Наталья Васильева о шумихе вокруг нее /// ТЕЛЕКАНАЛ ДОЖДЬ

Здесь и сейчас
26 февраля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Телеканал "Дождь" представляет. Второе интервью Натальи Васильевой, в котором она объясняет, как изменилась ее жизнь после сенсационного интервью о том, как шел процесс по второму делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

Телеканал ДОЖДЬ: Какие-то угрозы в Ваш адрес поступали?
Наталья Васильева: Нет, угроз не было.

ДОЖДЬ: То есть никто не звонил, из коллег, не предупреждали Вас о чем-то, может быть, ваши подруги просто по работе?
Н.В.: Нет

ДОЖДЬ: А скажите, вот интересно, наверняка все равно быликакие-то разговоры с бывшими?
Н.В.: Нет, сотрудники не звонили мне. Ничего такого не происходило. Звонила пресса вся, интересовались, чтобы получить какие-то комментарии, а с работы никто не звонил.

ДОЖДЬ: Много версий, что это интервью заказное. Знаете ли Вы об этих мнениях, и есть ли у вас какие-то комментарии в связи с тем, что Вам последнее время предъявляли самые разные там эксперты.
Н.В.: Да, я читала в интернете о том, что меня приписывают и к одной группе и к другой группе, о том, что мне дали денег, что все это заказное. Я могу сказать, что ни к кому не отношусь, ни к каким политическим группировкам. Я не знаю ни Ходорковского, ни Лебедева, если Вы это имеете ввиду. Я не знаю близко группу защиты и ни с кем не общалась. Могла только здороваться с ними в зале судебного заседания, когда работала со СМИ. Мне никто никаких денег не давал. Я сделала это, потому что считаю это правильным. Я выразила свой гражданский долг. Я хотела, чтобы люди знали правду, я хотела защитить Виктора Николаевича (Данилкина - прим. ред.), доброе имя его, для того, чтобы его не поливали грязью в СМИ.

ДОЖДЬ: А Вы слышали о мнении, что это может быть инсценировка самого Виктора Николаевича?
Н.В.:Да, я это тоже слышала. Нет, это не так, это не правда. Он об этом ничего не знал. Никто об этом ничего не знал. Я это сделала самостоятельно.

ДОЖДЬ: Угу, Наталья, когда Вы, собственно, дали это интервью в понедельник, никто не мог дозвониться, предполагали, что Вы уехали в отпуск в Лондон. Уезжали ли Вы в Лондон?
Н.В.: У меня нет таких денег. Я не могу себе позволить даже поехать в Подмосковье. У меня нет возможности уехать в Лондон. Я нахожусь вМоскве и никуда не уезжала.

ДОЖДЬ: И Вы никогда не были за границей?
Н.В.: В Лондоне точно не была.

ДОЖДЬ: А где были? Ну, я имею ввиду, может быть...
Н.В.:Я была в Египте, отдыхала год назад.

ДОЖДЬ: То есть это исключительно курортный был отдых?
Н.В.: Да, это было летом.

ДОЖДЬ: Скажите, а все-таки с кем-то, я не имею ввиду ПлатонаЛебедева и Михаила Ходорковского, может быть какие-то другие лица, которые были связаны с ЮКОСом, Невзлин, который, в общем, на свободе, с ними Вы когда-то контактировали, были ли у Вас какие-то контакты, пусть не личные, просто профессиональные?
Н.В.: Я не знаю, кто такой Невзлин и никогда с ним не общалась.

ДОЖДЬ: Ну как, Вы этого не можете не знать.
Н.В.: Я только слышала эту фамилию. Я даже лица этого человекане видела никогда. Я совершенно не политизированный человек. Меня никогда неинтересовало это.

ДОЖДЬ: Что касаемо Вашей дальнейшей работы в Хамовническом суде, что Вам об этом известно? Когда у Вас кончается отпуск?
Н.В.: 17 марта заканчивается отпуск, 18 я должна выйти на работу.

ДОЖДЬ:  Вы выйдете?
Н.В.: Да, я поеду на работу.

ДОЖДЬ: Ну, понятно, спрашивать о том, что Вы ожидаете, это такой гипотетический вопрос, но как думаете, уволят - не уволят? Поговорят?
Н.В.: Я даже не представляю, что там будет. Не имею никаких мыслей на этот счет. Я просто приду и что будет, то и будет. Я не знаю.

ДОЖДЬ: Как вы ходили, собственно, раньше. Вот так же придете?
Н.В.: Да, да.

ДОЖДЬ: А если встретитесь с Данилкиным в коридоре? Понятно, чтоэтой встречи попытаетесэ наверное его избежать, ну, если вдруг.
Н.В.: Нет, почему, я скажу "здравствуйте" и пройду на своерабочее место.

ДОЖДЬ: У Вас есть желание с ним как-то пообщаться, вот сейчас, тет-а-тет?
Н.В.: Сейчас?

ДОЖДЬ: Может быть в нерабочей обстановке?
Н.В.: Да вряд ли это возможно.

ДОЖДЬ: Ну, я не про возможность, про желание. То есть, Вы бы хотели, с ним встретиться в каком-нибудь месте, поговорить?
Н.В.: Я думаю, что только на работе. Я не хотела бы встречаться в каких-то других местах, только на работе.

ДОЖДЬ: Почему? Вы же говорите, что у вас, вы наоборот, как бы,пытались его облагородить, и...
Н.В.: Чтобы не компрометировать достойного человека.

ДОЖДЬ: Недавно была произведена проверка Вас на детекторе лжи. Где это было, по чьей инициативе?
Н.В.: Сама проверка проходила здесь, в офисе "Агоры". Специалист был независимый, был вызван из другого города, я этого человека не знаю. Самотестирование длилось чуть больше трех часов. Задавались однотипные вопросы в разных контекстах. Ну, достаточно сложно и тяжело все это было проходить, но я это сделала добровольно, потому что меня публично обвинили в клевете, и я хотела доказать людям, что я сказала правду.

ДОЖДЬ: Знаете ли Вы о том, что Вы стали героиней интернета уже не только в контексте этого интервью, а уже в контексте человека-правдоруба, что Дмитрий Быков написал о Вас поэму и она была озвучена Михаилом Ефремовым на телеканале ДОЖДЬ? Видели ли Вы эти ролики и приятно ли Вам, что вы уже ассоциируетесь не просто как с Натальей Васильевой, а как с неким таким символом, который несет правду, который говорит правду и который вдруг разморозил то, что было так долго заморожено? Видели ли Вы эти ролики и какая Ваша эмоция была?
Н.В.: Я совсем не считаю себя героем. Я сделала то, что сделала. Ролики видела, да. Была удивлена.

ДОЖДЬ: Как Вам кажется, как история будет развиваться? Просто Ваше предположение, его не может не быть. В какую сторону оно может пойти? Какие последствия? Не относительно, может быть, Вас, вообще относительно дела Ходорковского-Лебедева.
Н.В.: Я не смогу прокомметировать этот вопрос. Не знаю, что будет. Я не знаю, какие силы там задействованы и что предпринимается.

ДОЖДЬ: А что бы Вы хотели, чтобы произошло?
Н.В.: Чтобы правда восторжествовала. Чтобы люди рассказали правду.

ДОЖДЬ:  Кто?
Н.В.: Все, кто что-то об этом знает.

ДОЖДЬ:  Вы имеете ввиду Данилкина или кого-то еще?
Н.В.: И Данилкина и всех, кто к этому причастен.

ДОЖДЬ: Как они это могут это сделать? Ну, вот как Вы это видите себе? Чтобы дали такие интервью или чтобы это дело закрыли сейчас и амнистировали Ходорковского? 
Н.В.: Чтобы объяснили, как все было, и все.

ДОЖДЬ: Ну и собственно это должен сделать Данилкин и? Кто еще, по Вашему, должен объяснить? Вот кого бы Вы хотели еще услышать лично?

Н.В.:  Только Данилкина. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.