Тихая гавань для российских предпринимателей теперь и во Франции

Здесь и сейчас
25 мая 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
С сегодняшнего дня у российских бизнесменов появилась еще одна тихая гавань. Прятаться от преследования властей можно не только в Великобритании, но и во Франции. Парижский суд отказал России в экстрадиции Санкт-петербургского предпринимателя Виталия Архангельского.
Сам Архангельский утверждает, что уголовное дело против него было сфабриковано бывшим руководителем санкт-петербургской милиции Владиславом Пиотровским в интересах бывшего губернатора Валентины Матвиенко. "Мы считаем это дело прецедентным для Франции и для стран Евросоюза в целом. В Великобритании такой прецедент был создан делами Березовского и акционеров "ЮКОСа". Во Франции первопроходцем стал господин Архангельский", — заявил глава нью-йоркского Фонда гражданских свобод Алекс Гольдфарб.
Архангельский — президент группы "Осло Марин" и владелец Выборгского порта, состояние которого оценивается в 1 миллиард долларов, разыскивается российскими властями по обвинению в мошенничестве и отмывании денег. Правозащитники считают его случай классическим актом рейдерского захвата в интересах власти. Предприниматель Виталий Архангельский с нами сейчас на прямой связи.

Арно: Вы находитесь сейчас на территории Франции, можете сказать – конкретно где?

Архангельский: Я живу в Ницце более 3-х лет, я ни от кого не скрываюсь, а веду нормальный образ жизни и руковожу своим оставшимся российским бизнесом.

Казнин: Вы считаете то, что суд принял вашу сторону, прецедентом? Или это просто ваш конкретно случай, и нельзя говорить, что Франция стала еще одной «тихой гаванью»?

Архангельский: Континентальная Европа всегда была достаточно позитивно расположена к России, дружила как лично с Путиным, так и с прочими крупными чиновниками. На сегодняшний день я бы сказал, что мой случай – это прецедент, причем прецедент, я бы так сказал, в квадрате, потому что отказ французского суда вчера – это уже повторный отказ, потому что предыдущий раз Франция отказала в моей экстрадиции еще в ноябре прошлого года.

При этом Россия в лице заместителя генерального прокурора Звягинцева предприняла беспрецедентный случай, на тех же основаниях одновременно потребовав второй раз экстрадиции, что просто подчеркивает желание конкретных коррумпированных чиновников и ассоциированных с ними банка «Санкт-Петербург», любой ценой получить меня обратно и прекратить мое сопротивление за рубежом.

Казнин: А вы сможете сохранить бизнес, находясь во Франции?

Архангельский: Это действительно очень сложно, но я работаю над этим, 3 года мне это удается делать. При условии, что как бы там ни было, в России существует не один банк, не одна политическая элита – с одной стороны. С другой стороны, я считаю, что я делаю все правильно, и есть в России банки, которые продолжают поддерживать те бизнесы, которые я начал.

«Выборгский порт» - он сам по себе является очень успешным экономическим проектом, причем, это приграничный проект, который сам за себя говорит. И я не думаю, что российские власти решат до конца мочить меня во французском сортире.

Казнин: А вы не боитесь, что можете повторить печальную судьбу Литвиненко?

Архангельский: Безусловно, подобные угрозы поступают постоянно, но я бы сказал так, что на сегодняшний день российская власть, с одной стороны – она могущественна, с другой стороны – она труслива. Это дает надежду.

И сейчас основной упор их деятельности направлен – любыми, финансовыми в первую очередь, усилиями заставить меня замолчать. Они вкладывают колоссальнейшие деньги в инициацию новых и новых судебных процессов, привлечение новых и новых адвокатов, дезинформации, подделке документов и так далее.

Лично этим проектом занимается Александр Савельев, основной банкир семьи Матвиенко. И на это направлен уже не один десяток миллионов долларов.

Казнин: На каком основании суд оказал в выдаче?

Архангельский: Суд отказал на базе комплексного анализа факторов. Первый, и основополагающий, что французский суд, и это является беспрецедентным, признал отсутствие правовой системы в Российской Федерации и честного и правильного суда. Второе - это то, что французский суд признал, что возвращение меня в Россию будет однозначно означать применение в отношении меня пыток и мою смерть в дальнейшем. Это 2 основополагающих фактора. И 3-й фактор - то, что я и моя семья уже полностью ассимилированы во Франции, имеем здесь право на работу, политическое убежище, что немаловажно, и мы достаточно плотно интегрировались во французскую экономику.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.