Владимир Меньшов. "Михалков совершил немудрый поступок"

Здесь и сейчас
20 сентября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
"Оскар" снова поссорил российских кинематографистов. Скандал в киносообществе мы обсудили с одним из его фигурантов - режиссером Владимиром Меньшовым.

Российский оскаровский комитет решил рекомендовать американской киноакадемии фильм Никиты Михалкова "Утомленные солнцем. Цитадель". Но председатель комитета, режиссер Владимир Меньшов таким голосованием не доволен.

Согласен с Меньшовым и Андрей Кончаловский. Он тоже считает странным выдвижение "Цитадели" и утверждает, что наш оскаровский комитет нелегитимен и не отражает объективную картину в российском кино.

Казнин: Владимир Меньшов с нами в студии. Здравствуйте. Вы уже много комментировали.

Меньшов: Да.

Казнин: Уже скандал из этого разгорелся, собственно. Никто не ожидал.

Писпанен: Как это так?

Казнин: Хочется знать, почему так? А с другой стороны, у вас теперь ссора с Никитой Сергеевичем будет?

Меньшов: Боюсь, что да. Он, в общем, человек такой…

Казнин: Горячий.

Меньшов: Горячий, да.

Писпанен: Насколько это страшно? Ведь очень многие же боятся ссориться с Никитой Сергеевичем.

Меньшов: Честно говоря, я не вполне понимаю людей, которые уже достигли прямо скажу, не преклонного возраста, а, тем не менее, все равно видно, что не хотят ссориться. Ну, люди по-разному устроены, я серьезно не требую т людей героизма, этого нельзя требовать, на этом настаивать, но решение, которое вынесено было, оно включало в себя, по-моему, административный ресурс.

Писпанен: А почему только вы практически один в одиночестве проголосовали против?

Казнин: Это же профессиональный спор, собственно, вы за одну картину, кто-то за другую.

Меньшов: Да, но картина «Цитадель» и картина «Предстояние» еще у меня живы слишком воспоминания о том, как они были приняты критикой. Даже это еще можно отнести к какой-то теории заговора, травли и так далее, но зрители не пошли и не пошли совершенно сознательно, не захотели. И на это не повлиять критике, и не повлиять всем скандалам вокруг фильма, только бы увеличивали, но не пошли. И это даже провалом трудно, даже катастрофа такая, которая должна насторожить. Я не знаю, что еще надо сделать чтобы сказать: «Я проиграл». Ну что надо сделать? Когда человек получает нокаут, он поднимается, потом после этого дает интервью, что он в полном порядке, а это судьи меня засудили.

Писпанен: А это в принципе, этично выдвигать, будучи членом комитета Оскаровского, выдвигать свой собственный фильм, это нормально?

Меньшов: Это да. Это вполне возможно.

Писпанен: Нормально, да? А можно еще тогда переиграть эту ситуацию раз вы?..

Меньшов: Боюсь, что нет.

Писпанен: Уже все.

Меньшов: Боюсь, что нет. И так, судя по развитию, по некоторым намекам, это пойдет. Мне кажется, что принципиально Михалков сделал все-таки какой-то немудрый поступок. Куда было бы правильней, если бы он отошел, на некоторое время отступил на позиции, сделал бы потом хорошую картину и… И ведь никто не повергает сомнению его таланты, бывшие его успехи, заслуженные награды и так далее. Но здесь что-то не срослось. Я не понимаю.

Казнин: А почему вы решили так принципиально поступить? Из-за того, что видели, что две остальные, другие картины более достойны, или просто неудобно, например, перед американскими киноакадемиками?

Писпанен: Неловко.

Казнин: Почему? Какой фильм из оставшихся двух вы считаете достойным?

Меньшов: Вообще, как вам сказать, самое правильное чувство, мне стыдно... Нет, это не перед американской академией стыдно, а перед людьми, перед коллегами, которые...

Писпанен: За свое кино?

Меньшов: Вы что? Ну, как же так? Все же уже состоялось, суд был над этой картиной, он состоялся. Ну, хотя бы зрительский суд был.

Писпанен: Зрительский был, конечно, разгромный суд, учитывая провал в прокате.

Меньшов: Вот именно. И в интернете об этом много люди писали.

Писпанен: А вот Андрей Кончаловский в нашем эфире днем сегодня сказал, что и весь оскаровский комитет нелегитимен даже.

Меньшов: Нет, это он напрасно говорит, потому что это вполне легитимно. Главное, что это как бы есть международное признание. То есть, над всеми комитетами оскаровскими в странах есть еще главный американский комитет, который очень следит за тем, чтобы были соблюдены все правила при избрании и при назначении членов, при кооптировании новых членов, чтобы выборы проходили вовремя, чтобы были все документы представлены. И кстати, по поводу фильма «Фауст», авторы этого фильма созванивались, обменивались СМС или какими-то там другими документами на тему, имеют ли они право выдвигаться. Там есть сложности, потому что картина от России идущая, снята на немецком языке. Там уже были такого рода накладки, но вроде бы они отменили. В свое время была накладка с картиной «Водитель для Веры», которая была от Украины представлена на русском языке и это было формальным поводом не принять ее.

Писпанен: Вы останетесь в этом комитете?

Меньшов: Я думаю, что мяч на их стороне сейчас, пускай они размышляют как это. Нет, я сам не откажусь.

Писпанен: То есть, сами не откажитесь, если только выдавливать будут?

Меньшов: Нет, я думаю, что там действительно необходимость в серьезных реформах настал, но они распространяются конечно… Ответвление легкое оскаровского комитета… Это все порядки в Союзе требуют явно… Для меня это просто, действительно, ужасающе. Это вот точная картина застоя. Как мы к этому быстро пришли. Я просто ахаю.

Писпанен: Всего-то 20 лет.

Меньшов: Во времена застоя можно было вот такие решения, когда опустив все глаза, значит, голосовали за какую-то кандидатуру, за какой-то... И вот мы оказались… Ну, это сейчас показательно, но это, в общем-то, уже лет 10 длится, по правде говоря.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.