Самоубийство прокурора. Подробности

Здесь и сейчас
13 июля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

По факту гибели прокурора Вячеслава Сизова возбуждено уголовное дело. Это сообщает Следственный комитет. Начальник управления Генпрокуратуры России Вячеслава Сизов стрелял в себя из табельного оружия. Потом он долго находился в критическом состоянии и в итоге скончался в НИИ им. Склифосовского в воскресение. Стрелял он в себя сам, записки не оставил.

И теперь дело возбудили по статье об "умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего". Следователи собираются проводить даже посмертную психолого-психиатрическую экспертизу.

Дело Вячеслава Сизова пресса рассматривает в контексте конфликта между прокуратурой и следственным комитетом, в ходе готорого верхушку подмосковной прокуратуры уже сняли из-за дела о подпольных казино в Подмосковье.

Депутат Госдумы Александр Хинштейн, заявил накануне, что рассматривается вопрос о возбуждении уголовного дела по статье "доведение до самоубийства". Статья крайне редкая, по ней почти никогда не осуждают. СМИ упоимнают, что Александр Хинштейн в этом конфликте выступает на стороне прокуроров.

Александр Хинштейн у нас на связи.

Погребижская: А что вы такого знаете про дело Сизова, чего никто не знает? Почему его, как вы думаете, довели до самоубийства?

Хинштейн: Вопрос, несколько говоря странный: я не знаю чего-то такого, чего не знает кто-то другой, я лишь знаю те факты обстоятельств, которые известны мне. Они свидетельствуют о том, что существует объективная неоднозначная ситуация человеческой трагедии при которой ушел из жизни человек, кстати, очень достойный. Я его лично знал. И эта ситуация довольно странным образом пытается быть использована в откровенных плановых политических межведомственных разборках. То, что мне откровенно не нравится. Вопрос о возбуждении уголовного дела встал с самого момента, буквально на второй же день после того, как произошло происшествие. Были внутри Следственного комитета споры, как квалифицировать действия, и расхожей версией было именно «доведение до самоубийства».

Погребижская: Саша, как раз я хочу вас перебить, с одной стороны, а с другой стороны узнать поточнее. Здесь же, мне кажется, на взгляд поверхностный, исходя из данных, которые нам известны, довольно понятная ситуация: человек стрелял в себя сам из табельного оружия…

Хинштейн: Не из табельного, кстати говоря. Это ошибка. Он стрелял не из табельного, а из наградного оружия.

Погребижская: Из наградного?

Хинштейн: Да, марки ПММ.

Погребижская: Как можно в этой ситуации предполагать, что кто-то его на это натолкнул, кто-то его довел до самоубийства? Как можно об этом судить?

Хинштейн: На самом деле судить о том, что толкнуло Сизова на этот шаг довольно сложно. По крайней мере, ни у меня, ни у его родных, ни у его коллег нет на сегодняшний момент четкого внятного объяснения, потому что ни по работе, ни дома у него не было никаких проблем. И в этот день все, кто с ним общался в первой половине дня, не замечали ничего странного и сверхъестественного. Что там произошло? На этот вопрос, повторяю, ответа пока нет. То, что это не убийство, совершенно очевидно, очевидно и по тому, как произошел выстрел, по месту входа пули, по пороховым следам. На этот вопрос, очевидно, нужно ответить. Вопрос только с точки зрения правовой, официальной, как это сделать? Доведение до самоубийства…

Погребижская: Саша, я прошу прощения. К сожалению, у нас короткий выпуск и судьба заставляет меня вас перебить и закончить разговор. Большое вам спасибо, что были с нами на связи.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия