Председатель Федерального профсоюза авиадиспетчеров Андрей Булин о возможной акции протеста: «Ситуация достигла «эпогея»

Здесь и сейчас
23 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Самолеты не взлетят и не приземлятся. В Москве может полностью остановиться движение воздушного транспорта. Авиадиспетчеры требуют доплатить им примерно 173 миллиона рублей, а в противном случае – грозятся устроить забастовку.

Спор касается еще 2011 года: по словам диспетчеров, по трудовому договору им обязаны были повысить зарплату на процент от роста выручки, как прописано в соглашении, но не сделали этого. Диспетчеры даже жаловались в прокуратуру – оттуда приезжали в центр управления воздушным движением с проверками, но пока долг так и не выплатили.

Мы поговорили о возможном коллапсе в небе и на земле с председателем Федерального профсоюза авиадиспетчеров Московского центра Андреем Булиным.

Казнин: Поясните, кто должен вам заплатить эти деньги?

Булин: Нам должна выплатить деньги госкорпорация по организации воздушного движения. Этот факт подтвержден трудовой инспекцией, которая проводила проверку в 2011 году и в августе 2011 года выдала предписание о необходимости проведения индексации с 1 января 2011 года. Это предписание было обжаловано в суде госкорпорации, однако осталось в силе, и в мае 2012 года вступило в силу. Но, к сожалению, на сегодняшний день оно не выполнено.

Казнин: Почему вы только сейчас возмущаетесь, грозитесь забастовкой?

Булин: Возмущаемся потому, что мы на самом деле ждали положительного результата в данном вопросе, ждали реакции прокуратуры, реакции Роструда. Поскольку, по нашему мнению, должной реакции не происходит, работодатель отказывается выплачивать задолженности, нами было принято решение рассмотрение вопроса, проведение акции протеста, поскольку забастовки нам запрещены воздушным кодексом, с тем, чтобы подтолкнуть работодателя к диалогу и выплатам денежных средств, которые нам причитаются по закону.

Таратута: Положа руку на сердце, может быть, вы ждали не решения вопроса, а сезона отпусков, чтобы ваше требование прозвучало громче?

Булин: Как я сказал, решение вступило в законную силу в мае 2012 года. Сезон отпусков один уже прошел, сейчас уже второй сезон отпусков. Поэтому првязывать это к сезону отпусков, думаю, неправильно. Мы могли еще прошлым летом начать проводить те же самые мероприятия.

Таратута: Вы говорите о том, что забастовка вам запрещена, очевидно, потому что вы парализуете передвижение людей по миру, а уж в сезон отпусков подавно. Но даже 80 человек, локально участвующих в акции протеста, достаточно для того, чтобы перекрыть москвичам возможность куда-нибудь летать. У вас есть гражданска ответственность за это?

Булин: Если мы говорим про забастовку, то говорим про итальянскую забастовку. Может быть, вы слышали, совсем недавно проводили итальянскую забастовку канадские консульства, когда вместо 100 виз выдавали 10 виз в сутки. Что к этому привело. Это примерно то же самое. У нас по законодательству на сегодняшний день интенсивность полетов, к сожалению, превышает в два раза в пиковые нагрузки, то есть люди работают на грани своих как физических, так и моральных возможностей. Оборудование у нас старое, ему 32 года. Структура у нас старая, ей тоже, по-моему, лет 30. В этих условиях для проведения законной акции, когда мы начинаем от и до выполнять документы. На сегодняшний день Росавиация в связи с тем, что все эти десятилетия  она ничего не делала для организации воздушного движения на должном уровне у нас в стране, у нас сейчас есть все условия для проведения итальянской забастовки.

Таратута: А ваши контрагенты уже испугались? Ведь это серьезные вещи?

Булин: Да, сегодня после публикации статьи в «Известиях» и в дальнейшем в СМИ этот вопрос очень муссируют, сейчас в 4 часа началось совещание в Роструде о заключении соглашения между профсоюзом и работодателем, но уже 6 часов 10 минут, совещание еще не закончено. Оно уже идет два с половиной часа, пока стороны пытаются найти точки соприкосновения.

Казнин: То есть, вы боретесь за то, чтобы вам вернули 173 млн, а затем, когда их вернут, вы дальше будете, как вы сейчас описали, в страшных условиях работать, перерабатывая, будучи очень усталыми и подвергая риску всех...

Булин: Мы с этими условиями также боремся, уже поднимали на всех уровнях власти вопрос и по оборудованию, и по структуре воздушного пространства. Сейчас эти вопросы со скрипом начали решаться. К сожалению, не получится сегодня их поднять, а завтра решить. А вопрос индексации длится 2 с лишним года, поэтому для нас он является принципиальным. У нас в стране законодательство выполняется и соблюдается всеми или нет. Если работодатель может нарушать законодательство, и для него решение суда и Трудинспекции ничего не значит, почему  я, как диспетчер, не могу отказаться от исполнения трудовых обязанностей, чем я хуже или лучше работодателя?

Казнин: Когда вы ждете решения этого вопроса? Если переговоры идут, зачем вообще...

Булин: Переговоры начались после публикации статьи в «Известиях», к сожалению. До этого все наши разговоры, уговоры, мы также работодателя предупреждали о том, что можем прибегнуть и к итальянской забастовке. Это ни к чему не приводило.

Казнин: Как это объяснял работодатель?

Булин: Работодатель никак не объяснял. Росавиация никак не объясняет. Мы по поводу социальных конфликтов в Росавиацию обращались и в 2009, и в 2010 году, однако Росавиация самоустранилась, а когда конфликт достиг своего апогея, Росавиация заявляет, что в любом случае выплачивать диспетчерам ничего не надо. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.