Исландский вулкан снова угрожает авиаперевозкам

Здесь и сейчас
23 мая 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Европе грозит новый авиаколлапс — и опять из-за извержения исландского вулкана. Уже сегодня свое воздушное пространство закрыла Гренландия, власти Норвегии приостановили авиасообщение со Шпицбергеном. Над самой Исландией самолеты не летают и вовсе с субботы.

Паника поднялась из-за извержения вулкана Гримсвотн. Как предупреждают синоптики, уже завтра облако пепла достигнет Британских островов. А к четвергу доберется и до Франции - и тогда не избежать повторения ситуации прошлой весны, когда из-за извержения вулкана Эйяфьятлайокудль, авиаперелеты над Европой прекратились больше, чем на неделю.

Готовы ли российские авиаперевозчики к повторению прошлогодней ситуации, телеканалу ДОЖДЬ рассказал начальник пресс-службы аэропорта "Шереметьево" Роман Генис.

Казнин: Вас пугают – вам страшно?

Генис: Нас пугают, но нам не страшно.

Макеева: Совещание-то уже было по вулкану?

Генис: На самом деле, официальный представитель Росавиации уже высказал, успокоил общественность. Позиция Росавиации заключается в том, что в соответствии с тем, что говорят метеорологи, нам пока рано волноваться, но с другой стороны, Росавиация готова к тому, чтобы отреагировать адекватно на изменяющуюся ситуацию и принять все необходимые меры. То, что касается аэропорта «Шереметьево», мы также со своей стороны за этой ситуацией внимательно следим, для того, чтобы в случае необходимости принять адекватные меры.

Макеева: Вы готовы вообще к повторению прошлогодней ситуации? Или даже новогодней? Вы сейчас внуковские рейсы принимаете, насколько я понимаю. Вдруг на один день вулкан перекроет европейские аэропорты – и что будет тогда?

Генис: Дело в том, что у нас основной пассажиропоток идет не по линиям тех авиакомпаний, которые к нам пришли из «Внуково», а именно специальный летный отряд России, который обслуживает высших должностных лиц. Тот пассажиропоток, который идет, он есть, был и будет, и нарастает. То, что касается ситуации, которая в принципе может быть, безусловно, мы сделали определенные выводы для себя вместе с авиакомпанией «Аэрофлот» и с другими перевозчиками, которые оперируют на нашей территории для того, чтобы пассажиры, которые вылетают из «Шереметьево», чувствовали себя нормально. С одной стороны, мы подстраховались в том плане, что заключили дополнительное соглашение с перевозчиками, с гостиницами в случае необходимости размещения пассажиров. Но я бы хотел подчеркнуть, что на самом деле, ответственность за то, каким образом поступать с пассажирами в случае отмены либо задержек рейсов – это ответственность авиакомпаний. Я бы хотел просто напомнить, что если вы вдруг – мало ли, всякая ситуация бывает – вдруг авиакомпания задержала ваш рейс, она обязана после 2-часовой задержки дать вам возможность позвонить либо отправить два e-mail, обеспечить вас напитками. Через 4 часа – горячее питание, через 6 часов в дневное время, через 8 часов в дневное время предоставить гостиницу, через 6 часов в ночное время также предоставить гостиницу.

Макеева: Вы же понимаете, авиакомпании бывают разные - кто как не вы это знает – и когда пассажиры начнут толпиться в аэропорту, это все равно в любом случае будет частью вашей проблемы.

Генис: Безусловно. Поэтому я уже сказал, что со своей стороны аэропорт, а не авиаперевозчики, заключил дополнительное соглашение с гостиницами и с транспортными компаниями, для того чтобы, если возникает аналогичная ситуация, можно было бы достаточно оперативно и быстро их разруливать. Со своей стороны мы поработали также совместно с «Аэрофлотом», для того чтобы разобрать ту ситуацию, которая возникла для того, чтобы в дальнейшем не повторять того, что было. Смею вас заверить, выводы сделаны.

Макеева: Надежда на это есть, да?

Генис: Надежда есть, кроме того, авиационные власти, я думаю, после тех событий, которые прошли, будут ситуацию держать под более тщательным контролем, и в случае необходимости будут достаточно оперативно вмешиваться в эти ситуации, о чем и заявил Сергей Извольский из Росавиации.

Казнин: То есть самому аэропорту «Шереметьево» вулканы какого-то вреда конкретного не приносят? Это авиакомпаниям головная боль? Я имею в виду потери. Вы посчитали, сколько потеряли, пока извергался Эйяфьятлайокудль?

Генис: На самом деле, безусловно, здесь есть прямые потери авиакомпаний и через это – потери аэропорта, потому что экономика аэропорта также страдает. Но самое главное – то, что мы с «Аэрофлотом» и другими авиационными перевозчиками поработали над тем, чтобы разобрать полеты, связанные с «ледяным» дождем, и координировать наши действия в дальнейшем таким образом, чтобы если какой-то сбой происходил, надо все-таки взаимно подстраховывать друг друга. В этом смысле почему мы заинтересованы в том, чтобы пассажиры как можно быстрее получали необходимую информацию и как можно быстрее улетали, потому что огромное количество людей скопились. С одной стороны, это вроде бы проблема компаний, с другой стороны, страдают наши пассажиры, страдает имидж, в том числе, аэропорта, потому что для пассажира все равно, кто задерживает. Он на территории «Шереметьево», значит, вы и решайте вопросы. В этом смысле мы с авиакомпаниями находимся в единой связке. Поэтому в случае необходимости – всякие ситуации могут быть у авиакомпании – мы придем навстречу. С другой стороны, были озвучены некие пожелания такого законодательного плана, потому что в случае необходимости, конечно, на территории авиационных структурных компаний, таких крупных, как, например, аэропорты, должно быть такое понятие как старший авиационный начальник. То есть тот человек, который может разрешить ситуацию и имеет власть для того, чтобы отменить полет и т.д. В этом смысле система управления авиационными предприятиями, конечно, требует совершенствования. Об этом уже было заявлено, и в этом направлении работа ведется. Еще один момент я бы хотел отметить – то, что в «Шереметьево» работают над созданием ситуационного центра, который как раз.

Макеева: Как у МЧС у «Шереметьево» будет свой ситуационный центр. Отлично. В наше непростое время это очень полезная вещь.

Генис: Это позиция государства, что в крупных авиационных узлах должны быть ситуационные центры, которые должны начинать работу в случае возникновения тех или иных внештатных ситуаций.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.