Среди убитых боевиков Доку Умарова нет

Здесь и сейчас
29 марта 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В годовщину терактов в московском метро замдиректора ФСБ Сергей Смирнов отчитался о проведенной накануне операции президенту Дмитрию Медведеву. Тот остался доволен: "хорошо, что удалось накрыть логово этих мерзавцев".

Однако лидер подполья опять ушел от возмездия спецслужб. По сообщениям информационных агентств, его фамилия на встрече не упоминалась. Ранее высказывались предположения, что Доку Умаров мог быть среди убитых 17 боевиков. Супьян Абдулаев, который по данным спецсслужб "неразлучно находился рядом с Умаровым" был уничтожен во время спецоперации. Однако тела самого Доку Умарова обнаружено не было.

О контртеррористической борьбе наших спецслужб говорим с Вадимом Речкаловым, корреспондентом газеты Московский комсомолец.

Дмитрий Казнин: Скажите, что последует за такой масштабной операцией – новые теракты?

Вадим Речкалов: Я не стал бы связывать теракты, которые прошли в последнее время, с Доку Умаровым. То есть они возможно как-то опосредованно связаны, возможно кто-то из организаторов, тот же Вагабов, контактировали с Умаровым, были просто знакомы (где-то на видео, я знаю, они засветились вместе), но прямой связи между террористической активностью и жизнью либо смертью Умарова нет никакой. Доку Умаров – то чисто номинальный боевик, он мало на что способен, и наши такие недобросовестные силовики, которые не с терроризмом борются, а занимаются пиаром – вроде Маркина и прочих, они должны все-таки радоваться, что Умаров жив.

Татьяна Арно: А связь между сегодняшней годовщиной теракта в Москве и вот этой зачисткой, куда Умаров не попал, вы видите эту связь?

Речкалов: Ну, да, наверное, она есть, потому что…

Арно: То есть это была попытка расквитаться в годовщину?

Речкалов: Не расквитаться в годовщину… Там же все сложнее в государственных структурах, чем у нас с вами. Там же есть сроки. Может быть, надеялись, что так красиво 29 марта уничтожат главного террориста. Если бы они его действительно уничтожили, в случае, если не дай Бог случится нечто подобное вопрос – а на кого это все вешать. Вы понимаете, у нас есть якобы террорист номер один – это Умаров, который всегда подойдет под организатора, потому что он сам этого хочет, потому что он с удовольствием берет ответственность за все, вот только за "Фукусиму", по-моему, он только не брал эту ответственность, за Саяно-Шушенскую ГЭС он уже брал. И с ним очень легко работать пиарщиком спецслужб (не самим спецслужбам, я разграничиваю людей, которые делают работу – борются, погибают, и тех, кто преподносит это все публике)…

Арно: Когда вы говорите "якобы", вы подозреваете, что это кто-то другой?

Речкалов: Я думаю, что реальная банда подполья нисколько не зависит от Умарова, не он принимает решения. Более того, террористическая угроза у нас в стране обусловлена не столько серьезностью банд террористического подполья, сколько недостатком нашей системы самозащиты. Когда в Израиле происходит теракт, это, как правило, говорит о изрядной подготовке этого теракта и серьезной работе с противной стороны. Когда у нас происходит теракт, то, как правило, выясняется, что провести его было не так сложно. Понимаете в чем дело получается, мы совершенно как-то по-детски наивно пытаемся изобразить, что у нас все точно так же как в Израиле или в Америке.

Арно: Ну да, ставим металлодетекторы, а когда уезжает президент – их тут же убираем.

Речкалов: Да, эту всю показуху и вспоминать-то стыдно. У нас нет такой террористической войны. Как она есть в Израиле, как она есть в Европе. У нас даже врага такого нет. Чеченцы – не арабы, кавказцы – не арабы, и мы – не евреи. А мы рассматриваем нашу ситуацию по аналогии с тем же Израилем, с США, а это совершенно неверно. И Доку Умаров – это не Усама Бен Ладен, что его убили, что нет – одно и то же.

Казнин: То, что банд-подполье помолодело, то, что они действуют разрозненными такими группами, говорит о том, что им в общем-то и не нужен какой-то идеолог, и не нужен какой-то лидер, которым сейчас представляют Доку Умарова. И что борьбу-то надо вести, может быть, какими-то другими методами. Ну, вот провели масштабную спецоперацию, отчитались об уничтожении 17 бандитов, это изменит как-то серьезно ситуацию с террористами и бандитами?

Речкалов: Бандитов, безусловно, нужно уничтожать. Где бы они не были – их нужно уничтожать. Я говорю о том, что нужно приучить себя к мысли. Что у нас как таковое террористическое подполье закончилось со смертью Басаева. Последний крупный теракт, который можно было действительно рассматривать как угрозу государственности, это был Беслан. Все остальное – это уже может произвести любой желающий. Нам нужно повышать самозащиту общества, в том числе и с помощью самого общества, а не выдумывать себе врагов после Басаева. Басаева уничтожили – ни одного серьезного теракта, которой бы требовал серьезных разработок, серьезной подготовки, не было. Жертвы были, и жертв быть может много, но нынешние реалии таковы, что, в принципе, любой одиночка, или небольшая группа, ради каких-то своих карьерных бандитских интересов может организовать смерть 40-50 людей. Ведь в Домодедово они прошли не потому что у них была суперподготовка или какой-то крот в Домодедове, а потому что любой мог пройти. А мы расцениваем серьезность банд-подполья от количества жертв, а количество жертв зависит только от количества взрывчатки, а не от количества банд-подполья. Я бы не связывал абсолютно вот это провинциальное местное подполье, которому деваться больше некуда, в лице Доки Умарова, который просидит еще какое-то время и его рано или поздно убьют, и общую опасность, которая нам угрожает от подполья, о котором мы даже еще ничего не знаем, потому что власть все время говорит нам не о тех.

Казнин: Общим местом уже стали разговоры о том, что просто нет системы информаторов, о том, нет тех, кто внедряется в группировки, что разрушена сеть информаторов, которые бы вели работу и сдавали бандитов и тех, кто готовит теракты до их совершения. Это действительно так?

Речкалов: Да. Дело в том, что очень трудно построить агентурную сеть. Должны быть не только желающие сдавать информацию, которые должны быть уверены в том, что их не сдадут, в том, что они останутся живы и их информация будет реализована – для агента это очень важно. Для этого нужны еще и профессионалы, которые найдут этого агента. Я знаю нескольких профессионалов – милицейских, контрразведки, которые сейчас просто не у дел. Серая система, которая у нас сейчас сформировалась за последние лет 7, она просто вымывает всех талантливых, а с бесталанными ты просто не проведешь оперативную игру. То есть это удел неординарных талантливых оперативноков, а им не место в нынешних органах, потому что у нас сейчас главное галочка, а не с блеском проведенная работа. Очень многих профессионалов вымыло, может не специально, просто так система сработала, и теперь, естественно, этой информации нет, во всяком случае ее недостаточно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.