Почему власти бессильны против боевиков?

Здесь и сейчас
28 июля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Самое громкое за последние годы убийство произошло сегодня в Дагестане. В Махачкале застрелили Гаруна Курбанова, пресс-секретаря президента республики.

Гарун Курбанов был одним из самых влиятельных людей в Дагестане. В прошлом - журналист, до недавнего времени он возглавлял министерство по национальной политике. И заработал себе имидж воинствующего атеиста. Гарун Курбанов нажил врагов своими жесткими высказываниями о том, что с боевиками нельзя ни вести переговоры, ни адаптировать их к мирной жизни.

Курбанов – уже третий человек, который в разное время занимал пост министра по национальной политике, который был застрелен. В 2003 году убили Магомедсалиха Гусаева, в 2005 – его преемника Загира Арухова. Нападение на Курбанова попало в объективы камер видеонаблюдения. На записи видно, как к его служебному автомобилю подъехала "Лада", из которой вышел киллер и в упор расстрелял политика и его водителя. О том, кто стоит за преступлением – следователи пока не говорят. Но связывают убийство с работой Курбанова. В последнее время в Дагестане говорили о создании нового органа – специальной идеологической комиссии в правительстве. Она должна была разработать альтернативу радикальному исламу, который пропагандируют боевики. И Курбанов, скорее светский, чем религиозный человек, должен был возглавить новую структуру.

О громком убийстве в Дагестане говорим с Энвером Кисриевым, заведующим сектором Кавказа Центра цивилизационных и региональных исследований РАН.

Фишман: Такая вот, как часто бывает, тяжелая тема из Дагестана. Давайте сначала оценим масштаб произошедшего трагического события.

Кисриев: Масштаб, конечно, значителен. Важно, что это было приурочено к очень крупному экономическому форуму, который буквально два дня назад начался и вчера вечером закончился. Это международный крупный экономический форум в Дагестане, на котором присутствовал президент Азербайджана, президент Казахстана, заключались серьезные договора в экономической сфере. Конечно, Дагестан стремился, тем самым, показать, что это регион, куда можно вкладывать серьезные деньги, субсидии на экономическое развитие. И вот это убийство очень похоже на то, что оно было специально приурочено к завершению этого форума. И оно совершено по отношению к интеллигентному, интеллектуальному человеку, доктору философских наук, руководителю управлению президента по информационно-аналитической работе. Человеку, который не считал нужным себя защищать, и не имел таких возможностей бронированные – иметь бронированные машины или массу телохранителей, потому что его, собственно говоря, не за что было убивать. Получается, что нашли более доступную фигуру для такого чудовищного террористического акта.

Фишман: То есть это чисто идеологический теракт.

Кисриев: Чтобы именно показать, что Дагестан несостоятелен в качестве экономического партнера. В общем, это серьезно продуманное, серьезное по характеру преступление.

Арно: Расскажите про эту специальную идеологическую комиссию. Вы что-то о ней слышали, действительно она может тоже быть причиной?

Кисриев: Я слышал об этой комиссии и слышал эти разговоры, что он мог ее возглавить. Но он занимал очень высокий пост. Вы его называете пресс-секретарем – это не так, он – руководитель управления президента. В президентском аппарате существует только несколько управлений, и он фактически ведет целый сектор министерств, связанных с этим. Он занимал очень высокое положение в обществе. Дело в том, что после того, как прошел у нас третий съезд народов Дагестана, там было принято решение, что необходим диалог между непримиримой мусульманской оппозицией и лояльными властями.

Фишман: Корреспонденты «Дождя», кстати, ездили с инспекцией и даже рассказывали о том, что достигнуты какие-то успехи в деле конвертирования потенциальных боевиков, тех, кто уходит в лес, в лояльные граждане.

Кисриев: Да, и Гарун Курбанов как раз был одним из инициаторов этой программы адаптации людей, которые будут выходить из леса, и нахождения мирного диалога между различными людьми.

Фишман: И этот процесс шел успешно?

Кисриев: Кроме того, он – пожалуй, один из редких наших крупных дагестанских государственных деятелей, который открыто и очень четко обозначил опасность тенденции сближения государственной власти с исламом. Как сближения, так и резкого противостояния. Он считал, что они должны быть все равноудалены от власти, что они должны быть в рамках гражданского общества.  

Фишман: А какую позицию занимал глава республики по этому вопросу?

Кисриев: Глава республики в целом придерживался такой же политической линии. Но глава республики – верующий мусульманин, а Гарун иногда подчеркивал, я бы сказал так, я не могу сказать, что он был воинствующим атеистом, но он довольно отчетливо обозначал свою отстраненность от религии. Это, конечно, настораживало и многих раздражало.

Фишман: Это подрывной удар по этому процессу адаптации людей, которые выходят из леса – это так?

Кисриев: Я подозреваю, что все-таки нет. Адаптация, я думаю, скорее всего, провалилась бы все равно, даже вопреки его таким серьезным искренним усилиям. Я подозреваю, что это попытка дискредитации Дагестана как лояльного и дееспособного экономического субъекта. Пожалуй, скорее всего, это так. И выбрали просто лицо беззащитное для таких акций, потому что серьезные политические фигуры – я имею в виду владеющие серьезными властными полномочиями, финансовыми средствами – хорошо защищены. А он - такой нечастый случай, когда занимает довольно ответственное положение в обществе и вместе с тем бессребреник и интеллигент.

Фишман: Типичен для Дагестана?

Кисриев: Я бы не сказал, что это типично для Дагестана.

Арно: Конечно, рано еще об этом говорить, но, тем не менее, кто теоретически мог бы продолжить дело Курбанова, кто мог бы возглавить этот совет, по вашему мнению?

Кисриев: Свято место пусто не бывает, должность будет занята какими-то людьми. Я не знаю, такие кабинетные вопросы я не могу решить. Люди сейчас мало что решают, есть какие-то некоторые тренды общего характера, и они ломают добрые попытки решения каких-то вопросов, они перемалывают все инициативы и путь идет, к сожалению, к эскалации насилия. 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия