Рособоронэкспорт упустил контракт на $9 млрд

Здесь и сейчас
30 апреля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Россия выбыла из борьбы за тендер века: Индия не будет покупать 126 истребителей Миг-35. Контракт на $9 млрд достанется либо французам, либо европейскому консорциуму "Еврофайтер".

Американские самолеты, которые считались фаворитами, также остались не у дел.

Какие последствия для Рособоронэкспорта будет иметь потеря самого дорогостоящего тендера века, рассказывает Павел Шейнин.

Почему был проигран тендер — рассказывает член общественного совета при Министерстве обороны РФ Игорь Коротченко.

Казнин: На ваш взгляд - может быть, дилетантский вопрос задам - а кто в итоге виноват в том, что мы не получили этот заказ? Россия или Индия так решила, то есть заказ был уже практически у нас в кармане, например, идеальное предложение, но они вот решили по своим каким-то причинам отказаться? Или такое предложение было, что они просто отказались?

Коротченко: Это выбор исключительно индийской стороны. Я полагаю, он обусловлен, прежде всего, тем, что Индия, как страна, претендующая на некую роль региональной сверхдержавы, намерена диверсифицировать источники закупок вооружений. Вот мы говорим – российское предложение не прошло. Давайте посмотрим, а что прошло у нас из области авиации на индийском рынке?

Изюмская: Тяжелые истребители.

Коротченко: Прежде всего, это 140 многофункциональных истребителей Су-30МКИ, которые по российской лицензии собираются в Индии. Огромный контракт – 140 машин. Дальше – 250 истребителей пятого поколения, мы с Индией достигли соглашения, что в рамках российско-индийского проекта по истребителю пятого поколения они купят 250 машин. Крупные цифры. Дальше – корабельный контракт для авианосца «Викрамадитья», покупается несколько эскадрилий Миг-29К палубной авиации. Дальше у нас крупный контракт, связанный с разработкой и производством, опять же в рамках совместной программы, нового военно-транспортного самолета.

Изюмская: То есть не хотят просто монополии российской?

Коротченко: Они не хотят российской монополии, с одной стороны. С другой стороны, есть определенные проблемы, связанные с нашим сервисом. У нас всегда это было слабым местом, и накануне решения по вот этому тендеру на 126 новых многофункциональных средних истребителей, в индийской прессе и в американской, кстати говоря, шла такая кампания против России, где ее обвиняли в том, что она постоянно срывает поставку запасных частей, плохая логистика, обеспечение и т.д. То есть когда на кону стоят $10 млрд., естественно, используются любые формы и методы для того, чтобы облить грязью конкурентов. Конечно, для нас это не фатально, но неприятно – 10 млрд. не валяются на дороге.

Изюмская: А некоторые аналитики говорят, что и слава богу, что мы этот тендер не выиграли, что самолет недоработанный, и если бы мы все-таки стали победителями, то нам бы пришлось в сжатые сроки дорабатывать его, и мероприятие получилось бы убыточным.

Коротченко: Доработали бы, за такие деньги, опыт показывает, Россия может делать очень многое. На самом деле, машина в целом неплохая. Мы знаем, было 5 истребителей. Миг-35, в чем его преимущество? Во-первых, это отработанная схема конструкции, что немаловажно, потому что в основе все-таки Миг-29. Дальше – радар с активной фазированной решеткой, это преимущество в дальнем воздушном бою, это широкая номенклатура ракетных средств поражения. Самое главное, мы отдавали Индии полностью все ноу-хау проекта, то есть они могли поднимать этот проект, пользуясь российскими технологиями. Американцы, например целый ряд позиций не отдавали. Но надо еще также говорить о таком факторе как поиск посредников, потому что и Франция, и Европа, известно, что при заключении ряда сделок используют коррупционный момент, эти самые пресловутые оружейные откаты. Но за откат в $1 млрд. в перспективе, я думаю, французы, которые славятся тем, что они дают откаты при заключении оружейных контрактов, могли найти «нормальных» людей, которые за эту сумму могли пролоббировать французские предложения. Их ловили уже за руку.

Изюмская: А мы откаты не даем?

Коротченко: Ну эта тема закрытая. Скажем, мы используем посредников при заключении контрактов, как и любая другая страна. Вы знаете, посредников в оружейных сделках нет только в Китае, там за это расстреливают, потому что коммунистический режим и ЦК КПК жестко контролирует лояльность тех госслужащих, которые привлекаются к оружейным сделкам. Во всех остальных странах посредники – нормальная абсолютно практика. Но в данном случае французы, которые славятся тем, что умеют дать «на лапу», очевидно, в Индии нашли людей, я не исключаю даже, весьма высокопоставленных, чтобы проллобировать. Давайте посмотрим, мне кажется, Eurofighter пролетит мимо тендера, так же пролетели мы, шведы и американцы.

Казнин: И кто получит?

Коротченко: Rafale, Франция.

Изюмская: То есть наш высокотехнологичный изумительный самолет стал жертвой просто недостаточно хорошего поиска посредников, я правильно понимаю?

Коротченко: С одной стороны. С другой стороны, Индия не хочет монопольно зависеть от России, чтобы Россия была монополистом на этом рынке. Я еще раз говорю, мы если посмотрим количество машин, которые сегодня эксплуатируются в Индии и будут поставлены, это свыше 500 единиц. Хорошая, нормальная доля России.

Казнин: Сделка-то стала жертвой кристальной честности наших чиновников военных. Скажите, когда мы комментировали срыв сделки, очень корректно поступили в Министерстве обороны, они сказали, собственно, те же слова, что и вы, что это сугубо решение индийской стороны. А американцы, которые тоже пролетели…

Изюмская: Они очень расстроились.

Коротченко: Там сняли американского посла.

Казнин: Он ушел в отставку, и они выразили официально глубокое сожаление. Почему они так расстроены? Ведь, в общем, наверное, для них тоже это не фатальное решение?

Коротченко: Для них не фатальное решение, но что принципиально важно отметить. Индия – это крупнейший покупатель российского оружия. Примерно 50% из тех $8,5 млрд., которые Рособоронэкспорт заработал в прошлом году за счет продажи оружия, половина приходится на Индию. Поэтому обижать Индию, предъявлять ей какие-то претензии будет себе дороже. Заняв дипломатичную, сдержанную позицию, мы наверстаем тем, что сможем продать ей другие системы и хотя бы как-то компенсировать эту неудачу.

Казнин: А МиГи, не проданные Индии, куда мы будем продавать? Ведь свято место пусто не бывает. Тут же у людей руки горели, наверное – 126 машин надо было делать.

Коротченко: Пострадает нижегородский завод «Сокол», который рассматривался как основная площадка по производству этих машин. Там, конечно, будут проблемы. А в целом, мы говорим, есть сейчас контракты на поставку МиГ-29 в Сирию, в Мьянму. Кстати говоря, Миг-35, который является более продвинутой версией, думаю, найдет спрос потенциальный и на рынке Латинской Америки, в Юго-Восточной Азии, конечно, на Ближнем Востоке, когда закончится вот эта волна нестабильности, которая сегодня сметает всех.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.