Самовер: доходный дом могли поджечь

Здесь и сейчас
7 июня 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сегодня в столице горел доходный дом купцов Приваловых.

Он был построен на рубеже 19 – 20 веков и представляет из себя комплекс из 3 домов. Сегодня с утра загорелся главный корпус, выходящий фасадом на Садовническую улицу. Выгорели второй, третий и четвёртый этажи. Пострадавших нет. Сейчас в этом дом живёт только одна семья. Их в момент возгорания не было дома.

Этот дом стал яблоком раздора ещё 7 лет назад, когда его официально признали аварийным. Как пояснили в "Архнадзоре", инвестор под названием "Великан 21 век" присмотрел этот участок на Болотном острове, после чего жителей начали выселять, зачастую предлагая им неравные условия компенсации. Нынешний поджог – уже второй по счёту. Предыдущий был в мае.

Весь этот день на месте пожара провели активисты организации "Архнадзор". 

Координатор движения Наталья Самовер рассказала нам о происходящем на Болотном острове.  

Арно: Даже мы, не то чтобы пристально следящие за ситуацией в памятниками архитектуры в Москве, и то совсем недавно обсуждали, что следующая жертва – это дом на Садовнической. Так и получилось.

Самовер: Да действительно, мы тоже очень опасались. И после того, как он загорелся в первый раз 1 мая, его удалось довольно быстро потушить, ущерб от этого пожара был не очень большой. Сразу было признано, что это поджог. Стало понятно, что существует какая-то очень сильная заинтересованность в том, чтобы ухудшить его состояние. Даже понятно, откуда эта заинтересованность идет, потому что еще в марте на градостроительной земельной комиссии, которую новая мэрия учредила для того, чтобы ревизовать существующие инвестпроекты, этот проект был рассмотрен, и было принято решение проинформировать инвестора о необходимости скорректировать этот проект с учетом историко-культурной ценности и технического состояния зданий. Ничего быстро поделать с историко-культурной ценностью, видимо, уже не получится, поэтому осталось что-нибудь быстро поделать с техническим состоянием. Сейчас, насколько мне известно, возбуждено уголовное дело по факту первого поджога. Было обнаружено два совершенно независимых очага возгорания, что со случайными возгораниями не бывает. Сегодня было опять несколько очагов. Я думаю, что это уголовное дело будет разрастаться.

Казнин: Местные жители, которые на этой улице живут, говорят без всяких экспертных мнений о том, что это поджог, потому что случайным это возгорание быть в принципе не может. Ну и понятно, сколько стоит земля и недвижимость на этой территории. Но поджог ведь доказать, по крайней мере, найти персоналии, кто это сделал и кому это выгодно, очень сложно и практически невозможно. Хоть один поджог был доказан в Москве?

Самовер: Насколько мне известно, нет. Но в данном случае жильцы соседнего дома видели, скорее всего, людей, которые совершили этот поджог. Как в детективных романах, есть старушка, которая все время сидит у окна и смотрит, кто это залезает на крышу.

Арно: А когда они поджигают? Рано утром?

Самовер: Нет. В данном случае это было в 9 часу утра. Причем, надо сказать, что это было сделано очень гуманно, поджигатели убедились, что единственная жилица этой квартиры вышла из дома - они не хотели трупов - и минут через 10 после того, как она покинула свою квартиру, произошел пожар.

Арно: Я сразу еще соизмеряю: 9 утра, все едут на работу, значит, пожарным будет тоже тяжело доехать.

Самовер: Да, действительно пожар был очень сильный, была перекрыта Раушская набережная, Садовническая улица. В общем, на этот раз ущерб был причинен больший, чем первомайским пожаром. Хочу вам сказать, как человек, сегодня присутствовавший на месте, побывавший внутри дома: дом очень прочный. Дорогие, неизвестные поджигатели, пожалуйста, перестаньте поджигать дом на Садовнической набережной, 9 – это бесполезно.

Казнин: Я понимаю, что официальной нет статистики, но тем не менее – в Москве сколько подобных поджогов было за последние, например, 10 лет или год?

Самовер: Знаете, конечно, статистики нет. Я могу сказать только о тех предполагаемых поджогах, которые мы отслеживали как общественное движение, которое занимается культурным наследием. Конечно, самый тяжелый случай – это палаты Гурьевых в Потаповском переулке, которые сгорели под Новый год в конце 2009 года. И до сих пор этот памятник выморачивается. Там существовала также явная заинтересованность инвестора в том, чтобы историко-культурная ценность этого здания была сведена к нулю, техническое состояние его было аварийным. Не доказана причастность инвестора к поджогу, но мы по-прежнему полагаем, что без инвестора там не обошлось. Наконец, поджог дачи Муромцева в начале 2010 года, поджог дома, где находились люди, где была беременная женщина, маленькие дети – это, скорее всего, тоже на совести каких-то лиц, которые были заинтересованы в том, чтобы этот объект перестал существовать.

Арно: То есть они поджигают сейчас на будущее, потому что Собянин совсем недавно объявил, что любое строительство пока будет приостановлено, будет проверка документов и т.д.?

Самовер: Более того, самое интересное, что этот самый дом на Садовнической набережной, 9 входит в самый первый список из 14 объектов, которые в настоящий момент как раз проверяются на предмет соответствия законодательству. Мне кажется, после всего, что произошло, городу Москве следует задуматься о том, чтобы сменить инвестора – веры этому инвестору больше нет. Сюда нужно привлекать законопослушного инвестора, который будет заинтересован не в том, чтобы уничтожить эти объекты, а том, чтобы провести там капитальный ремонт и их сохранить. На сегодня инвестор хочет построить там 32 тысячи кв. метров. Ради этого стоит что-то сжечь и, возможно, даже с людьми.

Казнин: Просто реплика – знакомые в Нижнем Новгороде и в Томске говорили, что там просто центр деревянный был сожжен таким образом, и никаких концов. И построили, как мы понимаем, в меру уродливые новоделы – новые дома, где сейчас благополучно живут люди.

Самовер: Да, технология классическая, то же самое происходит во многих городах – в Астрахани, в Нижнем Новгороде, в Томске, и в Москве тоже. Но в данном случае это происходила в 400 метрах от Кремля. Столб дыма был виден, я думаю, президенту, который приехал на работу как раз в это время.

Арно: Дай бог, чтобы он был виден.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.