Покаяние боевиков

Здесь и сейчас
15 марта 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

ЦИК подвел окончательные итоги региональных выборов. Дольше всего бюллетени подсчитывали в Дагестане. Результат предсказуемый — 66% у "Единой России". Пожалуй, впервые за долгое время голосование в республике прошло мирно — выборам в республике, обычно, сопутствуют теракты и заказные убийства.

Правда, сегодня, теракт попытались провести в городе Кизилюрт. Самодельную бомбу мощностью 10 килограммов в тротиловом эквиваленте вовремя обнаружили сотрудники местного ОВД.

На днях из Дагестана вернулся наш политический обозреватель Орхан Джемаль. В Махачкале он присутствовал на заседании комиссии по адаптации боевиков к мирной жизни, а также проехал по самым неспокойным селам Дагестана.

Джемаль: По мнению милиционеров, каждый третий губденец в той или иной степени либо пособничает, либо сочувствует боевикам, так что иллюзия того, что здесь все спокойно – это иллюзия. Особенно когда ты натыкаешься на развороченные взрывами дома, ты понимаешь, что не все так хорошо. Именно в этом селе Губден совсем недавно взорвались русские мусульмане. Это был самоподрыв. Виталий Раздобудько и Мария Хорошева. Родом из этого села был Мухаммед Али-Вагабов – человек, который организовал взрыв в московском метро в марте прошлого года. Из этого же села Ибрагим Хали-Даубов – человек, который готовил взрыв в Москве, который прогремел 31 декабря, и стечение обстоятельств было таково, что погибла только его жена, больше жертв не было. Я думал, вот как люди становятся боевиками. Вагапов из очень набожной семьи, радикальной семьи, сам с детства был очень набожным, а Ибрагим Хали – человек, поучаствовавший в войне в Афганистане в Советские времена, имеющий криминальное прошлое. Я обнаружил, что в деле о взрыве, который он готовил, был человек, который совсем не похож на классического боевика - Тимур Акубеков. По образованию Тимур – математик, программист, работал в торговом доме "Киргу", самом крупном торговом доме Дагестана, входил в совет директоров, был одним из лучших специалистов по логистике в Дагестане. Сейчас он находится в Лефортовской тюрьме, его обвиняют в терроризме, бандитизме, подготовке преступления в составе вооруженной группы и хранении взрывчатых веществ. Друзья его характеризуют так.

Мурат Салимгиреев: Круг общения Тимура был очень разноплановый: были бизнесмены, были студенты, были люди атеисты, были люди религиозные. Мы с ним начали, и в ходе этих занятий я выяснил, что человек до 30-ти лет не умел дать сдачи, не умел драться. Мог ли он оказаться втянутым… Вы понимаете, он сам по себе человек очень добрый, исключительной доброты. Приехать в Москву и попроситься к нему на ночлег мог не только его друг, а друг его друга. По поводу того, что он мог бы быть куда-то вмешан благодаря своему кругу общения – мог. Я не думаю, что люди, у которых есть какие-то радикальные взгляды, они ходят и на каждом углу о них говорят. Поэтому от этого не застрахован никто.

Джемаль: Дело Акубекова засекречено, но нет преград, которые не могли бы преодолеть большевики. Мы немножко покопались и кое-что нашли. Этот человек был месяцев семь назад направлен в Москву своим руководством для поднятия работы в московском филиале торгового дома "Киргу". В 20-ых числах декабря к нему домой приехал его земляк Шамиль Пайзулаев вместе с камилем Магомедовым. Он был не только земляком, но и коллегой в прошлом. Попросился на ночлег. В комнату, которую им предложил Тимур, они занесли коробки, на которых было написано "Торговый дом "Дельфин". Заводской брак". Пожили два дня, распрощались, уехали. Уже в январе Тимур приехал к себе в Махачкалу, обнаружил, что за ним следят, через знакомых в ФСБ выяснил, что он находится в разработке у московских чекистов, и 27 января его арестовали. Вот тогда-то он и узнал, что Шамиль Пайзулаев, который приезжал к нему, который был ему другом, был его коллегой, привез в Москву взрывчатку, из нее сделали бомбу, которая взорвалась в Кузьминском парке. Сейчас он, как я уже говорил, в тюрьме. В Москве с учетом резонансов, которые вызвало это дело, шансов на оправдание у него практически нет. А вот в Дагестане сейчас появилась очень интересная линия: там людей. Которые оказались причастны слегка. Как бы краем задели вот эту жизнь подполья, или случайно оказались причастны, стараются как-то выводить из этого, для этого даже создана специальная комиссия.

Ведущие: Власти выводят?

Джемаль: Да.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия