Сигареты в России станут страшнее и дороже

Здесь и сейчас
11 мая 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
На сигаретных пачках нарисуют раковые опухоли и недоношенных детей. Глава Минздрава Татьяна Голикова подписала указ об обязательных рисунках. Таким образом, уже через год на пачках появятся 13 утвержденных фотографий болезней с надписями «Недоношенность», «Эмфизема», «Мертворождение» и так далее.

На то, чтобы переделать все пачки, дается один год. Рисунки на пачках российские власти пообещали ввести еще в 2008 году, когда Россия присоединилась к конвенции Всемирной организации здравоохранения по борьбе против табака. По статистике, в нашей стране курит почти 44 миллиона человек – это около 40% всего населения.

В студии телеканала ДОЖДЬ Вадим Желнин, генеральный директор ассоциации производителей табачной продукции «Табакпром». 

Казнин: Вы как относитесь к этой мере?

Желнин: Дело ж не в том, вы справедливо сказали, вернее, вы сказали, что это конвенция предписывает, хотя подписантов конвенции около 200 стран, а картинки пока введены всего лишь в 30. Но российский закон, который регулирует эту сферу – технический регламент на табачную продукцию, он вышел, опубликован в конце 2008-го, вступил в силу с 2009 года, и никто не мешал Минздраву, по крайней мере, 2 года назад издать такой приказ и картинки появились бы. Сейчас они появятся через год, а тогда – в 10 издали, с 11-го года были бы картинки.

Вопрос не в том, что появляются картинки, а вопрос в том, когда это сделано и как это сделано. Дело в том, что в мире есть разные наборы картинок, но Россия же стремится к гармонизации своего законодательства со странами Евросоюза. В Европе есть такая библиотека картинок, довольно обширная, и как, например, поступила Украина? Они выбрали из европейской библиотеки какой-то набор картинок, он достаточно широкий, каждая страна может выбрать какие хочет: хочет пострашней, хочет не такие страшные, и ввела их.

В чем достоинство европейской библиотеки? Поймите, мы не обсуждаем – страшны картинки, не страшны, нас не волнует содержание картинок. Это, вообще говоря, не наш вопрос. Нас волнует то, чтобы правила нанесения этих картинок были четки, понятны и однозначны, и могли бы быть реализованы индустрией.

Казнин: А сейчас что?

Желнин: А дело в том, что там есть важные параметры. Во-первых, цветоделение. Я не буду уходить в чисто технические термины, объясню просто. Можно нарисовать эту картинку с плохим разрешением и качеством, там ничего понятно не будет, ясно, что это будет профанация и абсурд. Можно требовать от индустрии, чтобы качество полиграфии было такое, как при издании самых дорогих альбомов по живописи. Наверное, это тоже нелепо. Здесь должны быть разумные правила – как делать.

Казнин: Их нет сейчас?

Желнин: Нету! У нас только картинки показаны.

Арно: А картинки-то уже выбрали какие мы хотим?

Желнин: Минздрав нашел, но он выбрал картинки не из европейской библиотеки, потому что европейская библиотека сопровождена всеми материалами, которые не вызывают у индустрии никаких затруднений – как печатать картинки, это недешево, это большая работа, но закон этого требует, и здесь индустрия не возражает.

А вот когда складывается ситуация: Рисуйте, а как рисовать – мы вам пока не скажем. А угроза – это отзыв всей продукции, если кто-то сочтет, что нарисовано что-нибудь не так. То есть, первое – это чисто полиграфические параметры.

Казнин: То есть, получается, что каждый производитель будет рисовать исходя из своих представлений о том, как это ложно быть?

Желнин: Конечно, производители и наша ассоциация – мы обратимся за разъяснением, но это ведь все - время. И, к сожалению, кто мешал Минздравсоцразвития 2 года назад издать такой приказ и уже год картинки были бы? Мы видим, с какой скоростью работает аппарат этого министерства даже там, где им интересно. Это же они уверяют, что это важно, полезно, нужно. Они 2 года собирались написать эту бумагу. Представляете, с какой скоростью нам ответят на наши вопросы, причем – не демагогические, а вопросы нетривиальные, связанные с развитием...

Казнин: Хорошо, разъяснили вам, допустим. А еще какие проблемы?

Желнин: Вопрос – когда разъяснят. А потом, все-таки, законодательные акты и нормативно-правовые акты, все-таки, должны быть такие, чтоб не нужно было дополнительно разъяснять.

Еще скажу, чего там нет. Процентов 70 пачек имеют одинаковую форму, но процентов 30 – пачки другой формы. Значит, должно быть правило, как картинка деформируется в зависимости от того, на какую пачку она наносится. Этого нет.

Я так легко об этом говорю, потому что Казахстан здесь чуть-чуть опередил Россию как наш партнер по Таможенному союзу, и взяты, в общем-то, почти казахстанские с чуть другими надписями. И мы знаем, с какими проблемами столкнется индустрия: как наносить, как деформировать.

И возникает еще одна проблема: авторские права. Библиотека Евросоюза и вся процедура получения страной этих картинок понятна, прозрачна, проста, там не нужно ничего платить и все ясно. А авторские права на эти картинки не ясны. Есть даже разные сведения, что часть из них - авторскими правами обладают физические лица, в той или иной степени связанные с антитабачными активистами. Все это сейчас проходит Казахстан.

Поэтому мы считаем, что не будет возражений никаких, если все четко прописано.

И еще одно обстоятельство: все-таки, сегодня Россия идет в Таможенный союз, развиваются процессы интеграции, гармонизации законодательства, и на подходе – технический регламент на табачную продукцию Таможенного союза. Работа над ним в завершающей стадии. И вполне вероятно, что в ближайшее время, где-нибудь уже в начале 13-го года этот регламент станет главным. А регламент Таможенного союза отменяет все законы внутренние, это нормально, это правильно и естественно.

И опять получится так, что согласно этому указу в России нужно будет заменить всю упаковку через год. А потом еще через полгода, когда вступит в силу технический регламент Таможенного союза, опять придется всю упаковку менять. Вот эти вопросы вызывают у нас недоумение.

Арно: Есть какие-то результаты исследования, насколько картинка более эффективна, чем надпись?

Желнин: Я слышал много высказываний антитабачных активистов, как хорошо это влияет, сколько народа задумалось о том, чтобы бросить курить. Сначала это говорилось в связи с введением укрупненных надписей, содержания. Если кто помнит, надписи были: Минздравсоцразвития предупреждает, что курение вредно для вашего здоровья. Это заменили на введение картинок. Но объективных данных по каким либо рынкам, где это введено, работало и привело к реальному снижению потребления сигарет, я их никогда не видел.

Казнин: Есть данные по совокупным мерам, это и запрет курения в ресторанах, кафе и так далее, пропаганда здорового образа жизни. Все это вместе.

Желнин: Эти данные – весь вопрос – как интерпретировать. Например, никто не будет спорить и все знают, что США добились колоссальных успехов в снижении общего уровня курения. Еще лет 20 назад там курили все, повсюду.

Запреты на курение появились потом. И у них достаточно дешево стоят сигареты, если учесть паритет покупательной способности. У них нет никаких устрашающих картинок до сих пор. Между тем, успехи большие.

Мы не говорим, почему это общество борется за то, чтобы люди не курили. Это совершенно нормальная задача общества, задача государства. Мы при этом говорим всегда только одно – в этой борьбе, все-таки, не ставьте индустрию в безвыходное положение в том плане, что не издавайте положений, которые индустрия не может выполнить. Или не стремитесь к такому повышению цен, это еще одна тема, которая скоро, наверное, тоже будет обсуждаться – давайте мы резко поднимем цены на сигареты, народ бросит курить. Опыт Европы, и западной даже, и в особенности – восточной, показывает: просто легальное потребление замещается нелегальным. От этого мы предостерегаем.

Арно: А вы курите?

Желнин: Я курю, да.

Арно: Вам неприятно будет брать пачку, на которой будут легкие курящего человека наклеены?

Желнин: Я плохой показатель. Если я скажу, что мне это будет неприятно, я погрешу против своей совести. Если я скажу, что мне безразлично, скажут: Конечно, он табачник.

Я говорю – есть объективные данные. Нет объективных, надежных, достоверных данных, где сказано: сделали картинки и потребление сигарет в данной стране сократилось.

Казнин: Это в первую очередь, все-таки, направлено на молодежь, понятно, что курильщик со стажем на эту картинку внимания не обратит.

Желнин: Есть очень много разговоров на эту тему. Одни говорят: Ну, конечно, молодежь увидит, испугается. Другие говорят: А молодежь наоборот начинает коллекционировать эти картинки. Это все общие рассуждения. А достоверным был бы такой факт, сказать: вот в такой-то стране, в таком-то году ввели картинки, прошло 3-4 года, я понимаю, что год или 2 – это слишком маленький период, и мы увидели снижение. Таких данных никто не показал. По России я могу сказать: у нас устрашающие надписи уже 3 года, объем рынка остается, нормального, легального, одним и тем же. Как и в последние 10 лет.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.