Первая война на Памире за 120 лет

Здесь и сейчас
26 июля 2012
12 784
0
Поделиться  
Слушать  
Другие выпуски
Отключить рекламу
Сообщить об ошибке

Отключение видеорекламы на месяц

В опцию входит:

  • отключение рекламы во всех архивных роликах перед проигрыванием, во время постановки на паузу и после проигрывания ролика
  • отключение дополнительных рекламных роликов в прямом эфире, за исключением эфирной рекламы

Опция позволит вам смотреть прямой эфир и архивные ролики на сайте, в мобильных приложениях, SmartTV-телевизорах, через приставки и другие устройства без рекламных вставок.

Если при просмотре видео у вас возникли проблемы, пожалуйста, укажите их

Другой вариант
Власти Таджикистана заявляют о прекращении боевых действий в Горно-Бадахшанской автономии.

Ранее руководство страны объявило, что там проходит спецоперация по ликвидации боевиков. Какая обстановка в регионе сейчас, сказать очень сложно. Также непонятно, о каком количестве жертв может идти речь. На ленты приходит противоречивая информация. Официально власти страны заявляли накануне, что из гражданских никто не убит.

В сообщениях силовых ведомств говорилось, что в результате спецоперации были уничтожены 30 боевиков, более 40 захвачены. Со стороны военных погибли 12 человек, сообщалось в сводках. Сейчас агентство «Азия Плюс» говорит о 20 жертвах конфликта среди местных жителей. Однако и эти цифры могут быть заниженными, заявляют СМИ со ссылкой на местных жителей. Есть данные о ста убитых.

В настоящий момент, по официальным данным, боевые действия в зоне конфликта прекращены. Власти сообщают, что ведут переговоры с боевиками. Так, министр обороны Таджикистана Шерали Хайруллоев пообещал амнистию членам антиправительственных группировок при добровольной сдаче оружия. Также он потребовал выдать четырёх жителей Горного Бадахшана, подозреваемых в причастности к убийству генерала спецслужб.

Что же все-таки происходит в Таджикистане, обсудили с нашим гостем Мукимом Майбалиевым, членом Экстренного уполномоченного совета граждан РФ, выходцев из Горно-Бадахшанской Автономной области республики Таджикистан.

Макеева: Выясняется, что в одном из районов Таджикистана есть целая армия вооруженных людей, которые в состоянии оказать такое сопротивление правительственным силам. Предмет этих столкновений тоже не вполне понятен. Поскольку информация весьма неточная, понять, во что это все вылилось, тоже невозможно. Есть ли у вас это представление, какую информацию вы получаете?

Майбалиев: Мы тоже получаем очень противоречивую информацию, с Горным Бадахшаном и Хорогом нет никакой связи, о чем мы сегодня заявили послу республики Таджикистан в Российской Федерации. От инициативной группы и от митингующих людей на улицах Москвы были две просьбы. Первая – о полном прекращении боевых действий на территории Горного Бадахшана, вторая – немедленно восстановить коммуникации и связь, чтобы люди знали, что происходит в городе Хорог. На сегодняшний день обстановка в Горном Бадахшане была накалена из-за разборок криминальных структур и структур власти, которая замешана во многих делах.

Война произошла из-за двух людей, которые работают в госслужбе. Один был начальником погранвойск ишкашимского направления, другой был председателем КНБ Горного Бадахшана. Произошло это из-за убийства генерала Абдулло Назарова, произошло это якобы по вине брата Толиба Айембекова. После убийства генерала срочно были высланы боевые группы, спецназ, велись переговоры о передаче виновных людей государственным властям.

В самом Горном Бадахшане имелось достаточно сил - подразделения МВД, КНБ республики, подразделения прокуратуры, государственного наркоконтроля, чтобы задержать этих людей. Тот, кто информировал президента, дал неправильную информацию - руководитель области - подал в отставку. Назначать министром обороны, руководить операцией на своей территории согласно нашей Конституции неприемлемо.

Казнин: То есть официальные власти района противостояли правительственным войскам? Кто с кем столкнулся?

Майбалиев: Там была группа из 20-30 человек, которых подозревали в причастности к убийству генерала.

Казнин: Вооруженные люди?

