Рособоронэкспорт упустил контракт на $9 млрд

Здесь и сейчас
30 апреля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Россия выбыла из борьбы за тендер века: Индия не будет покупать 126 истребителей Миг-35. Контракт на $9 млрд достанется либо французам, либо европейскому консорциуму "Еврофайтер".

Американские самолеты, которые считались фаворитами, также остались не у дел.

Какие последствия для Рособоронэкспорта будет иметь потеря самого дорогостоящего тендера века, рассказывает Павел Шейнин.

Почему был проигран тендер — рассказывает член общественного совета при Министерстве обороны РФ Игорь Коротченко.

Казнин: На ваш взгляд - может быть, дилетантский вопрос задам - а кто в итоге виноват в том, что мы не получили этот заказ? Россия или Индия так решила, то есть заказ был уже практически у нас в кармане, например, идеальное предложение, но они вот решили по своим каким-то причинам отказаться? Или такое предложение было, что они просто отказались?

Коротченко: Это выбор исключительно индийской стороны. Я полагаю, он обусловлен, прежде всего, тем, что Индия, как страна, претендующая на некую роль региональной сверхдержавы, намерена диверсифицировать источники закупок вооружений. Вот мы говорим – российское предложение не прошло. Давайте посмотрим, а что прошло у нас из области авиации на индийском рынке?

Изюмская: Тяжелые истребители.

Коротченко: Прежде всего, это 140 многофункциональных истребителей Су-30МКИ, которые по российской лицензии собираются в Индии. Огромный контракт – 140 машин. Дальше – 250 истребителей пятого поколения, мы с Индией достигли соглашения, что в рамках российско-индийского проекта по истребителю пятого поколения они купят 250 машин. Крупные цифры. Дальше – корабельный контракт для авианосца «Викрамадитья», покупается несколько эскадрилий Миг-29К палубной авиации. Дальше у нас крупный контракт, связанный с разработкой и производством, опять же в рамках совместной программы, нового военно-транспортного самолета.

Изюмская: То есть не хотят просто монополии российской?

Коротченко: Они не хотят российской монополии, с одной стороны. С другой стороны, есть определенные проблемы, связанные с нашим сервисом. У нас всегда это было слабым местом, и накануне решения по вот этому тендеру на 126 новых многофункциональных средних истребителей, в индийской прессе и в американской, кстати говоря, шла такая кампания против России, где ее обвиняли в том, что она постоянно срывает поставку запасных частей, плохая логистика, обеспечение и т.д. То есть когда на кону стоят $10 млрд., естественно, используются любые формы и методы для того, чтобы облить грязью конкурентов. Конечно, для нас это не фатально, но неприятно – 10 млрд. не валяются на дороге.

Изюмская: А некоторые аналитики говорят, что и слава богу, что мы этот тендер не выиграли, что самолет недоработанный, и если бы мы все-таки стали победителями, то нам бы пришлось в сжатые сроки дорабатывать его, и мероприятие получилось бы убыточным.

Коротченко: Доработали бы, за такие деньги, опыт показывает, Россия может делать очень многое. На самом деле, машина в целом неплохая. Мы знаем, было 5 истребителей. Миг-35, в чем его преимущество? Во-первых, это отработанная схема конструкции, что немаловажно, потому что в основе все-таки Миг-29. Дальше – радар с активной фазированной решеткой, это преимущество в дальнем воздушном бою, это широкая номенклатура ракетных средств поражения. Самое главное, мы отдавали Индии полностью все ноу-хау проекта, то есть они могли поднимать этот проект, пользуясь российскими технологиями. Американцы, например целый ряд позиций не отдавали. Но надо еще также говорить о таком факторе как поиск посредников, потому что и Франция, и Европа, известно, что при заключении ряда сделок используют коррупционный момент, эти самые пресловутые оружейные откаты. Но за откат в $1 млрд. в перспективе, я думаю, французы, которые славятся тем, что они дают откаты при заключении оружейных контрактов, могли найти «нормальных» людей, которые за эту сумму могли пролоббировать французские предложения. Их ловили уже за руку.

Изюмская: А мы откаты не даем?

Коротченко: Ну эта тема закрытая. Скажем, мы используем посредников при заключении контрактов, как и любая другая страна. Вы знаете, посредников в оружейных сделках нет только в Китае, там за это расстреливают, потому что коммунистический режим и ЦК КПК жестко контролирует лояльность тех госслужащих, которые привлекаются к оружейным сделкам. Во всех остальных странах посредники – нормальная абсолютно практика. Но в данном случае французы, которые славятся тем, что умеют дать «на лапу», очевидно, в Индии нашли людей, я не исключаю даже, весьма высокопоставленных, чтобы проллобировать. Давайте посмотрим, мне кажется, Eurofighter пролетит мимо тендера, так же пролетели мы, шведы и американцы.

Казнин: И кто получит?

Коротченко: Rafale, Франция.

Изюмская: То есть наш высокотехнологичный изумительный самолет стал жертвой просто недостаточно хорошего поиска посредников, я правильно понимаю?

Коротченко: С одной стороны. С другой стороны, Индия не хочет монопольно зависеть от России, чтобы Россия была монополистом на этом рынке. Я еще раз говорю, мы если посмотрим количество машин, которые сегодня эксплуатируются в Индии и будут поставлены, это свыше 500 единиц. Хорошая, нормальная доля России.

Казнин: Сделка-то стала жертвой кристальной честности наших чиновников военных. Скажите, когда мы комментировали срыв сделки, очень корректно поступили в Министерстве обороны, они сказали, собственно, те же слова, что и вы, что это сугубо решение индийской стороны. А американцы, которые тоже пролетели…

Изюмская: Они очень расстроились.

Коротченко: Там сняли американского посла.

Казнин: Он ушел в отставку, и они выразили официально глубокое сожаление. Почему они так расстроены? Ведь, в общем, наверное, для них тоже это не фатальное решение?

Коротченко: Для них не фатальное решение, но что принципиально важно отметить. Индия – это крупнейший покупатель российского оружия. Примерно 50% из тех $8,5 млрд., которые Рособоронэкспорт заработал в прошлом году за счет продажи оружия, половина приходится на Индию. Поэтому обижать Индию, предъявлять ей какие-то претензии будет себе дороже. Заняв дипломатичную, сдержанную позицию, мы наверстаем тем, что сможем продать ей другие системы и хотя бы как-то компенсировать эту неудачу.

Казнин: А МиГи, не проданные Индии, куда мы будем продавать? Ведь свято место пусто не бывает. Тут же у людей руки горели, наверное – 126 машин надо было делать.

Коротченко: Пострадает нижегородский завод «Сокол», который рассматривался как основная площадка по производству этих машин. Там, конечно, будут проблемы. А в целом, мы говорим, есть сейчас контракты на поставку МиГ-29 в Сирию, в Мьянму. Кстати говоря, Миг-35, который является более продвинутой версией, думаю, найдет спрос потенциальный и на рынке Латинской Америки, в Юго-Восточной Азии, конечно, на Ближнем Востоке, когда закончится вот эта волна нестабильности, которая сегодня сметает всех.  

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия