Николай Левичев о трагической смерти "эсера"

Здесь и сейчас
20 апреля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Правоохранительные органы проводят проверку по факту смерти главы свердловского исполкома партии "Справедливая Россия" Максима Головизнина. Он был в командировке в Москве, ему стало плохо, друзья привезли его к Институту имени Вишневского, на пороге которого он и умер — там отказались принимать пациента, предложив вызывать скорую помощь.

Пригласить врачей и пропустить машину с умирающим на территорию Института отказалась охрана, ссылаясь на распоряжение руководства не брать людей с улицы. В сообщении партии отмечается, что охранник даже сделал звонок начальству, которое сообщило, что не может помочь, поскольку не принимает экстренных больных.

Цитата из партийного сообщения: "Чтобы добиться приёма, друзья погибшего перекрыли своим автомобилем выезд из института, однако и это не помогло. В этот момент к воротам НИИ подъехал наряд ППС. Один из полицейских, увидев происходящее зашёл в клинику, приковал к себе одного из врачей и заставил делать реанимацию. И лишь тогда подоспела скорая, врачи которой констатировали смерть".

В институте начато служебное расследование. Но первые заявления руководства НИИ гласят, что охрана заведения действовала в рамках закона, который запрещает клиникам, подобным НИИ имени Вишневского, принимать экстренных пациентов.

Инцидент комментирует глава партии "Справедливая Россия" Николай Левичев.

Вы как оцениваете ситуацию, потому что, например, официальное заявление НИИ им Вишневского говорит о том, что через 3 минуты вышел врач, а очевидцы - друзья погибшего - говорят, что 25 минут они не могли дождаться, чтобы к ним вышел хоть кто-то. Вы будете, по крайней мере, не в судебном порядке, это, наверное, не в вашей компетенции, но каким-то образом реагировать на это?

Левичев: Дело в том, что на это наши представители среагировали сразу же. Депутат Государственной думы Александр Бурков, возглавляющий свердловское региональное отделение партии, и естественно хорошо знавший свою правую руку – Максима Головизнина, он уже в этот день написал соответствующее заявление. Собственно, Следственный комитет работает по его заявлению. Я, конечно, не могу сейчас предварять результаты расследования, которым занимаются следователи, но обратил бы внимание на два аспекта вот этой трагической истории. Первый аспект – нравственный. До какой же низкой планки упала у нас цена человеческой жизни, что ведомственная инструкция на самом деле оказывается важнее. Ну а второй момент – он сугубо профессиональный, потому что до чего же мы дошли в реформе нашего здравоохранения, если реформа такова, что инструкция или указание начальства превыше клятвы Гиппократа.

Писпанен: Вот как раз-таки об этом хочется спросить. Будете ли вы двигаться в этом направлении, что-то делать с этой ситуацией, которая очень ярко показала ситуацию российского здравоохранения, которую на днях описал известный доктор Рошаль, на которого вылилось просто неимоверное количество помоев от Минздрава, который защитила Голикова.

Левичев: Я предложил в своем выступлении поганой метлой гнать всех тех, кто огрызнулся на доктора Рошаля, потому что, на мой взгляд, любой чиновник Министерства здравоохранения должен быть счастлив, что он живет в одно время с Леонидом Михайловичем Рошалем. 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия