Штраф миллион рублей и тюремное заключение до 4 лет: вслед за митингами ужесточают контроль над НКО

Здесь и сейчас
29 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
«Единая Россия» предлагает составить реестр НКО, которые занимаются российской политикой на зарубежные гранты, и признать их иностранными агентами. Автором закона снова выступил депутат-единоросс Александр Сидякин. Он же вносил в думу законопроект о повышении штрафов на нарушения на митингах.

Сидякин предлагает создать специальный реестр Минюста, в который должны войти все НКО, получающие финансирование из-за рубежа и занимающиеся политикой. За организациями из реестра будет следить Минюст, и они должны будут раз в полгода отчитываться о своей деятельности. За нарушение правил работы НКО могут серьезно оштрафовать – до миллиона рублей, а за некоторые нарушения – и посадить в тюрьму на четыре года. Вот как объяснил смысл новых правил для НКО сам Александр Сидякин.

Сидякин: Я считаю, что граждане должны быть проинформированы о том, как НКО ведут свою деятельность, за счет чего они финансируются. Есть подобные законы в европейских государствах, в США с 1935 года такой закон действует. Мы четко понимаем, что есть правозащитные организации, НКО, которые занимаются политической деятельностью и которые не занимаются. Есть определенный тренд. Будет отдельный реестр, в который будут попадать НКО, занимающиеся политической деятельностью и при этом получающие деньги из иностранных источников. Все материалы, которые они будут выпускать, вся их агитационная деятельность будет сопровождаться этим лейблом. Раз ты занимаешься политикой и пытаешься влиять на общественное мнение, на государственную политику, общество должно понимать, кто дает такое суждение или оценку – это зрелый продукт нашего гражданского общества или это продиктовано какими-то внешними условиями.

Сидякин говорит об общей тенденции и не связывает свою инициативу с каким-то конкретным событием, однако он, конечно, лукавит, потому что разговоры о том, что именно через некоммерческие организации, которые получают европейские и американские гранты, шло финансирование протестных акций, идут уже давно. Вот, например, высказывание сенатора Бориса Шпигеля во время обсуждения причин беспорядков на Болотной площади 6 мая.

Шпигель: Откуда взялись эти организованные, вооруженные, фактически хорошо обученные, на которых потрачены были немаленькие деньги, люди? В этом зале проходили слушания о необходимости разрешения иностранного капитала в наших НКО. Так вот я еще раз объясняю, что сегодня меня убеждает еще раз, что эти люди были как раз теми, о ком мы сегодня говорим. 

Обострение ситуации с некоммерческими организациями было и во время парламентских и президентских выборов. С прокурорской проверкой, которую инициировали депутаты «Единой России» и «Справедливой России» пришли в ассоциацию «Голос», которая готовила наблюдателей на выборы. Депутаты требовали проверить, на какие деньги работает «Голос». Тогда многие опасались, что деятельность ассоциации может быть прекращена, однако она до сих пор благополучно работает.

Поправки Сидякина теоретически касаются только тех, кто занимается политикой. Однако он сам в разговоре признал, что его дело – написать закон, а вот как его будут применять – это уже другое дело. И именно расплывчатость формулировок пугает правозащитников.

Тополева: Этот закон может привести к каким-то очень тяжелым последствиям, а может и не привести. Почему? Потому что он может позволять, как любят у нас делать в последнее время, произвольное трактование норм этого закона. По поводу этой уголовной ответственности, к кому она применяется, он настолько произвольный и расплывчатый, что в принципе можно достаточно широко его трактовать. Вот что страшно. 

Те, кто напрямую не занимается политикой, также обеспокоены дополнительным контролем за НКО.

Куксин: Это очень опасная тенденция, это очень неправильно. Получается, что мы не стесняемся пользоваться иностранными деньгами, затыкая дыры в бюджете, которые невозможно решить. Видите, у меня повязка на руке? Катастрофически не хватает донорской крови для лечения наших детей в наших больницах, и здесь мы не стесняемся привлекать иностранное финансирование.

Кремер: То есть вы на иностранные деньги сдаете свою кровь?

Куксин: По крайней мере, в рабочее время, оплаченное из иностранных источников. Получается очень кривая, неправильная ситуация, которая, скорее, репутационно ударяет по органам власти, по людям, которые принимают такие законы. Это выглядит дико. 

Законопроект пока не внесен, его будут обсуждать. Пока он получил одобрение ЛДПР, а коммунисты и справедливороссы заявили, что еще не определились.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.