Майбалиев:  Неизвестно, были ли они вооружены. Территория Горного Бадахшана своеобразная, на этой территории 120 лет не было войны. И когда туда были переброшены войска, народ был против этого. Я думаю, что сам президент республики не был полностью информирован о ситуации в Горном Бадахшане. Не было смысла перебрасывать туда такое количество войск. Хорог – это маленькая местность, где скученность народа очень большая. Противопоставить 20-30-ти, даже 100 боевикам, трехтысячную армию было нецелесообразно. Вы знаете психологию горного края – если один страдает, другой тоже вступает в этот конфликт.

Мы благодарим президента и посла республики, что они с пониманием отнеслись к просьбам многих жителей Горного Бадахшана, которые являются гражданами Российской Федерации. Люди хотят узнать, что все-таки происходит в Горном Бадахшане. У нас нет «горячей линии», чтобы связаться, узнать, сколько потерь мирного населения, кто пострадал. Люди озабочены и выходят на улицы Москвы. Мы их успокаиваем. В течение 3 дней мы ведем переговоры с послом республики Таджикистан, который откликается на любую нашу просьбу. На сегодняшний день самая большая задача состояла в том, чтобы срочно прекратить боевые действия. Президент сегодня издал такой указ.

Макеева: Нет уверенности в том, что боевые действия прекратятся.

Майбалиев: Самое страшное, что если есть погибшие – вы знаете эмоции народов Востока и Кавказа. Эти эмоции могут перейти в какие-то противодействия. Не хочется, чтобы это произошло. Если бы война продолжалась еще несколько дней, в нее были бы вовлечены очень многие, не только выходцы из Горного Бадахшана.

Казнин: До сих пор не задержан Толиб Айембеков? Он по официальной версии находится на территории Афганистана.

Майбалиев: У него в этом столкновении погиб сын. По официальным и неофициальным данным, Толиб Айембеков находится на территории Афганистана.

Казнин: Его поддерживает афганская сторона, талибы?

Майбалиев: Нет, талибов там нет. Горный Бадахшан в свое время был разделен между Англией и Россией на две части. Это было противостояние, чтобы не приводить страну к войне. Доложили царю России и королю Англии, что нужно как-то поделить. Ее поделили на две части – есть афганский Горный Бадахшан, есть таджикский Горный Бадахшан. Многие жители той стороне – единоверцы, исмаилиты. Они разговаривают на нашем языке, есть сочувствующие и поддерживающие. Но нам не хотелось бы, чтобы было вмешательство со стороны Афганистана.

Макеева: Они усилили приграничный контроль.

Майбалиев: Мы просим и российские власти, и власти Таджикистана усилить границу, чтобы это не переросло в крупномасштабные действия.

Казнин: Толиба Айембекова также обвиняли в трафике наркотиков, очень много обвинений сыпется с обеих сторон.

Майбалиев: Структуры правоохранительных органов, служба безопасности знали об этом давно. Нужно было предотвратить этот конфликт еще на начальной стадии. Если человек причастен к контрабанде, и об этом знали, назначать его начальником погранвойск ишкашимского направления, которое граничит с Афганистаном, было просто глупо.

Макеева: Вы говорите, что обстановка в регионе давно уже была накалена. В то же время речь идет о таком необычном районе, где 120 лет не было войны. Вследствие чего обстановка накалилась? Это с распада Союз все началось?

Майбалиев: Я уехал еще в 1992 году, так как там происходили, вы знаете, какие события. Мы вынуждены были уехать как беженцы. В советское время Горный Бадахшан был погранзоной, она обеспечивалась из Москвы. Это была дотационная зона, деньги вкладывались в геологию –  в Горном Бадахшане находится 95% таблицы Менделеева. Этот край человечеством не освоен, это крыша мира. И за него всегда будет борьба. Англичане когда-то писали: кто владеет крышей мира, тот владеет Востоком и Средней Азией. Это своеобразный край, там своеобразные люди живут – со своей культурой, религией. Те люди, которые принимали эти решения, должны были очень глубоко проанализировать ситуацию, пригласить мудрых и грамотных людей, это тонкая вещь. Нельзя было применять армию против Горного Бадахшана. Благодарю президента республики, что он откликнулся на нашу просьбу и прекратил боевые действия. Если бы это не прекратилось, я думаю, что было бы вовлечено очень много людей, желающих подтолкнуть страну к войне.

Макеева: Вы кто по профессии?

Майбалиев: Я инженер-строитель. В России я возглавляю фонд культурного наследия «Памир». Я работал в Тверской губернии с губернатором Зелениным, в течение 12 лет возглавляю таджикскую общину. В советское время работал директором совхоза, мне было 27 лет. 

Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Джейн Фонда: третий акт жизни
Боно: Хорошие новости о бедности (действительно хорошие)
Аполло Роббинс: Искусство отвлекать внимание
Джил Боулт Тейлор: Удивительный удар прозрения
Советы для свиданий от Шекспира — Энтони Джон Питерс
Трудности закаляют характер — Стивен Клаунч
Илон Маск. Человек, создавший Tesla, SpaceX, SolarCity...
Марк Ронсон: Как семплирование преобразило музыку
Описание кибервойны… в надежде предотвратить её — Даниэл Гэрри
Сможете решить известную задачу про мост?
Решите ли вы знаменитую задачу о шляпе заключённого? — Алекс Гендлер
Порох: от праздника до войны
Откуда взялось золото? — Дэвид Ланни
Три совета по обретению уверенности в себе
Есть ли у животных язык? — Мишель Бишоп
Как рождаются воспоминания и как мы их теряем — Кэтрин Янг
Джошуа Фор: Трюки памяти, на которые способен каждый
Эстер Перель: Секрет поддержания страсти в длительных отношениях
Рассел Фостер: Почему мы спим?
Джейми Оливер: Обучить каждого ребенка тому, что такое еда
Стивен Хокинг: Задавая вопросы о вселенной
Келли МакГонигал: Как превратить стресс в друга?
Моника Левински: Цена позора
Памела Мейер: Как распознать лжеца
Мэйсун Зайид: У меня 99 проблем... и церебральный паралич лишь одна из них
Джулиан Ассанж. Зачем миру WikiLeaks
Если бы мы обладали сверхспособностями: Бессмертие — Джой Лин
Ген рака, который есть у всех — Михаэль Виндельшпехт
Билл Гейтс о том, как мы можем менять вещи вокруг нас
Эндрю Соломон: Депрессия — наша общая тайна
Бенджамин Цандер: Сила классической музыки
Йоханн Хари: Всё, что вы знаете о наркозависимости, неправильно
Адора Свитак: Чему взрослые могут научиться у детей
Шон Ачор: Как счастье может помочь нам работать лучше?
Что придаёт ценность долларовой банкноте? — Дуг Левинсон
Омерзительный и смертоносный комар — Роуз Эвелет
Как сахар влияет на головной мозг — Николь Авина
Как простые идеи приводят к научным открытиям
Неожиданная математика на картине Ван Гога «Звёздная ночь» — Наталья Сент-Клер
Что делает татуировки долговременными? — Клаудия Агирре
Хелен Фишер: Почему мы любим и изменяем
Почему мы плачем? Три типа слёз — Алекс Гендлер
Арианна Хаффингтон: Как стать успешным? Высыпайтесь!
Что такое «Всемирная паутина»? — Твила Камп
Дэн Паллотта: Мы в корне неправильно думаем о благотворительности!
Аманда Палмер: Искусство просить
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Самое важное
Кто не подаёт руки ведущим #ВечерняЯХиллари? Нерукопожатные: жизнь в кольце врагов
Лобков на встрече с Савченко, «Здоровая нация» на Хованском и новая версия «В Питере — пить». Итоги недели с Ксенией Собчак и Павлом Лобковым
Как на российском телевидении начали говорить про секс. Интервью с телеведущей Еленой Хангой о том, почему «Про это» смотрели все, но никто не признавался
«Ислам ― религия доброты и заботы независимо от того, какой ты веры». Интервью с подписчиком Дождя Риммой Бикмухаметовой. Эксперимент в программе «Синдеева»
«Ленинградское шоссе»: магистраль как символ нового мира. 1933 год в повести Ивана Катаева, которого не спас даже Максим Горький
Все всех осуждают: соцсети — Медведева, россияне — Савченко, а Венедиктов — гендиректора «Эха». Итоги недели с Михаилом Фишманом
Кашин и поиск справедливости. Украинцы в российских тюрьмах, переназначение Чайки и тайна Горбачева
Конец эры офшоров. Что придет им на смену. Спор четырех юристов об уходе от налогов в Америке и России
Как они там держатся, и что они там курят? Самая смелая и веселая программа об экономике на российском ТВ
Баста: «Слава, наркотики, деньги. То, что я пережил, мне хватит на 200 лет». Василий Вакуленко о том, зачем ему бизнес, нужно ли идти на компромиссы и о желании быть Полом Маккартни