когда он существовал.

Неверов: Он существовал. Косачев его зарегистрировал для того, чтобы когда, как он мне пояснил, он еще незавершенный, семья продолжает его строить. Естественно, там никто еще не живет. Вы же там снимали, здесь идет еще стройка. Косачев его регистрировал только для одних целей – чтобы здесь была возможность подключения газа и других вещей. Я пришел сюда, когда это уже все было.

Баданин: Вы понимаете, что материальную ценность этот дом не может не иметь.

Неверов: Конечно, имеет.

Баданин: Сумма входит в те 14 миллионов?

Неверов: Нет, не входит. Это принадлежит другому физическому лицу – мать моей жены, которая имеет со мной взаимоотношения. Я это пояснил. У нее есть взрослые дети, мы, естественно, обсуждали вопрос этой покупки в перспективе совместного проживания.

Баданин: Порядок стоимости дома не можете сказать? Я не прошу детально, но порядок.

Неверов: Я могу сказать только одно – это гораздо дешевле той цены, о которой говорил господин Навальный. И повторю – он приобретен в рассрочку.

Баданин: И она продолжается?

Неверов: Она продолжается.

Баданин: Долго еще будет?

Неверов: Она будет в тот период, который в договоре отражен.

Баданин: Мы там ходили, за высокими заборами – это жизнь, нам интересно. Расскажите, чем живете…

Неверов: На этом участке жизни нет. Тут идут строительные работы.

Баданин: Тем не менее, в теплое время года в той части кооператива, в котором живут Вячеслав Володин и Сергей Приходько, там жизнь явно есть, потому что у них готовый участок. Расскажите, что можете, чем живут «Сосны»? Пикники, может быть?

Неверов: Я там был несколько раз. Я приезжал в выходной день, мы с Вячеславом Володиным обсуждали совместные вопросы по работе. Я не принимал участия, я уверен, что там нет пикника. Чем живет семья обыкновенная. Я не знаю, чем живет семья Приходько. С Вячеславом Викторовичем мы давно знакомы, длительный период вместе работаем, начиная с 1999 года практически, я входил во фракцию, которую он возглавлял, в работе нашей партийной, когда он был секретарем. Если вы хотите узнать, хотите спросить, что и как у него…

Баданин: Нет, чем живет кооператив.

Неверов: В течение лета я приезжал на тот участок, который приобретен мной, который в этом году был приобретен моей супругой, потому что на этом участке, приобретенной супругой, расположен гостевой дом. В нем работы завершены, идет благоустройство участка. Что касается строительных работ в доме, они идут. Отчасти я вижу, какие там работы происходят, потому что тоже этим интересуюсь. Я думаю, что стройка еще там будет продолжаться, не могу сказать сколько, в силу того, что необходимо сделать. Там, на самом деле, очень много работы внутри дома, он имеет только каркас, внутри в нем не было практически ничего сделано, только стены.

Баданин: Объясните, пожалуйста, связь Алексея Кудрина, про которого вы упомянули в интервью, с телеканалом ДОЖДЬ и с этим муссированием темы.

Неверов: Это мое предположение и мои выводы из того, как я уже сказал, первая публикация, первое заявление появилось несколько месяцев назад. Оно появилось во время предвыборной кампании, тем не менее, ни у кого это не вызвало интереса. Почему? Потому что как только появилось заявление господина Навального по этому поводу, мною сразу же в течение нескольких минут был дан ответ, что, может быть, было для многих неожиданно. Когда я сказал, что да, я приобрел, да, я задекларировал, да, в этом году есть еще совершенные действия в части аренды, субаренды, покупок, они будут отражены в декларации за этот год. Что касается участка, приобретенного Ворожищевой Ирмой Андреевной, да, она является матерью моей жены, естественно, это общее, совместное решение, в том числе не только наше. По этому поводу все было сказано,  и никаких ни у кого не вызывало вопросов.

Я сейчас вам постараюсь объяснить, почему у меня появляются такие доводы. Как только произошло  достаточно резкое и критическое заявление в отношении господина Кудрина со стороны представителя партии «Единая Россия», оно произошло после того, когда Алексей Леонидович сделал заявление, что «Единая Россия» довела страну до стагнации, «Единая Россия» за два года, находясь в Думе, не сделала ничего. В этой части поступило предложение Алексея Леонидовича прийти на любой из каналов, на «Поединок» к Соловьеву и объяснить в эфире свои претензии, сказать это все на свободной дискуссии.

Но в этой части у нас тоже есть претензии к Алексею Леонидовичу. Почему? Потому что это мы считаем, что то направление в экономическом, финансовом блоке, которое реализовывалось в период, когда господин Кудрин был министром финансов, привело к тому, что регионы имеют огромную закредитованность по причине того, что кредиты не предоставлялись бюджетные, которые имеют ставку порядка 3-4%. По наставлению Кудрина, кредиты предоставлялись только банками, которые имеют ставку гораздо выше. Сегодня более половины регионов, которые не в состоянии реализовать программу развития, потому что именно по тому, в каком направлении вел политику Кудрин, регионы оказались в таком состоянии. Второе – в 2008 году в период кризиса очень многие банки получили достаточно высокий уровень государственной поддержки, по которому сегодня есть вопросы. Мы видим, что у части банков сейчас отзываются лицензии, это уже другая политика Центрального банка. Та политика тоже была связана с Алексеем Кудриным.

Как только прозвучали эти заявления, так буквально через два дня появляется новая волна, связанная с «Соснами», появляются новые претензии, и телеканал ДОЖДЬ, вы там, как человек приглашенный, или не вы там, но именно он начинает постоянные попытки проникновения и одиозное информирование по этому направлению. Естественно, я предполагаю и сказал об этом, зная, кто является основным инвестором и создателем телеканала ДОЖДЬ, сказал о том, что в свое время человек, который сегодня является основным инвестором, по крайней мере, в совместном ведении у кого находится данная структура, получил в 2008 году беспрецедентный кредит в том объеме, в котором его получил. У нас соответствующие запросы, подготовил запросы.

Баданин: Можете подробнее про запросы.

Неверов: По этому поводу подготовлены запросы, и в ближайшие дни, сегодня-завтра они будут направлены в Центральный банк на предмет того, чтобы подтвердить нашу информацию по той сумме кредитов, которые были получены, где они были замещены, на какие цели они были направлены, в каком объеме они были возмещены государству.

Баданин: А подтвердить вашу информацию, какого рода?

Неверов: Что данная структура получила порядка 135 миллиардов рублей из средств государственной поддержки. Сегодня газета «Известия» достаточно подробно опубликовала, из каких структур и в каких суммах эта господдержка была осуществлена.

Баданин: Я выскажу предположение по поводу, почему летом это вызвало, может быть, чуть меньший всплеск интереса. Вы наверняка и сами понимаете, потому что летом упоминались только вы, и вы действительно ответили. Честь вам. Но сейчас упоминается группа людей, среди которых есть очень высокопоставленные.

Неверов: Вы сами только что сказали, но к Володину у вас почему-то нет вопросов.

Баданин: Почему? Есть.

Неверов: Вы сказали, что как раз там все понятно. Но в течение этих дней я вижу огромные претензии, которые звучат именно как к единороссам, с постоянным называнием именно секретаря «Единой России» и председателя комитета по экономике Игоря Руденского. Кстати, на всех бюджетных комитетах, на которых он был, когда стал председателем, достаточно критически относился к тому курсу, который проводил Алексей Леонидович.

Баданин: Вернемся к Вячеславу Викторовичу. Не все вопросы сняты абсолютно.

Неверов: Тогда вы их задайте ему.

Баданин: Почему бы Володину не выступить так же открыто?

Неверов: У Володина все указано в декларациях, и те претензии, которые предъявлены ему в части того, что он построил что-то, вот такая фотография, посмотрите как, у него это все отмечено в декларациях.

Баданин: Один из участков не записан у него.

Неверов: Это участок, насколько я понимаю, находится на правах аренды у партнерства «Сосны».

Баданин: А зачем брать в аренду вообще?

Неверов: Насколько я понимаю, это природно-охранная зона, и на этом участке запрещено какое-либо строительство. Можно возводить беседки, облагораживать территорию, высаживать деревья, какие-то другие вещи, но его нельзя купить. Поэтому он находится в определенных отношениях с дачным партнерством, но физические лица могут его только арендовать.

Баданин: Я правильно понимаю, что они могут его арендовать каждый год на весь год?

Неверов: Я так думаю, что да. Может быть и длительная аренда, это уже надо смотреть право взаимоотношения партнерства «Сосны». А вы, конечно, можете заключить долгосрочный договор, причем, вы понимаете, он должен быть отражен в декларации. Сейчас Руденский давал объяснение на комиссии, потому что он является одним из учредителей у партнерства «Сосны» с муниципальной или со структурой, кому принадлежала эта земля, договор был заключен по данному участку то ли в конце прошлого года, то ли в феврале этого года. Вот у меня договор заключен в апреле 2013 года. По-моему, в феврале был заключен договор у соответствующего партнерства по этой земле. И только в этом году проживающие люди на этой территории получили право заключить договор аренды по этим участкам.

Баданин: А как же они раньше пользовались этими участками, если  снимки 2011 года показывают, что они выгорожены? Про вас я не говорю, потому что вы купили позже.

Неверов: Задайте вопрос представителям партнерства, которые там были до меня.

Баданин: А кто председатель партнерства?

Неверов: Руденский.

Баданин: Сергей Иванович, поделитесь, может быть, еще известны члены кооператива «Сосны», о которых мы не знаем.

Неверов: Я не знаю.

Баданин: Вы всех знаете?

Неверов: Я знаю Руденского, знаю Володина, знаю достаточно мало Ашлапова, который был депутатом Госдумы. Естественно, я знаю Приходько Сергея Эдуардовича. Вы опубликовали еще господина Шустенко, которого я ни разу в своей жизни не видел.

Баданин: У него идет активная стройка.

Неверов: Я еще раз говорю: я даже с ним ни разу не встречался, ни разу не видел, даже на территории участка. Я даже на территории участка Ашлапова не видел, я даже на территории Руденского ни разу не был.

Баданин: А что вы в гости не ходите?

Неверов: У Руденского идет стройка. У Володина я был неоднократно, мы встречаемся, обсуждаем, разговариваем по работе. У Руденского идет стройка, туда никто не заходит. Более того, вы говорите, что было выгорожено. Например, между этими участками есть возможность прохождения. У того же Володина нет здесь капитальных построек.

Баданин: Баня.

Неверов: Нет-нет, капитальная постройка считается, если есть фундамент и прочие вещи, а этих построек нет, соответственно, не знаю, о них есть ли… Наверное, определенные, конечно же, есть. Но что касается капитального строительства, там не ведется.

Баданин: А вертолетной площадкой пользуются ваши соседи?

Неверов: Я ни разу не видел, так как, еще раз говорю, я там не живу.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю