Современная опера на стихи аутистов

Здесь и сейчас
20 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Актерский дебют тележурналиста Светланы Сорокиной и сотни игрушечных зайцев.

Шакина: Для начала хотела бы сказать, что небольшое заблуждение всех тех, кто на опере не был, что речь идет о стихах детей – аутистов, которые пропеваются. Это немножко не так. Там в перерыве между музыкой - мальчик, исполняющий роль мальчика-аутиста, актер, декламирует какие-то строчки, иногда это белые стихи, иногда это проза, написанная аутистами. Это все компиляция, которую Женя Беркович составила, почитав сайты autism.ru и так далее, всякие специализированные интернет - ресурсы, где размещаются такого рода литературные образцы. Это, действительно, очень интересно звучит, музыку написал Сергей Невский, известный современный композитор, академический композитор. Это крайне странная музыка, это такие звуки отрывистые, исполняемые несколькими солистами, большим количеством певцов, которые чуть сзади стоят. Очень странное ощущение. Кроме того, на протяжении всего представления по залу ходят волонтеры и разносят всякие вещи, которые могут дать почувствовать зрителям, каково это – быть человеком, который не может найти контакта с внешним миром, каково быть аутистом. Разносят зайцев пушистых, чтобы их как-то щупали, разносят зернышки, чтобы их как-то перекатывали в руках, разносят листки бумаги и грифель, чтобы люди рисовали, зрители. Я сидела рядом с Кириллом Серебренниковым, который пришел впервые посмотреть на работу своей подопечной, и нам, например дали ледышку, Кирилл ее долго мял, потом так стесненно передал ее мне. Потом нам принесли какие-то розочки понюхать, мы вместе нюхали. Он ко мне наклонился и сказал: «Слушай, это какой-то просто 4D спектакль». Потом подумал и сказал: «Все-таки, 5D, наверное».

На самом деле ощущения крайне интересные. Светлана Сорокина играет женщину –психолога, которая ведет тренинги по коммуникации, знаете, такие популярные: вы можете наладить отношения с коллегами, если вы будете больше улыбаться и так далее. А в конце оказывается, она все это с экрана вещает, все эти тренинги произносит тоже в перерывах между пением солистов и декламацией произведений аутистов, которые декламирует актер. Потом неожиданно Светлана Сорокина появляется в зале сама, как бы сходит с экрана, и оказывается, что она, эта женщина – психолог и есть мать мальчика-аутиста, который все это время на сцене, и что у нее такая грандиозная проблема. Она, человек, всю жизнь занимающийся коммуникациями между людьми, не может наладить контакт с собственным сыном. И на самом деле – невероятно трогательный финал, как они сидят, мама и сын, и гладят зайца вместе. Я сейчас даже вспоминаю, у меня слезы наворачиваются. Сорокина оказалась очень хорошей актрисой, просто удивительно. Она такая женщина – душевность, известно, что она совесть российского телевидения. Она оказалась еще и замечательной актрисой, которая умеет это изображать на сцене. Все рыдали, Кирилл тоже рядом плакал.

Сорокина: Ну, как-то по правде все. Я немножечко знакома с женщинами, которые тянут детей-инвалидов, детей с ограниченными возможностями, в том числе и аутистов, и, в общем, там все по правде было. И мне показалось, что это будет не натужно произнести, в том смысле, что я, наверное, смогу это сделать. Вот с этого все и пошло.

Шакина: На самом деле, это не то что социальный спектакль, как многим кажется, который объясняет нам – как важно научиться общаться с детьми-аутистами и вообще с непохожими на нас людьми. Аутизм, на самом деле, в современном мире, где все пронизано коммуникациями, и где ты из любой точки мира в любой момент можешь связаться с кем угодно, в искусстве аутизм стал метафорой ухода в себя. На самом деле, это одновременно и крайне интересное произведение современного искусства, как музыка, так и все представление целиком, но это, действительно, и спектакль, который просто дает понять людям в зале, что необходимо налаживать связи друг с другом. Не просто связи с какими-то там неполноценными людьми, хотя я не считаю аутистов неполноценными людьми, я их считаю просто другими людьми, совсем другими, - просто друг с другом налаживать связи. На самом деле это можно сделать, хотя это невозможно, но все равно, возможно.

Казнин: Наверное, это еще успех большой Жени Беркович, это ведь ее первая такая вот работа, она приехала из Петербурга, поступила на курс к Серебренникову и вот так выстрелила.

Шакина: Да, это ее первая заметная работа. Я общалась с коллегами, очень многие театроведы считают, что это будущая звезда. Женя замечательная, причем она, как и любой талантливый человек, очень скромно высказывалась о своей работе, мы с ней перед премьерой говорили, она говорит: «Ну, честно говоря, я вообще не вижу там своей режиссуры. Просто есть замечательная Светлана, есть замечательные тексты, которые я скомпилировала, есть прекрасный дирижер немецкий, есть замечательные солисты, и как там сейчас все закрутится, я не знаю». Все так закрутилось, это, вроде, так просто, потому что подобрать к современной академической музыке адекватную иллюстрацию – крайне тяжело, это очень странная, не всем понятная вещь. А она сделала из этого – музыка очень герметичная. Мы разговаривали с композитором Сергеем Невским, на мой вопрос он ответил, что да, я правильно догадалась, музыка к произведению о людях, которые живут в своем герметичном мире, не могут раскрыться, она тоже должна быть довольно герметичной, закрытой и малопонятной. Женя сделала из этого совершенно негерметичный спектакль, он – такая вещь, которая раскрывается и всех в зале объединяет. Я считаю, что это очень талантливая девушка. Кстати, у нее сестра ее родная – психолог, который занимается проблемой аутизма, точнее – таким явлением, как аутизм. И она с сестрой очень много консультировалась на этот счет, и, в общем, довольно много об этом думает. А Сергей Невский даже перед общественностью извинялся, говорит, вы не думайте, что я написал эту музыку к произведению об аутистах, это мы какой-то социальной спекуляцией занимаемся, спекуляцией на эмоциях зрителей. Это не так.

Невский: Я был на таком слете, ну, не слете, а в квартире, где по средам аутисты собираются, они дико разговорчивые, они очень общительные, они, скорее, напоминают вам средних театральных режиссеров или директоров средних предприятий, потому что они все время разговаривают и ни на кого не обращают внимания. Этот поэтический образ оказался в какой-то момент актуален, потому что потребность в несовершенстве, потребность в какой-то ранимости, в герметичности, потребность не быть винтиком капитализма – она в какой-то момент оказалась в культуре очень востребованной. Люди поняли, что определенные экономические модели, которые были навязаны Тэтчер и Рейганом в начале восьмидесятых, они не работают.

Шакина: Достаточно много уже сделано об аутизме, это проблема последнее время очень привлекает внимание художников и современных художников. Просто это очень метафоричная проблема для современного мира – одновременно дико открытого и одновременно, где каждый член общества пытается максимально закрыться от мира, который давит на него своими возможностями.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.