Призрак стихийного национализма

Здесь и сейчас
10 марта 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Радикалы набирают силу, а «официальные» националисты терпят поражение, — таковы выводы информационно-аналитического центра «СОВА». Доклад «Призрак Манежной площади. Радикальный национализм в 2010 году» был представлен сегодня в Независимом Пресс-центре. 

Конференция началась с минуты молчания — в минувшее воскресенье ушла из жизни Галина Кожевникова, сооснователь и главный эксперт «СОВЫ», которая и начинала готовить эту работу. 

Выводы такие: «легальный» национализм в 2010 году успеха в массах не имел, на митинги приходило все меньше людей. Зато обрел силу национализм стихийный. Подмосковный поселок Хотьково стал маленькой Кондопогой — там таджикские иммигранты убили в драке местного жителя. В ответ всех приезжих рабочих из города эвакуировали. Ну и завершился год самым известным погромом на Манежной площади. 

Увеличилось и количество осужденных по статье «национальная вражда» со 160 до 280 человек. Жертвами нападений ультраправых чаще всего становились приезжие из Средней Азии и неформалы. 

Выводы доклада комментирует глава информационно-аналитического центра "СОВА" Александр Верховский.

Ведущие: Скажите, пожалуйста, с одной стороны хорошая тенденция, что увеличилось количество именно по этой статье. То есть все-таки мы начали признавать, что это не "хулиганка", не "бытовуха", как это называется на сленге, а это действительно экстремистские, ксенофобские преступления. Это так?

Верховский: Ну, разумеется, это так. Я только хочу сказать, что это не только одной какой-то статье, там целый букет статей используется. Просто у нас народ привык, что у нас одна статья на эти дела, а это не так – их полтора десятка. И действительно они применяются все более широко, но пока мы видим, что масштаб правоприменения не догоняет масштаб преступности этой российской.

Ведущие: А изменит что-то масштаб правоприминения, ведь есть болезнь и ее надо лечить, а не рубить головы.

Верховский: Я так скажу: понятно, что болезнь уже не вылечишь, но если люди совершили преступление, они должны быть наказаны. Тут не о чем особо спорить. Избил человека, покалечил – должен быть осужден. Как сделать так, чтобы следующие какие-то молодые люди с националистическими взглядами, которые сильно распространены в обществе, не брались за нож – это, конечно, уже не для милиции задача, это само собой.

Ведущие: Это же трагедия. Эти преступления совершают чаще всего 14, 15, 16-летние… Это люди, жизнь которых только начинается.

Верховский: Да, это трагедия. В этом много виноватых, здесь всех не перечислишь даже. Но понятно, что если мы хотим, чтобы это дальше не развивалось, надо делать и то, и другое. Надо и полицейские меры принимать, и работать с группами риска, с теми молодыми людьми, которые могут встать, как в милиции говорят, на путь преступления.

Ведущие: А Вы статистикой занимаетесь, или Вы работаете с группами риска?

Верховский: Нет, мы с ними не работаем. Понимаете, я так скажу: если парень уже имеет националистические взгляды, он не обязательно кинется кого-то резать, но со мной, грубо говоря, он уже разговаривать не станет. С ним должен разговаривать кто-то другой, с кем у него найдется общий язык. Это очень проблемно, к сожалению. Когда мы говорим о крайних, реально крайних группировках, то чтобы отвратить туда приток новых молодых людей, какие-то менее крайние, может быть нам неприятные люди, должны перетаскивать их на себя. То есть у нас есть выбор между плохим и очень плохим в этой ситуации.

Ведущие: Интересная постановка вопроса…

Верховский: А это так и есть. Давайте сделаем так, чтобы у нас националистов совсем не было. Ну, давайте, конечно, но это займет пару поколений. Это так быстро-то не делается.

Ведущие: Но, тем не менее, если мы видим какую-то динамику в полицейской части – возросло количество именно по статье "национальная вражда", чего раньше в принципе не признавалось судами. И если мы все-таки говорим о статистике, можно говорить, что с уходом Галины Кожевниковой, которая была с Вами вместе чуть ли не единственным человеком, который ведет такую статистику, который делает выводы, который анализирует тенденции, который может предупреждать что делать дальше… Кто-то подхватит это знамя. Вы продолжите этим заниматься?

Верховский: Мы, конечно, будем этим заниматься. Понятно, что Галя была, на мой субъективный взгляд, лучшим экспертом в этой области, но, тем не менее, деваться некуда. Мы должны продолжать эту работу и мы ее будем продолжать. По возможности консультировать и общественные организации, и власти.

Ведущие: А власти обращаются к Вам за консультацией?

Верховский: Да, бывает. Не буквально там по каким-то группам, не в техническом смысле. А именно с тем, что же надо делать, какие надо предпринимать меры. К сожалению, нас не всегда слушают, потому что меры, которые надо предпринимать, они тяжелые. Это обременительное дело, долгое. Чтобы решить проблему, надо предпринимать какие-то долгосрочные усилия. Нельзя так вот отдать какой-то приказ и чтоб через полгода все уже было хорошо.

Ведущие: В ближайших планах у Вас есть еще работы, подобные той, о которой мы говорили?

Верховский: Да, конечно. У нас план в некотором роде. Мы делаем сезонные доклады на тему о расизме, кроме того у нас скоро будет доклад о злоупотреблениях со стороны властей в том, что называется антиэкстремистской деятельностью. Этот инструмент, придуманный для борьбы с плохими парнями, применяется часто как попало и это отдельная большая проблема.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия