Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

Украина предложила ПАСЕ проверить «обнуление» президентских сроков Путина. Что будет дальше?

8 568
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) внесла проект резолюции о «проверке легитимности и законности — либо отсутствия таковых» в отношении обнуления сроков Владимира Путина перед выборами 2024 года — с последующими выводами для международного (не)признания их итогов. Насколько это реалистичная перспектива, узнали у российского оппозиционного политика Владимира Кара‑Мурзы.

 

«То, что здесь в Страсбурге произошло сегодня — это самое важное. Во-первых, потому что Российская Федерация является членом Совета Европы и его решения непосредственно распространяются на нашу страну, во-вторых, как справедливо заметил вчера Петр Толстой, глава российской делегации в ПАСЕ, парламент Совета Европы — это старейшая и самая авторитетная парламентская площадка, именно в ней сегодня был поднят вопрос о возможной нелегитимности Владимира Путина после 2024 года», — так политик объяснил важность данного проекта резолюции.

Следующим этапом после внесения на рассмотрение резолюции, по словам Кара-Мурзы, будет назначение профильного докладчика ПАСЕ по проверке законности, легитимности или отсутствии таковых в обнулении сроков президента России, поэтому это будет долгая и систематическая работа, что станет «серьезным раздражителем» для Кремля. «Какое-то время эта тема будет находиться в центре повестки Парламентской ассамблеи Совета Европы на российском направлении. Это еще одна ступенька в целой череде международно-правовых документов, касающихся незаконности поправок, и, соответственно, легитимности любых попыток Владимира Путина остаться у власти», — добавил он. Политик подчеркнул, что все резолюции ПАСЕ носят рекомендательный характер.

Полная расшифровка разговора:

Владимир, приветствую вас! Расскажите.

Здравствуйте! Вы знаете, и так нынешняя сессия Парламентской ассамблеи Совета Европы, первая сессия, зимняя сессия 2022 года и так насыщена событиями, связанными с нашей страной. Здесь и обсуждение и принятие доклада по отравлению Алексея Навального, который намечен на вторую половину сегодняшнего дня, докладчик, представитель Франции Жак Мэр будет выступать после пятнадцати по местному страсбургскому времени. Это и оспаривание полномочий официальной российской делегации со стороны целого ряда парламентариев за систематическое невыполнение, как было сказано, властями Российской Федерации предыдущих резолюций Парламентской ассамблеи Совета Европы. Это, конечно же, и громкое неизбрание господина Толстого вице-председателем Парламентской ассамблеи, что произошло вчера.

Но, наверно, все-таки один из ключевых моментов нынешней сессии ПАСЕ, связанных с Россией, ― это то, что произошло буквально в последний час: в ассамблею от имени 23 парламентариев из десяти европейских государств, в том числе Германии, Великобритании и Нидерландов, был внесен проект резолюции, который вы только что описали, собственно, проект резолюции о проверке, как там сказано, легитимности и законности либо отсутствия таковых в отношении так называемого «обнуления», то есть знаменитая поправка Терешковой, персональное освобождение Владимира Путина от ограничений по президентским срокам. И, что очень важно, это тоже говорится в тексте резолюции, с последующими выводами относительно признания либо непризнания на международном уровне результатов выборов 2024 года в том случае, если эта поправка будет задействована.

Как вы знаете, это уже далеко не первый международно-правовой документ, ставящий под сомнение, мягко выражаясь, законность поправок 2020 года. Наверно, самый важный документ в этом смысле ― это доклад Венецианской комиссии Совета Европы, который был опубликован в марте 2021-го, где четко сказано, что поправки к российской Конституции в 2020 году были приняты с нарушениями законных процедур. Речь не только об этом пеньковом плебисците, о котором вы сказали, но и просто о нарушениях положения российского законодательства, например, федеральный закон о поправках, о процедуре принятия поправок к Конституции предусматривает, как вы знаете, что поправки должны быть сгруппированы по взаимосвязанным темам, нельзя принимать 206 по самым разным темам одним пакетом, нельзя затрагивать положения первых двух глав, а они были затронуты и так далее. То есть это гораздо больше, чем пеньковый плебисцит, хотя он, безусловно, конечно, самое яркое подтверждение незаконности этих процедур.

В сентябре была принята резолюция здесь же, в Страсбурге, Европейского парламента, которая заявила о незаконности поправок и о том, что Европейский союз должен осудить любую попытку господина Путина остаться у власти после 7 мая 2024 года ― это день окончания его нынешнего срока. В ноябре, совсем недавно, два месяца назад, и мы с вами это обсуждали в вашем эфире, в Палату представителей Конгресса США была внесена межпартийная резолюция, проект межпартийной резолюции о непризнании со стороны Соединенных Штатов Владимира Путина в качестве легитимного президента России после окончания его нынешнего, как говорится в резолюции, последнего срока полномочий 7 мая 2024 года.

Но, пожалуй, то, что здесь, в Страсбурге, произошло сегодня, самое важное, во-первых, потому что Российская Федерация является членом Совета Европы и его решения непосредственно распространяются на нашу страну, во-вторых, потому что, как справедливо заметил вчера Петр Олегович Толстой, глава российской делегации в ПАСЕ, Парламентская ассамблея Совета Европы ― это старейшая, самая авторитетная европейская парламентская площадка, и именно в ней сегодня был поднят вопрос о возможной нелегитимности Владимира Путина после 2024 года.

Владимир, хочется понять, какие могут быть юридические последствия. У меня два на самом деле вопроса. Первый: какова вероятность прохождения этой резолюции? И когда, если она должна пройти или не должна пройти, будет голосование? Это первое, а второе: будут ли какие-то юридические обязательства у Совета Европы в случае принятия этой резолюции или она все-таки будет носить рекомендательный характер, как часто бывает?

Во-первых, по поводу принятия, здесь очень важно отметить разницу между тем, как резолюции, например, принимаются в европейском парламенте или в американском Конгрессе, где вносится проект резолюции, он обсуждается, туда могут вноситься поправки, и потом он либо принимается, либо не принимается, если принимается, то вступает в официальную силу.

Здесь, в Парламентской ассамблее Совета Европы, немножко другая процедура. Здесь следующий этап, собственно, после внесения проекта резолюции, которое уже произошло сегодня, ― это назначение профильного докладчика по данной теме. Например, сейчас в Парламентской ассамблее Совета Европы работает специальная докладчика по проблеме политических заключенных в России, она была назначена по такой же резолюции еще в 2020 году и к лету нынешнего 2022 года должна закончить свой доклад, подготовить его и вынести на рассмотрение ассамблеи. То есть следующий этап после сегодняшнего первого этапа, то есть внесения, ― это назначение профильного докладчика ПАСЕ по этой проблеме, то есть по проверке законности и легитимности либо отсутствия таковых в отношении «обнуления» сроков господина Путина, и дальше этот докладчик или эта докладчица, собственно говоря, приступит к работе. Поэтому это будет серьезная, систематическая и достаточно длительная работа, видимо, не слишком длительная, поскольку до 2024 года осталось уже немного времени, но какое-то время, и это само по себе уже станет серьезным раздражителем для официального Кремля, эта тема будет находиться в центре повестки Парламентской ассамблеи Совета Европы на российском направлении.

Это еще одна ступенька уже в целой череде международно-правовых документов, касающихся незаконности поправок и, соответственно, нелегитимности любых попыток Владимира Путина остаться у власти после 2024 года. Здесь важно отметить, как мне кажется, что до определенного момент Владимир Путин старался сохранять видимость следования букве закона, даже когда он явно нарушал дух закона, как это было, например, с «президентством» Дмитрия Анатольевича Медведева. После поправок 2020 года все эти условности закончились, сейчас нарушается закон уже не только де-факто, но и де-юре. Владимир Путин вступил на тропу, которой до него уже проходили такие нелегитимные обнуленцы, как господин Лукашенко, господин Мадуро, Блэз Компаоре, бывший диктатор Буркина-Фасо, и так далее, и так далее. Поэтому вряд ли стоит удивляться, что международное сообщество соответствующим образом на это реагирует и что перспектива статуса режима изгоя реально замаячила.

Я поняла. А все-таки характер документа, Владимир, может быть, я не расслышала, он будет носить обязательный характер или рекомендательный?

Все резолюции Парламентской ассамблеи Совета Европы носят рекомендательный характер по определению, обязательными являются только решения Европейского суда по правам человека, который находится за моей спиной сейчас. Правда, и эти решения, как мы знаем, российские власти очень часто не исполняют.

Здесь, мне кажется, главный смысл в другом. Законность ― это юридический термин, и о том, что поправки незаконные, уже сказала Венецианская комиссия, а вот легитимность и нелегитимность ― это термин в значительной степени не только юридический, но и политический. Мне кажется, сложно переоценить значение того, что ведущие государственные, межгосударственные, межпарламентские институты мира, уже европейский парламент, внесена такая резолюция в Конгресс США, и вот сегодня этот вопрос инициировала Парламентская ассамблея Совета Европы, реально ставят на международную повестку дня вопрос о непризнании Владимира Путина после 7 мая 2024 года.

Фото: Vincent Kessler / Reuters
 

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде