Самоубийство прокурора. Подробности

Здесь и сейчас
13 июля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

По факту гибели прокурора Вячеслава Сизова возбуждено уголовное дело. Это сообщает Следственный комитет. Начальник управления Генпрокуратуры России Вячеслава Сизов стрелял в себя из табельного оружия. Потом он долго находился в критическом состоянии и в итоге скончался в НИИ им. Склифосовского в воскресение. Стрелял он в себя сам, записки не оставил.

И теперь дело возбудили по статье об "умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего". Следователи собираются проводить даже посмертную психолого-психиатрическую экспертизу.

Дело Вячеслава Сизова пресса рассматривает в контексте конфликта между прокуратурой и следственным комитетом, в ходе готорого верхушку подмосковной прокуратуры уже сняли из-за дела о подпольных казино в Подмосковье.

Депутат Госдумы Александр Хинштейн, заявил накануне, что рассматривается вопрос о возбуждении уголовного дела по статье "доведение до самоубийства". Статья крайне редкая, по ней почти никогда не осуждают. СМИ упоимнают, что Александр Хинштейн в этом конфликте выступает на стороне прокуроров.

Александр Хинштейн у нас на связи.

Погребижская: А что вы такого знаете про дело Сизова, чего никто не знает? Почему его, как вы думаете, довели до самоубийства?

Хинштейн: Вопрос, несколько говоря странный: я не знаю чего-то такого, чего не знает кто-то другой, я лишь знаю те факты обстоятельств, которые известны мне. Они свидетельствуют о том, что существует объективная неоднозначная ситуация человеческой трагедии при которой ушел из жизни человек, кстати, очень достойный. Я его лично знал. И эта ситуация довольно странным образом пытается быть использована в откровенных плановых политических межведомственных разборках. То, что мне откровенно не нравится. Вопрос о возбуждении уголовного дела встал с самого момента, буквально на второй же день после того, как произошло происшествие. Были внутри Следственного комитета споры, как квалифицировать действия, и расхожей версией было именно «доведение до самоубийства».

Погребижская: Саша, как раз я хочу вас перебить, с одной стороны, а с другой стороны узнать поточнее. Здесь же, мне кажется, на взгляд поверхностный, исходя из данных, которые нам известны, довольно понятная ситуация: человек стрелял в себя сам из табельного оружия…

Хинштейн: Не из табельного, кстати говоря. Это ошибка. Он стрелял не из табельного, а из наградного оружия.

Погребижская: Из наградного?

Хинштейн: Да, марки ПММ.

Погребижская: Как можно в этой ситуации предполагать, что кто-то его на это натолкнул, кто-то его довел до самоубийства? Как можно об этом судить?

Хинштейн: На самом деле судить о том, что толкнуло Сизова на этот шаг довольно сложно. По крайней мере, ни у меня, ни у его родных, ни у его коллег нет на сегодняшний момент четкого внятного объяснения, потому что ни по работе, ни дома у него не было никаких проблем. И в этот день все, кто с ним общался в первой половине дня, не замечали ничего странного и сверхъестественного. Что там произошло? На этот вопрос, повторяю, ответа пока нет. То, что это не убийство, совершенно очевидно, очевидно и по тому, как произошел выстрел, по месту входа пули, по пороховым следам. На этот вопрос, очевидно, нужно ответить. Вопрос только с точки зрения правовой, официальной, как это сделать? Доведение до самоубийства…

Погребижская: Саша, я прошу прощения. К сожалению, у нас короткий выпуск и судьба заставляет меня вас перебить и закончить разговор. Большое вам спасибо, что были с нами на связи.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.