Валерий Борщев: судьи превратились в обслугу следствия

Сегодня Следственный комитет отчитался о своей работе за прошлый год и привел радостные для ведомства цифры: число оправдательных приговоров по Москве сократилось на треть. Что это значит?

Всего доля оправдательных приговоров в России не превышает 1 процента. В Москве еще меньше – 0,7 процента. То есть стало полпроцента. Причем, как показывает практика, выносят их исключительно суды присяжных.

Об обвинительном уклоне российского правосудия поговорили с нашим гостем – членом Московской Хельсинской группы Валерием Борщевым.

Казнин: Как вы расцениваете это заявление?

Борщев: Это нонсенс, потому что каждый юрист прекрасно понимает, что суды у нас состязательные, а состязательный процесс неизбежно должен оценивать действия и обвинения, и защиты, и не может быть такого, что обвинение всегда право. То, что преобладает обвинительный приговор, говорит о том, что суды четко становятся на сторону обвинения. По стране цифры еще хуже. В первом полугодии прошлого года было 374106 преступлений, оправдательных приговоров – 2544. В 2011 году их было 4,5 тысячи. На 44% уменьшилось число оправдательных приговоров. Сейчас идут разговоры о сужении роли суда присяжных.

Писпанен: Идут разговоры, чтобы вообще от него отказаться.

Борщев: Это нонсенс, я надеюсь, этого не будет. Сужение сферы их компетенции, они этого добиваются. Каждому юристу понятно, что это наивысшая форма правосудия. Эта жесткая ориентация на обвинение очевидна. Когда  я был депутатом, мне удалось доказать невиновность трех человек, приговоренных к смертной казни. Сейчас это невозможно. Наша комиссия занималась делом Гершковича, его обвиняли в убийстве заключенного. Он сидел в одной камере, тот в другой. Они якобы на какое-то мгновение встретились в коридоре СИЗО, и он каким-то образом умудрился нанести ему 18 ударов. Я был на этом суде. Совершенно очевидно, заказное дело. Когда мы ходим по тюрьмам, мы видим эти заказные дела и отслеживаем этих людей. Тут у нас еще возможно компетенция, но на суде мы ничего сделать не можем.

Писпанен: У вас есть какая-то статистика по росту заказных дел? Такое ощущение, что сейчас сидят в основном только по заказу.

Борщев: Не в основном, но мы быстро замечаем. Это сразу видно по неоказанию медицинской помощи, по условиям камеры.

Писпанен: То есть лучше быть реально бандитом.

Борщев: Мы были недавно в камере «ночного губернатора» Барсукова, нормальные условия, хотя он больной, но он не жаловался на условия. Суды действительно обслуживают обвинение. Усачева говорит, что это не критерии – число оправдательных и обвинительных приговоров. Нет, это критерий, потому что если суди присяжных 20% дают оправдательных приговоров, а тут 0,6%  - это нонсенс.

Казнин: Как вообще можно этим гордиться и как это можно ставить себе в заслугу? Ведь  изначально все-таки была ориентация на то, чтобы хотя бы по экономическим преступлениям было смягчение.

Борщев: Конечно. По экономичным преступлениям всем очевидно, что там дела как правило заказные. И то, что их ляпают халтурно, это тоже очевидно. Если в них не разбираются и так охотно поддерживают, это уровень суда. Мы можем говорить о том, что суды не выполняют свою функцию. Когда я услышал, что Конституционный  суд по поводу Гудкова высказал свое особое мнение, у меня возникло ощущение, что судьи в удрученном состоянии, они попали в ловушку, что они не судьи, а обслуга. Я надеюсь, что этот процесс защиты собственного достоинства со стороны судей пойдет и дальше.

Писпанен: Но это же единичные случаи.

Борщев: Все начинается с единиц.

Писпанен: Вы думаете, что люди, которые уже завязли в этой системе, могут соскочить?

Борщев: Могут. Мне приходилось говорить с судьями, которые пребывали в угнетенном состоянии. Они испытывают невероятное давление. Чем больше будет людей, которые проявят мужество, тем скорее мы увидим выздоровление нашей системы.

Купить подписку
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера