США подозревают в финансировании российской оппозиции

Здесь и сейчас
1 июля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

В газете "Московский комсомолец" статью назвали "бомбой политического сезона". Максим Петрович раскрывает структуру финансирования оппозиции. Якобы ПАРНАС и "Солидарность" получают миллионы долларов от Госдепартамента США, которые идут на подготовку в России «твиттерной революции».

Цифр в словах Максима Пeтровича немного. А именно - одна. И не миллионы долларов, а 240 тыс. рублей, которые Международный республиканский институт в США выделил фонду “Образ будущего” на проведение конференции.

Как оппозиционер Максим Петрович оказался в редакции газеты «Московский комсомолец» мы спросили у главного редактора газеты Павла Гусева.

Гусев: Я нахожусь уже несколько дней в Венгрии, я не читал ни газету, ни интервью – вообще ничего не читал. Я не знаю, что там происходит. Здесь, в Венгрии, нет «Московского комсомольца». Исполняет обязанности другой человек, и кто там, какие интервью, я понятия не имею.

Максим Петрович в 2010 году стал директором некоммерческого фонда "Образ будущего". Как сам Максим Петрович рассказал "МК" - контора была создана специально для получения денег из Госдепа США. В июне Максима Пeтровича уволили. И на его место пришел другой активист "Солидарности" Олег Козловский. Как рассказал нам сам Олег Козловский, сейчас телефон Максима Пeтровича отключен, по электронной почте он не отвечает. А на сайте фонда "Образ будущего" вывешено официальное заявление:

"Вместе с господином Петровичем бесследно исчезло и около 20 тысяч рублей, принадлежащих, однако, не "американским налогоплательщикам", а активистам движения "Оборона", в котором он состоял. Если он действительно присвоил эти деньги, то его резкую “перемену настроения” легко объяснить. В то же время мы допускаем, что Петрович мог быть изначально направлен в нашу организацию для сбора какого-нибудь компромата".

Разоблачительное интервью Максима Петровича обсуждаем с сопредседателем партии ПАРНАС Владимиром Миловым и доктором экономических наук, профессором Никитой Кричевским.

Писпанен: Как-то мелко это все – 240 тысяч, 20 тысяч.

Милов: Помните, сколько про «мертвые души» было шума, а в итоге что? Почти ничего. Вот эта история человека, явно он не состоит в нашей партии, никогда не писал заявления в нее вступать. Тем более, не является членом каких-то там руководящих органов.

Писпанен: В интервью он – я внимательно почитала – заявляет, что он член вашей партии.

Милов: Нет, конечно нет. Мы специально проверили сегодня, это тоже для нас было шоком некоторым. Фамилию-то я слышал. Он в декабре, когда некоторых наших активистов российских арестовывали в Белоруссии, его фамилия тоже мелькала. Я где-то эту фамилию слышал, но в партии такой человек никогда не числился и заявления не подавал. Но опять же, приписали, что всю оппозицию финансирует Госдеп, хотя какой-то фонд «Образ будущего», какая-то конференция по интернету – причем здесь наша партия, я так и не понял.

Казнин: Нам придется с Димой тоже покаяться прямо сейчас перед всеми, мы тоже финансировались Госдепом в течение многих лет, мы работали даже на Госдепартамент, получали зарплату от него. Это ужасно страшно, наверное.

Казнин: Надо пояснить. Это работа на радиостанции «Свобода».

Милов: Я могу вам честно сказать – я согласен с тем, что действительно те, кто занимается политической деятельностью в России, не должны брать деньги у зарубежных правительств.

Писпанен: Не должны или не имеют права?

Милов: Не имеют права, не должны, это просто неправильно, нечестно. Если вы здесь боретесь за какие-то внутриполитические задачи, то получать на это финансирование у иностранных государств действительно неправильно, а вот пропаганда об этом кричит, и она, в общем, права. Но насколько я понимаю, в этом случае речь ни о чем таком не идет. Скажем по нашей партии, мы – одна из четырех организаций, учредивших «Демократический выбор», тут вывесили свой финансовый отчет очередной за полугодие, там видно, откуда к нм деньги приходят. По большей части, мы сами скидываемся, потому что люди у нас небедные. Там не такие огромные сметы, чтобы надо было стоять где-то с протянутой рукой к спонсорам.

Писпанен: Тут описывается очень подробная схема этим самым Петровичем в интервью МК, что идет Госдеп, то есть деньги налогоплательщиков американских, собственно, потом USAID – институт, потом Национально-демократический институт, потом этот «Образ будущего».

Милов: А мы здесь причем?

Писпанен: А вы уже неправительственная организация, жертвователь тоже неправительственная, но первоисточник – федеральный бюджет США, такой типа хитрый фокус. Вот эти уже неправительственные организации – это вы.

Милов: Здесь в этом тексте, интервью нет, во-первых, ни одного доказательства, кроме суммы в 240 рублей и фонда «Образ будущего». Этот фонд не имеет никакого отношения к нашей деятельности. Единственное, что я хочу сказать – действительно, с этим связан Олег Козловский, который входит в руководство движения «Солидарность». Я считаю, что те люди, которые активно работают с западными грантами, в чем нет никакого криминала, для гражданской активности это нормально – если вы интернет развиваете или какими-то экологическими проблемами занимаетесь, ничего плохого в этом нет. Но если вы участвуете в этой работе, лучше стоять подальше от политики, ни в какое руководство политической организации не входить. Мы, например, у себя в «Демвыборе» с такими конфликтами интересов жестко боремся, у нас таких историй нет и, я думаю, не может быть.

Казнин: Вопрос к Никите Кричевскому. На ваш взгляд, информация, опубликованная в газете, что вот некая партия или движение, или политическая организация финансируется Госдепом США, она может вообще каким-то образом серьезно повлиять на общественное мнение?

Кричевский: Это привлечение внимания к собственной персоне – раз, это дискредитация партия по непонятным мне причинам – два, как мне представляется, это заказ со стороны тех, кто не хочет, чтобы эта партия была зарегистрирована – три.

Казнин: Но у нас вообще принято рассказывать, откуда берутся деньги на ту или иную общественную или политическую организацию?

Кричевский: Безусловно. Только что Владимир говорил о том, что они регулярно публикуют, причем инициативно, отчетность, откуда к ним приходят деньги, откуда поступления. А тут человек выходит и… Я не думаю, что есть смысл связываться с клеветой, обвинять человека в том, что он кого-то оболгал – Госдепартамент, фонд «Открытое поколение» или еще кого-то. Я не думаю, что с этим нужно будет связываться. Человек получил свою долю пиара, главный редактор сказал, что он вообще не в курсе, откуда эта статья появилась, я так понимаю, что есть в разных изданиях – я не имею в данном случае в виду «Московский комсомолец» - некие площадочки, где публикуются кое-кому выгодные, интересные материалы. А правдивы они или нет – это уже 25 вопрос, главное, что – «Вы посмотрите, у нас оппозиция финансируется из Госдепа, это вообще уже бардак какой-то».

Казнин: Так это и важно. Совершенно мимо проходят, наверное, публикации эти открытые, откуда идет финансирование.

Писпанен: Они в этой же статье и опубликованы.

Кричевский: Иди потом отмойся. Смысл? Я считаю, что на этой программе и на этом разговоре по поводу всей этой истории нужно ставить большую жирную точку. Здесь все очень просто, потому что вы будете муссировать это, обсуждать, публиковать в блогах, рассказывать об этом друг другу – вы сделаете только как раз ту работу, тот пиар, ту рекламу, на которую рассчитывали эти люди.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия