Владелец RTVi Руслан Соколов об увольнении Владимира Кара-Мурзы

Здесь и сейчас
16 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
 О летних проверках СМИ и о статусах иностранных агентов мы поговорили с нашим гостем в студии – владельцем телеканала RTVi - Русланом Соколовым.
Фишман: Обсудим с вами эту инициативу отдельных депутатов Госдумы. Вы вообще поняли – о чем идет речь? Мы все пытаемся разобраться…

Соколов: Я понял, наверное, сознание обывателя, потому что я точно понял, благодаря нашим юристам, что мы к этому отношения никак не имеем, то есть мы не попадаем ни под какие формулировки этого закона.

Фишман: Вы уже советовались со своими юристами?

Соколов: Конечно.

Фишман: Всерьез воспринимаются слова депутатов Государственной думы медиа сообществом?

Соколов: А как же они могут восприниматься по-другому? Конечно.

Арно: У вас же совершенно другой юридический статус канала, разве вы не финансируетесь..?

Соколов: Мы не финансируемся точно. Мы коммерческая организация, которая на сегодняшний день живет только на свои деньги, которые мы зарабатываем.

Фишман: Как идея – как это будет выглядеть?

Соколов: Я думаю, если это будет принято, я, наверное, разберусь уже как-то более менее конкретно для себя. Я думаю, что, наверное, все должно быть хорошо.

Арно: Вы считаете, что это какая-то положительная инициатива? Она может иметь какой-то положительный эффект? Или это все-таки сомнительная история в целом, драконья мера очередная, так сказать?

Фишман: Все это понимают как продолжение закона об НКО, где они должны повесить на себя ярлык «иностранный агент». И здесь как бы имеется в виду то же самое, депутаты говорят, что нет ничего общего, но по логике кажется, что да. Как вам кажется?

Соколов: Мне кажется, что в любой здравой логике должны быть какие-то здравые смыслы и здравые принципы, поэтому в принципе не стоит судить, наверное, всех по общим каким-то критериям, наверняка будет какая-то или поправка, или будут какие-то отдельные подходы, отдельные какие-то дополнительные моменты, которые будут как-то это регулировать. Честно говоря, я просто пока не вникал. Сложно говорить, потому что  пока не владею материалом.

Я не стал бы торопиться на самом деле с формулировками. И сам не хочу это делать, и не хотел бы вступать в полемику, пока нет окончательной формулировки.

Арно: А телекомпания RTVi – на какое юридическое лицо она оформлена?

Соколов: У нас сложная юридическая схема, мы являемся группой юридических лиц: в Америке мы американский телеканал, называющийся RTVi; в Германии у нас своя компания RTVi Germany; в России у нас компания, называющаяся также, она не имеет никакого отношения; юридически это все отдельные юрлица.

Фишман: Раз вы пришли, невозможно не спросить вас о той скандальной истории, которая произошла на выходных, в субботу это случилось, даже в пятницу вечером. В субботу, кажется, журналист Владимир Кара-Мурза-младший был уволен, как он собственно рассказал сам, с телеканала этого самого RTVi – за, видимо, поддержку списка Магнитского, более того, ему был запрещен вход в посольство или аннулирована его аккредитация. Что вы можете сказать по этому поводу?

Соколов: Вы сказали, мне кажется, правильную вещь изначально, хотел бы я просто подчеркнуть, потому что, мне кажется, многие из аудитории вообще не разделяют. То есть Владимир Кара-Мурза-младший, я хотел бы это подчеркнуть, потому что, на мой взгляд, здесь есть абсолютное сходство с его отцом, и чтоб люди понимали просто – о ком идет речь. Просто я уже столкнулся с тем, что многие не понимают, о ком говорят. То есть мне звонят и спрашивают: «Как же вы уволили с «Эха Москвы», товарищ Соколов, самого Кара-Мурзу?»

Вы знаете, на самом деле меня эта история удивила. Во-первых, потому что в данном случае меня волнует корпоративная этика больше, чем в первом вопросе, вопросе об НКО. То есть человек, на мой взгляд, как-то странно отнесся к своим коллегам, которые до сих пор работают и в Вашингтоне, и в Нью-Йорке. То есть он заявил вещи, которых в природе не могло быть. Я могу вам рассказать подробно. Например, начнем с того, что Владимир Кара-Мурза-младший не работает на канале RTVi и юридически не работал никогда. На момент покупки мною канала он работал и, как я думаю, сейчас является сотрудником английской компании, у которой мы закупаем определенную услугу – конкретные сюжеты, которые делает Владимир Кара-Мурза-младший. Поэтому уволить его я точно не мог. Мы могли отказаться от этих услуг, что, в принципе, мы и решили сделать. Я как собственник, честно говоря, не сильно вникаю в нюансы вопросов, которые лежат на плечах менеджмента. Было принято решение об оптимизации…

Фишман: А кем?

Соколов: Руководителем проекта в Нью-Йорке. И я знаю, что мы сократили Вашингтонское бюро, в котором трудился Владимир Кара-Мурза. Сократили в первую очередь по экономическим показателям, потому что это было очень дорого и не эффективно.

Арно: То есть со списком Магнитского это совершенно не связано?

Соколов: Послушайте, это был май месяц, 1-е мая, никакого не было вопроса тогда, Владимир делал свои сюжеты, кстати, и сейчас до сих пор делает, сегодня выходит в нашем эфире его сюжет.

Исходя из оптимизации было принято решение о сокращении, о закрытии бюро. Из 4-х человек, которые работали в Вашингтоне, оставил 2-х наших штатных людей. И по личной просьбе Владимира, учитывая его личные обстоятельства, не хотел бы я уходить в детализацию, мы пошли ему навстречу и приняли решение до сентября не разрывать с ним никакие взаимоотношения договорные и закупать у него дальше эти сюжеты. И после этого я, находясь не в Москве, в пятницу ночью читаю в Интернете, что вдруг мы его уволили по каким-то политическим… Слушайте, так же нельзя. Ну ладно я, Бог с ним, но он же с людьми работал.

Фишман: Но, может быть, что-то произошло?

Соколов: Я не знаю, что произошло. Меня просто удивляет. Этого не знают сотрудники RTVi, я сразу позвонил в Нью-Йорк, люди, которые с ним работают каждый день, никто ничего не понимает. Он сделал это заявление самостоятельно, мало того – оно совершенно некорректное ни по юридическим меркам, ни по этическим, на мой взгляд. Вот и все.

Арно: А сейчас вы с ним прерываете отношения?

Соколов: У нас принято решение - пока не прерывать отношения до сентября, мы у него закупаем до сих пор сюжеты, я говорю – сегодня выходит его эфир. Мало того, мы его программами по договору обмениваемся еще с одним российским каналом РБК, в частности, и по закону Магнитского РБК брал у нас этот сюжет.

И такой важный момент: мы не ставим ему темы, мы не даем ему задания, он их делает сам, и ни один сюжет его не цензурировался ни до, ни после, ни разу, никогда.

Арно: А вы лично как считаете, зачем он так поступил?

Соколов: Я лично, по-человечески, честно говоря, неприятно удивлен, потому что я сторонник резких, честно говоря, методов по сокращению, если мы видим экономическую целесообразность, но были личные какие-то обстоятельства у Владимира, он обратился с просьбой подождать до сентября, мы пошли ему навстречу, хотя такой сотрудник – недешевый, мягко говоря, что, на мой взгляд, неправильно, потому что услуги людей, которые у нас работали в Вашингтоне, и он в том числе, стоят гораздо дороже, чем люди, которые работают в Нью-Йорке. Мы пошли ему навстречу, сохранили эти отношения, хотя для меня они не очень понятны. И после этого… я просто руками развожу. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.