Рубль падает, но нет причин для паники

Здесь и сейчас
22 сентября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Заместитель главного редактора SLON.ru Елена Тофанюк рассказывает о падении курса рубля.

Белоголовцев: Мы будем говорить с вами о курсе рубля, который…

Тофанюк: Всех пугает.

Белоголовцев: Собственно, пугает. И наверное первый вопрос, стоит ли нам пугаться того, что сейчас происходит с рублем, который дешевеет прямо на глазах и это просто не метафора даже?

Тофанюк: Вообще, аналитики и участники рынка пишут в своих обзорах, что дно уже близко. То есть, в общем, если сейчас начать менять, то можно сильно потерять потом.

Белоголовцев: Но вот как-то стоит к этим цифрам, то есть, просто когда человек, скажем так, не сведущий, не глубоко погруженный в экономические процессы, слышит – «рубль достиг минимума за два года», у него автоматически просто рефлекторно включается некая паника.

Тофанюк: Да. И он бежит в обменные пункты, начинается сумасшедший дом.

Белоголовцев: Это правильно, или нужно расслабляться? Вот сейчас, кстати, мы видим график по последним сведениям, рубль вырос на ММВБ до 32 рублей, это данные по состоянию на 14:40 по Московскому времени. Вот эти цифры, они являются ли для кого-то критическими? Являются ли для кого-то опасными? Являются ли для кого-то поводом запаниковать?

Тофанюк: Мне кажется, что паниковать не стоит никогда, особенно учитывая, что у нас происходит в мировой экономике, учитывая ту валотильность, которую мы наблюдаем уже там много месяцев. И знаете что на самом деле не рубль падает, растет доллар, если посмотреть на все мировые валюты, то падают, в общем, все, это доллар отрастает. Он очень сильно обрушился после того, как агентствоStandard & Poor's снизило рейтинг США. И естественно, коррекция не менее впечатляющая в долларе.

Белоголовцев: Но тем не менее, все-таки Standard & Poor's повысили рейтинг США.

Тофанюк: Понизили.

Белоголовцев: То есть понизили рейтинг США не в 2009 году, а здесь мы видим, что как раз доллар то возрастает максимально за последние два года. То есть здесь все-таки…

Тофанюк: Высокая валотильность на рынке, что вы хотите.

Белоголовцев: Следовательно, не только, а как происходит. То есть здесь нам в России не стоит по этому поводу как-то рвать на себе волосы?

Тофанюк: Мне кажется, абсолютно. Фундаментальных причин никаких вот нет. Паники, конечно, добавляет недавнее заявление, сделанное Андреем Клепачем о том, что рубль у нас переоценен, и вообще неплохо бы его немножко девальвировать. Но Андрей Клепач он отвечает за экономическую политику, естественно, ему нужен слабый рубль для того, чтобы он мог обеспечивать какую-то более благоприятную среду для производителей внутри страны. Его, вы знаете, очень быстро заставили отказаться от своих слов. А фундаментальных причин…

Белоголовцев: В связи вот с этим ростом валотильности, можно ли ожидать расширение валютного коридора для рубля? Можно ли ожидать того, что вот частично пожелание, предположения господина Клепача, будут так или иначе реализованы?

Тофанюк: Но это на самом деле, не пожелание, не мечты господина Клепача. Как известно, у нас Центральный банк вообще держит курс на то, чтобы отказаться от регулируемого курса рубля и перейти к плавающему. Так что рано или поздно, коридор отменят вообще.

Белоголовцев: Об этом мы регулярно слышим, но вот пока мы не видим, скажем так, 100% предпосылок к этой отмене валютного коридора.

Тофанюк: Пока нет, но рано или поздно, это случится. Он уж был расширен некоторое время назад.

Белоголовцев: Эти заявления появляются, появляются, появляются, и продолжаются, продолжаются, продолжаются.

Тофанюк: Это также, знаете, как биржи сливались. Они два года были, заявляли, заявляли, а потом раз - и слились.

Белоголовцев: Можно ли, если мы говорим об отмене вообще коридора для рубля, можно ли попросить вас дать какой-то примерный прогноз по срокам, когда это может произойти?

Тофанюк: Нет.

Белоголовцев: То есть, об этом не знает никто?

Тофанюк: Что происходит в голове у Игнатьева, я не готова прогнозировать, и я не думаю, что кто-то готов это прогнозировать.

Белоголовцев: А это единоличное решение Игнатьева?

Тофанюк: Это решение Центрального банка. У нас центральный банк отвечает за монетарную политику, он никого не пускает. Вы видели, как он дал по голове Клепачу.

Белоголовцев: Это де-юре или де-факто?

Тофанюк: Это де-факто.

Белоголовцев: На Игнатьева может быть оказано давление, я не знаю. В период предвыборный?

Тофанюк: Он не поддается особому давлению никогда. Центральный банк очень сильный институт у нас.

Белоголовцев: Например, если мы увидим, что рубль продолжит падать, или как вы говорите, доллар продолжит расти.

Тофанюк: Все ждут интервенции. Но будут интервенции, вероятно, Центробанк проведет.

Белоголовцев: То есть мне кажется логично, что в период предвыборный, рублю не дадут упасть совсем уж сильно.

Тофанюк: А нет никаких предпосылок для того, чтобы рубль обрушился, у нас нет никакого гигантского долга, у нас огромные золотовалютные резервы. У нас экономика растет лучше американской.

Белоголовцев: У нас падающая нефть, у нас сокращение спроса на нефть.

Тофанюк: Но нефть падает еще не так сильно.

Белоголовцев: Но при этом нет посыла к тому, что она будет расти.

Тофанюк: Но если нефть обрушится до 60 долларов, то никакой Центробанк не поможет удержать рубль.

Белоголовцев: Здесь логично.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.