Наталья Васильева о шумихе вокруг нее /// ТЕЛЕКАНАЛ ДОЖДЬ

Здесь и сейчас
26 февраля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Телеканал "Дождь" представляет. Второе интервью Натальи Васильевой, в котором она объясняет, как изменилась ее жизнь после сенсационного интервью о том, как шел процесс по второму делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

Телеканал ДОЖДЬ: Какие-то угрозы в Ваш адрес поступали?
Наталья Васильева: Нет, угроз не было.

ДОЖДЬ: То есть никто не звонил, из коллег, не предупреждали Вас о чем-то, может быть, ваши подруги просто по работе?
Н.В.: Нет

ДОЖДЬ: А скажите, вот интересно, наверняка все равно быликакие-то разговоры с бывшими?
Н.В.: Нет, сотрудники не звонили мне. Ничего такого не происходило. Звонила пресса вся, интересовались, чтобы получить какие-то комментарии, а с работы никто не звонил.

ДОЖДЬ: Много версий, что это интервью заказное. Знаете ли Вы об этих мнениях, и есть ли у вас какие-то комментарии в связи с тем, что Вам последнее время предъявляли самые разные там эксперты.
Н.В.: Да, я читала в интернете о том, что меня приписывают и к одной группе и к другой группе, о том, что мне дали денег, что все это заказное. Я могу сказать, что ни к кому не отношусь, ни к каким политическим группировкам. Я не знаю ни Ходорковского, ни Лебедева, если Вы это имеете ввиду. Я не знаю близко группу защиты и ни с кем не общалась. Могла только здороваться с ними в зале судебного заседания, когда работала со СМИ. Мне никто никаких денег не давал. Я сделала это, потому что считаю это правильным. Я выразила свой гражданский долг. Я хотела, чтобы люди знали правду, я хотела защитить Виктора Николаевича (Данилкина - прим. ред.), доброе имя его, для того, чтобы его не поливали грязью в СМИ.

ДОЖДЬ: А Вы слышали о мнении, что это может быть инсценировка самого Виктора Николаевича?
Н.В.:Да, я это тоже слышала. Нет, это не так, это не правда. Он об этом ничего не знал. Никто об этом ничего не знал. Я это сделала самостоятельно.

ДОЖДЬ: Угу, Наталья, когда Вы, собственно, дали это интервью в понедельник, никто не мог дозвониться, предполагали, что Вы уехали в отпуск в Лондон. Уезжали ли Вы в Лондон?
Н.В.: У меня нет таких денег. Я не могу себе позволить даже поехать в Подмосковье. У меня нет возможности уехать в Лондон. Я нахожусь вМоскве и никуда не уезжала.

ДОЖДЬ: И Вы никогда не были за границей?
Н.В.: В Лондоне точно не была.

ДОЖДЬ: А где были? Ну, я имею ввиду, может быть...
Н.В.:Я была в Египте, отдыхала год назад.

ДОЖДЬ: То есть это исключительно курортный был отдых?
Н.В.: Да, это было летом.

ДОЖДЬ: Скажите, а все-таки с кем-то, я не имею ввиду ПлатонаЛебедева и Михаила Ходорковского, может быть какие-то другие лица, которые были связаны с ЮКОСом, Невзлин, который, в общем, на свободе, с ними Вы когда-то контактировали, были ли у Вас какие-то контакты, пусть не личные, просто профессиональные?
Н.В.: Я не знаю, кто такой Невзлин и никогда с ним не общалась.

ДОЖДЬ: Ну как, Вы этого не можете не знать.
Н.В.: Я только слышала эту фамилию. Я даже лица этого человекане видела никогда. Я совершенно не политизированный человек. Меня никогда неинтересовало это.

ДОЖДЬ: Что касаемо Вашей дальнейшей работы в Хамовническом суде, что Вам об этом известно? Когда у Вас кончается отпуск?
Н.В.: 17 марта заканчивается отпуск, 18 я должна выйти на работу.

ДОЖДЬ:  Вы выйдете?
Н.В.: Да, я поеду на работу.

ДОЖДЬ: Ну, понятно, спрашивать о том, что Вы ожидаете, это такой гипотетический вопрос, но как думаете, уволят - не уволят? Поговорят?
Н.В.: Я даже не представляю, что там будет. Не имею никаких мыслей на этот счет. Я просто приду и что будет, то и будет. Я не знаю.

ДОЖДЬ: Как вы ходили, собственно, раньше. Вот так же придете?
Н.В.: Да, да.

ДОЖДЬ: А если встретитесь с Данилкиным в коридоре? Понятно, чтоэтой встречи попытаетесэ наверное его избежать, ну, если вдруг.
Н.В.: Нет, почему, я скажу "здравствуйте" и пройду на своерабочее место.

ДОЖДЬ: У Вас есть желание с ним как-то пообщаться, вот сейчас, тет-а-тет?
Н.В.: Сейчас?

ДОЖДЬ: Может быть в нерабочей обстановке?
Н.В.: Да вряд ли это возможно.

ДОЖДЬ: Ну, я не про возможность, про желание. То есть, Вы бы хотели, с ним встретиться в каком-нибудь месте, поговорить?
Н.В.: Я думаю, что только на работе. Я не хотела бы встречаться в каких-то других местах, только на работе.

ДОЖДЬ: Почему? Вы же говорите, что у вас, вы наоборот, как бы,пытались его облагородить, и...
Н.В.: Чтобы не компрометировать достойного человека.

ДОЖДЬ: Недавно была произведена проверка Вас на детекторе лжи. Где это было, по чьей инициативе?
Н.В.: Сама проверка проходила здесь, в офисе "Агоры". Специалист был независимый, был вызван из другого города, я этого человека не знаю. Самотестирование длилось чуть больше трех часов. Задавались однотипные вопросы в разных контекстах. Ну, достаточно сложно и тяжело все это было проходить, но я это сделала добровольно, потому что меня публично обвинили в клевете, и я хотела доказать людям, что я сказала правду.

ДОЖДЬ: Знаете ли Вы о том, что Вы стали героиней интернета уже не только в контексте этого интервью, а уже в контексте человека-правдоруба, что Дмитрий Быков написал о Вас поэму и она была озвучена Михаилом Ефремовым на телеканале ДОЖДЬ? Видели ли Вы эти ролики и приятно ли Вам, что вы уже ассоциируетесь не просто как с Натальей Васильевой, а как с неким таким символом, который несет правду, который говорит правду и который вдруг разморозил то, что было так долго заморожено? Видели ли Вы эти ролики и какая Ваша эмоция была?
Н.В.: Я совсем не считаю себя героем. Я сделала то, что сделала. Ролики видела, да. Была удивлена.

ДОЖДЬ: Как Вам кажется, как история будет развиваться? Просто Ваше предположение, его не может не быть. В какую сторону оно может пойти? Какие последствия? Не относительно, может быть, Вас, вообще относительно дела Ходорковского-Лебедева.
Н.В.: Я не смогу прокомметировать этот вопрос. Не знаю, что будет. Я не знаю, какие силы там задействованы и что предпринимается.

ДОЖДЬ: А что бы Вы хотели, чтобы произошло?
Н.В.: Чтобы правда восторжествовала. Чтобы люди рассказали правду.

ДОЖДЬ:  Кто?
Н.В.: Все, кто что-то об этом знает.

ДОЖДЬ:  Вы имеете ввиду Данилкина или кого-то еще?
Н.В.: И Данилкина и всех, кто к этому причастен.

ДОЖДЬ: Как они это могут это сделать? Ну, вот как Вы это видите себе? Чтобы дали такие интервью или чтобы это дело закрыли сейчас и амнистировали Ходорковского? 
Н.В.: Чтобы объяснили, как все было, и все.

ДОЖДЬ: Ну и собственно это должен сделать Данилкин и? Кто еще, по Вашему, должен объяснить? Вот кого бы Вы хотели еще услышать лично?

Н.В.:  Только Данилкина. 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия