Путин хочет превратить «Россию» в парк

Здесь и сейчас
20 января 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Сегодня премьер-министр Владимир Путин посетил в компании мэра Москвы Сергея Собянина место, где когда-то высилась гостиница "Россия", и предложил: разбить на этом месте парк.

Макеева: Идея парка, она уже не в первый раз, точнее, далеко не в первый раз возникает, но в первый раз это ее премьер, так скажем, на таком уровне она была произнесена.

Фокин: Да, безусловно. В первый раз эту мысль высказал Юрий Михайлович Лужков в 2008-м году. Он сказал то, что, «ну, раз Чигиринский строить не будет, давайте там выроем пруд и уток туда засадим, деревья посадим».

Макеева: Он пошутил тогда или правда это было в какой-то момент реально?

Фокин: Я думаю, пошутил. Я думаю, что и сейчас это шутка.

Макеева: Не верите, что там будет?..

Фокин: Не верится, честно говоря.

Казнин: Но все-таки…

Макеева: Сейчас такое предвыборное время, может, как раз парк москвичам…

Казнин: Сказано: парк. Мы ведь знаем, как обычно начинают быстро реализовываться подобные предложения премьер-министра, в прошлом президента.

Макеева: Более того, руководитель Москомархитектуры, это уже под вечер совсем пришло: власти Москвы на следующей неделе объявят открытый конкурс на разработку проекта размещения парковой зоны на месте и так далее. Пожалуйста, сразу взяли под козырек.

Фокин: В ближайшие два-три года будут идти конкурс якобы, потом якобы общественные слушания, потом, дай бог, не построят там очередной мегамолл. На самом деле, я этим вопросом занимаюсь уже пять лет. Мы собрали творческую группу, потому что для Москвы снос такой гостиницы огромной - это историческое событие. Мы каждый шаг буквально строителей фиксировали на видеопленку, на фотопленку. Проект Нормана Фостера о строительстве квартала был вполне приемлем для Москвы. Там, по-моему, 5-6-этажная застройка планировалась, ничего не перекрывалось, но проект, как говорится, не удался. И мы со своей стороны тоже думали, а что бы там можно было построить. И самое оптимальное, как нам кажется, это если там построить рабочую резиденцию президента Российской Федерации. Сейчас вы слышали, и Прохоров об этом заявляет, Марат Гельман заявил о том, что было бы хорошо Кремль освободить от власти, передать его музею-заповеднику «Московский Кремль», даже туда как бы определить исторически факультет МГУ. Прекрасная идея. Возникает вопрос, куда переезжать президенту?

Макеева: Мы то думали что за МКАД, причем многие думали в рамках расширения Москвы, так сказать.

Фокин: Президент за МКАД?

Макеева: Ну да. У нас есть всякие и элитные направления. Москву расширят, все изменится.

Фокин: Не переедет президент за МКАД. А вот если бы в Зарядье, действительно. Рабочая резиденция президента там, Кремль освобождается только для официальных приемов, для госсоветов, для награждений, а Кремль будет отдан полностью людям. По-моему, идея очень хорошая, действительно.

Казнин: Но она нереализуемая пока все-таки.

Фокин: Нереализуемая. Видите, у нас как бы, ну, премьер-министр сказал, теперь конкурс будет объявлять.

Казнин: Вот мы и обсуждаем все-таки более реальные планы. Ведь если будет парк... Давайте представим, что там начинаются работы по созданию парка. Оцените, во-первых, масштаб. То есть, достаточно там места для полноценного городского центрального парка? Что там может быть и сделают ли там что-то новое, что-то такое, чего нет в Москве, нет в России?

Макеева: И есть ли для этого условия, скажем так?

Фокин: Диснейленд. Там территория вполне приемлемая, там 12 гектаров по-моему, территория, то есть это громадный район фактически. Но что значит «парк»? Парк - это определенная ментальность, это живой организм. Как он будет жить в окружении структур администрации президента, к каждому гуляющему будет приставлен сотрудник ФСО? Мы знаем, у нас есть пример - Китайгородский бульвар (он так называется) - между Старой и Новой площадью, туда москвичи и гости столицы стараются не ходить. Это мертвое место фактически. И все потому, что там сосредоточены вот эти вот органы государственной власти. Здесь будет то же самое. Кто туда пойдет? Вот что это будет за… У нас есть Манежная площадь уже. Там, конечно, парк не разбит, но, тем не менее, это тоже мертвая территория, что там не делай, все равно не приживается это все.

Макеева: Не знаю даже. Интересная версия, скажем так. У вас с собой иллюстративный материал какой-то интересный.

Фокин: Да. Вот фотографии, я хотел просто показать, не знаю, насколько…

Макеева: Можете на камеру показать?

Фокин: Вот фотография гостиницы «Россия». Мы делали эти большие снимки с Котельнической набережной.

Макеева: Это когда уже начали ее разбирать, да?

Фокин: Да-да. Вот эта фотография очень нравилась инвесторам, говорили: «Какой масштаб огромный. Видно, куда деньги уходят». Вот прекрасная фотография, то есть можете себе представить, действительно, это район Москвы фактически получается. Здесь же находится вот этот вот дворец, Воспитательный дом так называемый - это уникальное архитектурное сооружение, тоже судьба его не решена. Там размещалась Академия ракетных войск имени Петра Великого. Что там будет - тоже неизвестно. Будет самое страшное, если там разместят Парламентский центр, потому что военные не провели там перепланировку, и там все осталось в том виде, в котором есть. Это будет, действительно, для Москвы большая потеря.

Макеева: Военные сохранили Воспитательный дом?

Фокин: Да. Ну, сохранили, потому что ничего не переделывали. Если будут здесь переделывать под нужды Парламентского центра... Сейчас я покажу эту фотографию, что сейчас там. Посмотрите, это вот остаток, концертный зал «Россия», который был встроен в последний момент к гостинице по решению Фурцевой. И сейчас выглядит это вот так: не снесена стилобатная часть, получается, что как бы участок ровный совершенно, как аэродром, хотя рельеф там очень интересный, там спуск от церквей идет к Москворецкой набережной. Даже если представить, как там размещать парк, это будет как бы в холм эта вся история. Но опять же, я говорю, что это вопрос идеологии. Что это будет за парк? Посадить деревья, которые вырастут лет через 30? Кто туда пойдет? Сделаем концертную площадку? Вырыть пруд около реки?

Макеева: Кстати, на счет концертной площадки вы как в воду смотрели. Потому что на том же самом заседании с представителями Москомархитектуры, то есть, уже после встречи с Путиным, Собянин на заседании Президиума правительства предложил, наряду с парковой зоной, на месте снесенной гостиницы построить еще и концертный зал, словно это никак не противоречит идеи строительства парка. То есть, парк будет, но, может быть, будет очень маленький, скажем так.

Казнин: Прудик, лодочки, такой ретро-вариант.

Макеева: И концертный зал рядом.

Фокин: И опять же не посоветовались с москвичами, опять это как снег на голову. Премьер-министр приехал, увидел, сказал: «Нет, все не надо…».

Макеева: Он как раз распорядился, посоветоваться, но почему-то уже на следующей неделе Москомархитектуры…

Фокин: Объявляет конкурс.

Макеева: Хотя что, Москомархитектуры не москвичи что ли? Вот с ними и посоветуются.

Казнин: Есть многочисленные советы, которые могут высказать свою экспертную оценку. Скажите, а хватает парков в Москве?

Фокин: Я думаю, что если подойти к этому вопросу, именно парки привести в порядок, которые есть, а также вот недалеко от вас есть потрясающая территория под названием Болотная площадь и Золотой остров. Вот разбивать нужно там, напротив Кремля, не надо там ничего строить, прекрасная территория будет. А Зарядье, я считаю, что это уникальный шанс для страны, действительно, освободить Кремль для людей, чтобы мы могли там гулять спокойно, ходить в бары, в сувенирные лавки, приглашать туристов. Вот это будет, мне кажется, более интересно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.