В драке у «Киргизии» ищут национальный мотив

Здесь и сейчас
22 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Громкое дело сегодня начали слушать в Москве. В октябре прошлого в живом журнале появился пост молодой девушки, в котором она рассказывала как на нее и ее молодого человека напали «десять кавказцев».

Напали, по словам пострадавшей, «без всяких видимых причин», и «выкрикивая националистические лозунги». О национализме наоборот – Илья Васюнин.

Васюнин: Действительно, тот пост получился очень резонансный. Я предлагаю сразу посмотреть запись с камер видеонаблюдения, которая была опубликована. В этой же самой записи, которая сразу вызвала, собственно, и огромный резонанс, и много откликов, и, собственно, стала одной из причин скандала.

По версии молодых людей, которые являются потерпевшими, которые пришли сегодня в суд, действительно, группа молодых людей стояла на ступеньках кинотеатра «Киргизия», когда Дмитрий Костенко, Елизавета Долгих и Ксения Слепнева спускались по ступенькам, они услышали оскорбления в свой адрес, и после этого, собственно, произошла драка. Дмитрий Костенко отвел девушек к машине и отвернулся, чтобы что-то сказать, что-то возразить, ответить. Но в это время, по версии, собственно, потерпевших, на него набросилось до 7-ми человек. За него пыталась заступиться девушка, которая вернулась из машины. Ей угрожали пистолетом. Костенко является сотрудником милиции. Он снова попытался задержать нападавших. Ему буквально сломали ногу. Но, по версии, собственно, защиты драка происходила один на один. Действительно произошла некая перепалка, которые часто бывают в больших городах между людьми, ну, случайно на улице зацепились языками. Девушек никто не трогал.

Процесс проходит в закрытом режиме. Дело в том, что на суде заявлены несколько свидетелей, которые носят статус секретных и которые опасаются, якобы, за свою жизнь. Потерпевшие тоже говорят, что сразу после того, как они попали в отделение милиции, начали составлять заявление, туда подъехало несколько машин. Ну, это такой традиционный образ молодых людей, которые приезжают в отделение милиции, начинают что-то требовать и угрожать. В общем, даже сегодня на заседание суда они приехали на полицейской машине. Ну, в общем, такой классический конфликт. Необычной  является эта ситуация в том смысле, что стороны попытались договориться и пойти на какое-то примирение еще до начала процесса. Вот это вот уже происходит не часто, потому что каждая сторона обычно пытается доказать свою правоту.

Казнин: А можно это назвать действительно конфликтом на почве национальной неприязни? Или это все-таки хулиганство, где использованы вот эти вот выкрики, то есть…

Васюнин: Вот это - один из главных вопросов, потому что сразу же после того, как эта ситуация случилась, за нее уцепились буквально националисты, потому что девушка, Елизавета Долгих, она рассказывает, что действительно слышала националистические выкрики, ну, то есть оскорбления типа: ты русская и так далее. Она сегодня это подтвердила, выступала за закрытыми дверями. Я, понятное дело, не мог, журналисты не могли там присутствовать. Но позже она рассказала, правда, она вынуждена скрывать свое лицо, как она говорит, она опасается за свою безопасность. Давайте послушаем, что она сказала.

Долгих: Извинения были со стороны отца подсудимого Малороева. Он извинился за всех 3-х подсудимых, но от них извинений не было. Надеемся их услышать после того, как допросят Ксению и всех оставшихся свидетелей. Так, в процессе драки мы слышали высказывания, как: «русская», «русский» и «женщина, вы вообще никто», - то изначально, да, нам казалось на национальной почве. Хотя сейчас уже говорят, что это были выкрики в порыве гнева, и они не несут под собой никакой подоплеки.

Васюнин: Предстоит разобраться, ну как вот, если, допустим, молодой человек в запале драки произнесет: да ты там, значит, приехал откуда-нибудь, и произнесет какой-нибудь обидный эпитет, вот здесь будет оскорбление по национальному признаку или нет? Вот как подать эту ситуацию, да. А здесь как бы, наоборот, разыгралась сцена, да, и здесь действительно в адрес молодых людей услышали они оскорбления, связанные с национальностью. Первоначально требовали даже вменить 282 статью. Сейчас троих молодых людей: Назира Малороева, Муслима Джанжигова и Анзора Могушкова обвиняют в групповом хулиганстве, причинении среднего вреда здоровью. А требовали еще 282 статью. Кстати, общественным защитником на стадии предварительного следствия был Александр Белов - известный националист, бывший лидер движения «Против нелегальной эмиграции». В уголовном процессе он не может участвовать, сегодня он приходил в суд, но его не допустили до заседания, потому что у него нет юридического образования, он не адвокат. Но на стадии общественного процесса, на стадии вот этой начальной он был.

Сейчас адвокатом, собственно, потерпевших является Оксана Михалкина. Она тоже говорит о том, что вот эта вот попытка наладить диалог была предпринята еще до суда, сразу после окончания следствия. Давайте послушаем ее.

Михалкина: Действительно, в конце предварительного расследования отец одного из подсудимых, он принес извинения потерпевшим, всем троим. Более того, им была предложена материальная компенсация за причиненный им моральный вред. И в свою очередь, наша широкая русская душа, в общем-то, высказали мы со своей стороны мнение о том, что, в принципе, мы не против примириться по малозначительной статье, то есть по 112 часть 2, где примирение сторон возможно. И об этом было заявлено на стадии предварительного слушания, но суд отказал в примирении сторон.

Васюнин: Ну вот, суд отказал в примирении сторон по как раз 112 статье – это среднее причинение среднего вреда здоровью. Тем не менее, вот это вот, собственно, взаимные какие-то договоренности, которые были до начала суда, они могут послужить таким смягчающим обстоятельством. Сейчас это от 5-ти до 7-ми лет.

Казнин: Уточню просто. Подсудимые – это граждане России?

Васюнин: Да, конечно. Это граждане России, это ребята-ингуши. В группе, которая находилась у кинотеатра «Киргизия», было больше человек. Там были они и, вроде как, дагестанцы, с которыми те познакомились совсем недавно. Их найти не удалось. Вот задержаны эти трое. Судят троих. Ну, вот сегодня говорил с родственниками задержанных. Они говорят: ну, конечно, это несправедливо. Они пытались сами найти тех остальных, кто остался, но не смогли этого сделать.

Писпанен: А это может стать прецедентным делом? Как, например, приговор за разжигание религиозной розни? Теперь – это приговор за разжигание в обратную сторону, чем судят Мирзаева, самбиста? Теперь задели русскую честь и достоинство.

Васюнин: Ну, это, может, вряд ли это станет таким вот, что ли, да, как это вот первые дела по 282 статье в отношении националистов, вряд ли это будет уже таким делом, потому что уже есть факт договоренности. Ну, сложно говорить, если вы ненавидите кавказцев, зачем вы берете у них деньги? Оксана Михалкина говорила именно о компенсации, которую выплатил действительно отец одного из подсудимых Назира Малороева. Он достаточно состоятельный человек, насколько можно понять, и он пошел на это. Поэтому здесь сложно сказать, какой же здесь - национальные чувства, если в общем уже пошли на договор.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.