Юшин: "Колбасы не будет"

Здесь и сейчас
22 июня 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Россельхознадзор начал ограничивать поставки мяса и молока с предприятий Германии. Причина - кишечная инфекция.

300 немецких ферм не смогут теперь поставлять свою продукцию российскому потребителю.

Новые запреты на ввоз европейских продуктов обсуждаем с руководителем исполнительного комитета Национальной Мясной Ассоциации Сергеем Юшиным.  

Казнин: Много из Германии мяса поставлялось в Россию?

Юшин: Прежде чем ответить на этот вопрос, я должен сказать, что я пока не видел официального запрета на ввоз мяса из Германии по этой причине. Сегодня были введены ограничения на поставки из трех предприятий по свинине и одному, по-моему, по говядине или по мясу птицу всего лишь и это было связано с несоблюдением российских ветеринарных требований. И это не связано с кишечной палочкой.

Казнин: И это, видимо, обычная ситуация, которая периодически происходит.

Юшин: Это абсолютно правильно. Предприятия регулярно временно лишаются права на поставки в Россию, после коррекционных мероприятий, предоставлений соответствующих отчетов, они могут такие поставки возобновлять. Это технический вопрос абсолютно. Поэтому вопрос о возможно запрете, в частности, из Германии, он на повестке дня, но для этого должны быть причины. А причины какие могут быть? Если количество людей, которые заболели кишечной палочкой, а тем более смертей, в Германии будет увеличиваться и при этом не будет установлен реальный источник этой опасности, то, конечно же, наша страна будет вынуждена защищать своих граждан. А на сегодняшний день говорить, что источником были огурцы или соя, это немножко непрофессионально. Наши эксперты, ученые и ветеринары сказали, что первоисточник где-то в животноводческой продукции. Поэтому потенциально такой запрет может быть введен. Так же, если в другой европейской стране, например, во Франции, мы знаем. Есть случаи, вдруг, без понимания источника опасности будет резко возрастать количество заболевших или, тем более, погибших, то нужно будет защищаться.

Казнин: Российским производителям ведь это на руку.

Юшин: Нельзя говорить о том, кому это на руку. Это не на руку российским производителям, потому что падает доверие вообще к продукту.

Казнин: Но, тем ни менее, пустующие полки, где лежала немецкая говядина, надо заполнять.

Юшин: Не на руку. Я вам сейчас приведу цифры. Безусловно, ЕС является одним из ключевых торговых партнеров по мясной продукции. И если говорить о свинине, то на долю ЕС приходится 43% в прошлом году, а в этом году более 50-ти. Из них 16-18% - это Германия. Безусловно, рынок внезапно оголиться, наши производители, конечно же, увеличивают производство, но пока не будут в состоянии заместить эти объемы. Это пока Германия. Но есть те позиции, по которым доля германии колоссальна, и где уж точно наш производитель не сможет заменить.

Казнин: Например?

Юшин: Например, свиной шпик, который очень широко используется в мясопереработке: мы все кушаем сосиски, колбасы, копченые колбасы любим – там дорогой шпик, мы же любим, чтобы было красиво. Так вот этого шпика в России мы производим очень мало. И наша зависимость по шпику от импорта на товарном рынке в районе 70-75%. А доля Германии в поставках шпика, почти 50%, доля ЕС – 96%. Товарищи, колбасы не будет. Поэтому никому это не на руку. Нашим переработчикам неоткуда будет взять сырье, и поэтому пострадают все. Никто не заинтересован, чтобы эта ситуация не разрешалась. Никому не нужны лишние подозрения у потребителя к продукции. Потому что, когда мы говорим о развитии собственного производства, чтобы обеспечить продбезопасность, мы еще и говорим о безопасности продовольствия как такового. А сегодня ситуация в мире очень неблагополучна. И ситуация с Германией и вообще с кишечной палочкой, а до этого с диоксином – лишнее подтверждение тому, что путь, который мы наметили по резкому увеличению собственного производства, очень правильный. Мы будем избегать этой зависимости от волатильности на мировых рынках.

Макеева: Такое ощущение, что только у них кишечная палочка, у нас она тоже может теоретически быть?

Юшин: Она везде может быть. Я считаю, что даже большая опасность в том, что люди вдруг могут получать эти неприятные последствия не только потому, что они употребляли продукты, это может передаваться от человека к человеку, в конце концом. Поэтому, пользуясь случаем скажу, мойте руки перед едой! Не покупайте мясо и другие потенциально опасные продукты в непроверенных местах, в непонятных магазинах, и уж тем более вдоль дорог. У нас тоже животные, к сожалению, болеют. У нас бруцеллёз в Дагестане, в Казахстане сегодня 3 человека заболели сибирской язвой, в Тверской области африканская чума, она не опасна для человека, но это катастрофическая опасность – это война, против советского…извините, оговорочка по Фрейду, российского свиноводства. А ФАО – продовольственная организация ООН на днях заявила о чем мы говорили год назад, что ситуация с африканской чумой свиней становится угрозой для мирового свиноводства. Вот с этими угрозами надо бороться.

Макеева: Пока мы говорили, я проверила на сайте Россельхознадзора со скольких предприятий ограничен ввоз, и действительно, к данному моменту информация такова, что не с 300-от, а всего лишь с 10-ти. Сергей, иногда складывается такое впечатление, в душе зародились страшные сомнения, вы их, возможно, сейчас развеете, что эти временные запреты, которые вводят, то на бразильское мясо, то на аргентинское, что это как будто не только с ветеринарными требованиями связано, не только с вопросами безопасности. Что это какая-та сложная игра, где простой потребитель вообще не может понять, а дистрибьюторы и продавцы сидят и все понимают, у кого, где какие заводы, кто сейчас и в какой точке земли от этого выиграл-проиграл…

Казнин: То есть политическая составляющая и здесь есть.

Макеева: Экономическая, скорее.

Юшин: Сенсации большой не будет, потому что на нашу ассоциацию приходится более 70% от импорта красного мяса в РФ, хотя у нас и крупнейшие российские производители, они же импортеры. Поверьте, никому абсолютно не выгодна ситуация непредсказуемости. И конечно же, есть определенные требования и правила, которые каждая страна выставляет странам-экспортерам и предприятиям-экспортерам, и они обязаны считаться и строго соблюдать эти требования. Для того, чтобы ситуация была прозрачной, Россельхознадзор не однократно приглашал импортеров российских участвовать, и не по списку, который они говорили, а то, что мы предлагали, участвовать в инспекциях, чтобы посмотреть насколько объективно проходят сами инспекции. Мы очень плотно общаемся, как с ветслужбами, со специалистами, и мы знаем, поверьте, как у нас на предприятиях не все идеально, так и, скажем, если говорить о Бразилии, там хорошая погода, карнавал и так далее, в течение последних трех лет, к сожалению, бразильские ветслужбы очень мало уделяли внимания вопросам о соблюдении российским требованиям. До этого, я говорю с полной ответственностью, бывший замминистра Бразилии настолько жестко поступал по отношению к своим поставщикам в Россию, что 12% контейнеров, приходивших в порт для России, бразильской службой отправлялись обратно, как несоответствующие российским требованиям.

Макеева: Просто внушаете оптимизм и веру в действия Россельхознадзора.

Юшин: Россельхознадзор очень существенно поменял и позицию, и политику. И Россельхознадзор, зная, что, если он нарушает права или экономические интересы импортеров, он снижает инвестиции в российское производство. Я еще раз повторю, крупнейшие российские импортеры стали крупнейшими российскими производителями. Он не заинтересован в том, чтобы они не вкладывали деньги. 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия