Олег Кашин: я думаю, Дмитрию Медведеву уже не докладывают о судьбе Василия Якеменко

Здесь и сейчас
6 декабря 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Главный редактор ДОЖДЯ Михаил Зыгарь задал Дмитрию Медведеву на итоговой встрече премьер-министра России с журналистами пяти телеканалов вопрос от журналиста Олега Кашина. Кашин интересовался, почему Василий Якеменко числится сотрудником Сбербанка и получает там зарплату в 500 000 долларов. О том, как Якеменко оказался сотрудником Сбербанка, что на это ответили в Сбербанке и насколько осведомлен об этом Медведев, с Кашиным поговорил Никита Белоголовцев.

Белоголовцев: Первый вопрос, который нельзя не задать. Откуда взялась у вас информация, которая потом была озвучена главным редактором ДОЖДЯ?

Кашин: Я, наоборот, хотел бы начать с конца и сказать, что если есть на свете где-то великий журналист-расследователь, то это точно не я. А я, скорее, идиот, потому что я пришел к вам на ДОЖДЬ часа два назад - снимался в передаче о культуре. Будучи в студии, будучи вне всего этого, я не успел до вопроса Зыгаря позвонить в Сбербанк. Поэтому, блин, когда я позвонил, они уже сказали: «Якеменко у нас не работает». Наверное, это правда. Я думаю, убрать его задним числом из сотрудников банка – это дело полутора кликов мышки, поэтому я опоздал и немножко смазал эффект.

Белоголовцев: А давайте послушаем, у нас есть фрагмент заявления Сбербанка.

Александр Базиян, пресс-секретарь Сбербанка: Не работает Василий Якеменко. Совершенно точно, это официальная позиция банка. Не работает, не работал, никаких денег ни по каким договорам он у нас не получал.

Кашин: Вот это официальная позиция банка. Откуда я это знаю? Люди, технократы, работающие даже в милиции, даже в ФСБ и тем более в госкорпорациях, делающие свои дела, к активистам  прокремлевских молодежных движений относятся, наверное, еще хуже, чем мы. Потому что это навязанные нам чуваки, которые занимают топовые позиции, мы в поте лица добываем свой сбербанковский хлеб, а они приходят и садятся. Поэтому я впервые это услышал от одного человека из Сбербанка, потом я переспросил у другого. Потом еще были контрольные звонки каких-то моих знакомых, имеющие выходы на руководство банка, те так мрачно подтверждали: «Да, к сожалению, у нас есть некий Якеменко Василий Григорьевич». А зарплата, которая звучала в этом эпическом вопросе телезрителя, 500 тысяч долларов в год все-таки. Не настолько космическая, но и не настолько нулевая.

Белоголовцев: 500 тысяч долларов в год – это неплохая зарплата.

Кашин: На пироги хватит, как говорится. Мне, наверное, уже надо свыкнуться с ролью вечного борца с Василием Якеменко, просто так сложилось исторически, что у нас идет многолетняя холодная война. Я действительно буду рад, если ему будет хуже, что его появления где-то опять на виду в итоге привело к тому, что Сбербанк от него открещивается.

Белоголовцев: А как вам кажется, Олег, почему открещивается от Якеменко Сбербанк? Ведь далеко не всегда открещивается кто-то от кого-то. Анатолия Сердюкова приняли на работу, не стесняясь и, наоборот, через парадный вход.

Кашин: Да, но все-таки Сбербанк при всей его гигантскости. Что такое Сбербанк – это понятно. Туда приходят бабушки и получают пенсию. Все равно это коммерческий банк, у которого есть и частные акционеры тоже, и зарубежные акционеры. И не факт, что все эти акционеры будут в восторге от того, что Сбербанк служит синекурой для бывших чиновников, которые за многолетнюю службу вознаграждаются почетными должностями.

Белоголовцев: Все же понимают, наверное, что Сбербанк сделал это не добровольно, что Сбербанка очень попросили.

Кашин: Да.

Белоголовцев: Причем я, наверное, могу предположить, что это же, может быть, часть некой практики, что: «Ребята, вам Якеменко, Иванов, Петров, и Васильева не забудьте. Зарплата одному такая, другому такая, третьему такая».

Кашин: Конечно. Тем более, что та подводная часть айсберга госкорпорации действительно удивительная, потому что какие-то люди совершенно неочевидные… Простейший пример из шоу-бизнеса. В моем детстве был певец Малинин, звезда был, прошло 20 лет, звездой он давно не является, все про него забыли, но он каждый год поет на корпоративе «Газпрома». Казалось бы, почему? А черт его знает. И вот такого тайного мира много.

Белоголовцев: Я думаю, что искренне любят топ-менеджеры «Газпрома» некоторые песни Малинина. Здесь могу предположить, что это вполне себе искренне.

Кашин: Когда в большую реальность прорываются новости удивительные, типа пресловутого шубохранилища, мы думаем: Боже мой, как же так. Одно шубохранилище мы увидели в блоге Навального, а сто других и шубохранилищ, и не знаю чего еще, просто остаются неизвестными. Я думаю, когда или если будет вздернут покров с реальной жизни топ-менеджмента корпорации Россия, тогда все будут потрясены, потому что это другой мир, другой космос.

Белоголовцев: Как вам кажется, Дмитрий Медведев, правда, не знал о том, работает ли Якеменко в Сбербанке или нет?

Кашин: Да вполне. Я думаю, он уже в том состоянии, когда ему не докладывают, даже если что-то происходит.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.