Прокурорская рокировка

Здесь и сейчас
16 апреля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Прокурорская рокировка. Уволенный накануне глава подмосковной прокуратуры Александр Мохов сегодня вышел на новую работу.

Скандал с нелегальными игорными заведениями не стал большой проблемой для его карьерного роста. Теперь господин Мохов стал заместителем московского межрегионального транспортного прокурора. В силовой иерархии эта позиция — ничуть не ниже предыдущей должности Александра Мохова.

Как Генеральной прокуратуре и лично главе ведомства Юрию Чайке удалось отстоять Александра Мохова — разобрался наш обозреватель Антон Желнов.

Антон Желнов: То, что Александру Мохову дадут хорошую должность, пусть и без возможности принятия решений, было понятно сразу, ведь в отличие от его двух коллег – Александра Игнатенко и Дмитрия Урумова, его не уволили, а отстранили. В интервью нашему телеканалу вышедший сегодня на новое место Александр Мохов признался, что его отозвали из отпуска, и уже с сегодняшнего дня он приступил к исполнению обязанностей. По телефону Мохов звучал бодро, и об отпуске, который у него был, как мы помним, до 25 апреля, не вспоминал. Я задал ему вопрос о теперь уже бывших коллегах Игнатенко и Урумове – как он считает, будет ли Следственный комитет возбуждать против них уголовные дела, или ограничится только увольнениями, вот что он нам сказал.

Александр Мохов: "Или в Генеральную обращайтесь, или к ним, то есть что они могут, как дела идут… Не знаю как дела идут… А какое дело? Дела нет уже. Не знаю, я по крайней мере не вижу оснований, если найдут основания, то заведут, если не найдут, то нет. Не знаю.

Желнов: А вы последнее время с Игнатенко общались, где он знаете хоят бы, все-таки вы же работали вместе?

Мохов: Ну, как… То дома, то заезжал, вызывали когда, в Генеральную прокуратуру… Ну, дома он. Если не в больнице, то дома. Вообще он же на больничном был некоторое время, потому что он лечился. Сейчас вот лечится или нет, я точно не знаю.

Желнов: А Урумов?

Мохов: Урумов… Не знаю.

Желнов: То есть вы с ним не контактировали?

Мохов: Нет, с Урумовым нет. Наверное, тоже дома, где он еще может быть.

Желнов: А вас вызывали на допрос в прокуратуру?

Мохов: Один раз вызывали. В то время, когда уголовное дело находилось в производстве Управления Следственного комитета по Московской области, когда невозможно было не идти на допрос. А больше не вызывали ни разу. После того, как передали его в аппарат Следственного комитета, нет, ни повесток, ни приглашений, никаких других не было".

Желнов: По данным нашего телеканала, Мохов в истории с крышеванием казино и мошенничеством играл не главную роль. Более активными оказались уволенные и Игнатенко, и Урумов. Они больше других общались со своим другом и сообщником арестованным бизнесменов Иваном Назаровым, а также встречались с главой Серпуховского района Александром Шестуном. Все трое требовали у него миллион долларов. На настоящий момент уголовных дел на прокуроров не заведено, и уволены они, как объясняла вчера Генпрокуратура, за нарушение присяги. В данном случае это фотографии с юбилея Ивана Назарова, порочащие честь мундира. Однако наши источники не исключают, что расследование в отношении Игнатенко и Урумова все-таки будет, и инициировать возбуждение уголовных дел может теперь сама Генпрокуратура, которая раньше не хотела сотрудничать со Следственным комитетом, и до вчерашнего дня защищала своих сотрудников. На такие неожиданные уступки со стороны ведомства Юрия Чайки повлиял Дмитрий Медведев. На встрече с представителями силовых ведомств президент, по сведениям "Коммерсанта", развел противоборствующие стороны по углам, заставив отказаться от публичных разоблачений и спекуляций вокруг родственников, имеется в виду Артем Чайка, сын Генпрокурора, которого следствие считало одним из основных сообщников этой группы. После этого имя Артема из материалов дела исчезло. Впрочем, могли повлиять и договоренности между самой Генпрокуратурой и Следственным комитетом. Такой обмен: следователи перестают подозревать Чайку-младшего, и в обмен на это генпрокуратура не препятствует расследованию, а соучаствует. Председатель Антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов считает, что до конца детали этого дела мы не узнаем, и для того, чтобы установить виновность или невиновность Чайки-младшего, должно быть проведено парламентское расследование плюс ФСБ и Следственный комитет должны привести какие-то более весомые доказательства, нежели показания секретного свидетеля. Давайте послушаем Кабанова.

Кирилл Кабанов: "Да, мы так можем догадываться, что дети чиновников причастны к некой…, и пользуются административным ресурсом. Это видно от низового уровня, и гражданам это понятно. Но должны быть механизмы, когда возникает такой скандал третейский общественный. Общественным механизмом в данном случае, кроме СМИ, является парламент. Они для этого и создаются во всем мире, в цивилизованной правовой системе. А вот у нас, к сожалении, все комитеты по безопасности, по коррупции, они просто молчат, потому что это в сегодняшней модели управления не их дело. Да, это не их дело. По Конституции их, но в принципе в существующей схеме – не их дело, потому что как только они засунутся туда, большая часть получит такую дозу компромата."

Желнов: Напомню, что сегодня Генпрокуратура опубликовала список еще 200 незаконных игорных заведений, разбросанных по всей стране, и вот здесь интересно, будет ли борьбы с ними такой же публичной. Но это, видимо, покажет время.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.