"Народный фронт" расколол МГУ на два лагеря

Здесь и сейчас
21 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Студенты и преподаватели МГУ выступают против вступления в "Общероссийский народный фронт". Две стороны конфликта.

В минувшие выходные полиция задержала 17 студентов и преподавателей, которые собрались для проведения акции против вступления. Задержанные в эти выходные студенты МГУ намерены оспорить действия полиции.

Представители пострадавших намерены идти в суд и доказывать, что субботнее задержание полицией студентов, аспирантов, преподавателей МГУ и последовавшее затем оформление протоколов об административных правонарушениях было неправомерно. Задержанные рассчитывают на то, что руководство университета займет адекватную позицию и поможет в разбирательстве по данному вопросу.

В студии ДОЖДЯ: обе стороны этого конфликта Андрей Андрианов, председатель студсоюза МГУ, который выступает за вступление в "Общероссийский народный фронт" и Михаил Лобанов, один из организаторов пикета против.

Казнин: Михаил, скажите, вы ожидали такой жесткой реакции?

Лобанов: Конечно, не ожидали. Мы думали, что все пройдет тихо, мирно, по закону. Мы подали заявку заблаговременно на место, на котором мы знаем, мероприятие согласовывают обычно. Мы просто своими глазами, там живем, учимся, видим, что время от времени там что-то бывает. Соответственно, нам не позвонили из префектуры в трехдневный срок, который положен по закону в случае переноса акций или уменьшения численности и каких-то еще неполадок. Более того, когда мы сами звонили в префектуру, нам сказали, что все в порядке, приезжайте за бумагой. Когда в пятницу 18 числа я лично приехал в префектуру, то оказалось, что в бумаге написано: «Перенос на набережную Тараса Шевченко».

Я два часа пытался найти человека ответственного за согласование акций. В итоге, я как бы до него дозвонился по разным телефонам. Беседа с ним была к тому, что он не настроен ни к какому диалогу, не согласен переносить акцию куда бы то ни было ближе к МГУ, то есть, предлагал другие площадки, например, смотровая площадка, площадь Индиры Ганди, еще и еще. Он говорил: «Нет. Там мероприятия», а позже сказал, что вообще, во всей Москве никакого места, кроме набережной Тараса Шевченко, для этого не предусмотрены.

Казнин: И вы решили выйти несанкционированно?

Лобанов: Нет. Мы написали как бы о событии «ВКонтакте» на форуме, откуда все началось, такая низовая инициатива изначально. Вот там информация о том, что несанкционированно вот так получилось, но поскольку нам стало из-за этого произвола префектуры известно поздно, то мы решили встретить людей, которые вдруг приедут, соответственно, и там, в итоге собралось несколько десятков человек. Человек 70, по моим оценкам. Соответственно, было несколько десятков милиционеров и довольно такой уже озлобленный полковник Костин, который пытался там разогнать.

Мы стояли кучей, обсуждали, что делать, куда идти и так далее, плакатов не разворачивали. Он пригрозил, что если мы сейчас немедленно отсюда все не уйдем, то он начнет задержание. Если мы пойдем все вместе в одну сторону, например, в сторону университета или куда бы то еще, он расценит это как демонстрацию, и мы все будем задержаны. Одного человека пытались задержать. Мы решили не провоцировать и, соответственно, разошлись небольшими группами и все. Через какое-то время уже на территории университета часть людей, человек 50, они собрались около Вечного огня, чтобы обсудить, что происходит и что делать дальше в связи со случившимся, с тем, что акция не состоялась. Стояли, обсуждали, есть видео, обсуждали, что такое студенческое самоуправление, чем нас не устраивают студенческие профсоюзные организации, что делать - переизбирать, разгонять, создавать альтернативу.

Казнин: И вас задержали?

Лобанов: Да. И тут выявляется тот же полковник и начинает задержание.

Казнин: Просто Андрея хотелось бы спросить.

Малыхина: Привлечь.

Казнин: Во-первых, для чего вступили в Народный фронт? И, во-вторых, почему не известили всех?

Малыхина: Как-то без меня меня женили, получается. Да?

Казнин: Да.

Андрианов: Значит, вступили мы для того, чтобы продвигать студенческие инициативы, потому что Народный фронт - это не партия «Единая Россия», это надпартийное образование. В принципе, в Народный фронт не вступают, к нему присоединятся. То есть, тут четкая позиция, что студентов, преподавателей, аспирантов мы не записывали, тем самым в Народный фронт.

Малыхина: Давайте так, поименно не записывали?

Андрианов: Нет. Участие в Народном фронте дело сугубо личное. Народный фронт - идея. Вот сегодня ты сторонник Народного фронта…

Малыхина: Так, а кто тогда присоединился?

Андрианов: Присоединился студенческий союз изначально решением своего руководящего органа, совета. Потом это обсуждалось…

Малыхина: То есть, все члены совета подтвердили, что они хотят присоединиться к Народному фронту?

Андрианов: Да. Потом у нас между остальными членами студенческого союза шла разъяснительная работа по поводу тех возможностей, которые дает участие в деятельности Народного фронта, в деятельности Федерального координационного совета Народного фронта, и никаких возражений это не повлекло за собой. Поэтому в принципе, и здесь можно сказать, что…

Казнин: Но вот повлекло, с другой стороны.

Андрианов: Михаил не является членом студенческого союза, поэтому, естественно….Я говорю, что мы не записываем всех студентов в Народный фронт. Московский университет большой, как целая страна, здесь есть приверженцы разных идей и течений. Кто-то «за», кто-то «против» - пожалуйста. В студенческом союзе есть люди, которые тоже разных политических взглядов….

Малыхина: Михаил, какие же у вас претензии?

Лобанов: Я могу задавать вопросы?

Казнин: Да, конечно.

Лобанов: Кто тогда входит в студенческий союз? Сколько там людей? Как он избирается? Почему-то те, кто студенты Московского университета, не в курсе про выборы студенческого союза, не в курсе про то, что шло обсуждение вступать, не вступать, не в курсе в большинстве своем, что есть студенческий союз, а те кто в курсе, как бы вас очень не любят и презирают.

Казнин: Это тоже оценочно. Давайте на первый вопрос ответим.

Андрианов: Студенческий союз - это общественная организация студентов, аспирантов, преподавателей Московского университета.

Малыхина: Юридическую форму она какую-то имеет?

Андрианов: Нет, это общественная организация и по закону она существует без образования юридического лица. Это не юридическое лицо.

Казнин: Кто уда входит?

Малыхина: Но, тем не менее, какие-то протоколы, совещания, вся административная работа у вас существует?

Андрианов: Да, конечно. Все это есть, просто у нас она не зарегистрирована в Минюсте как юридическое лицо. Две формы членства: участник и член студенческого союза. Участник – это те, кто принимает участие в наших мероприятиях, получает новости по рассылке. Член студенческого союза - тот, кто принимает участие непосредственно в организационной деятельности.

Малыхина: Просто звучит «студенческий союз», можно подумать, что это все студенты, которые учатся в данном ВУЗе.

Казнин: Союз композиторов, союз художников.

Малыхина: Там вступать нужно. Здесь вступать не нужно, я так поняла.

Андрианов: Нет, вступать, у нас есть членство.

Казнин: Тоже нужно? Вот в чем дело.

Андрианов: Да.

Малыхина: Нужно вступать.

Андрианов: Да, но это не обязательно, чтобы вести деятельность. Поскольку это общественная организация, у нас специально нет юридического лица и большой бумажной волокиты, поскольку организация, в первую очередь, нацелена на реализацию студенческих инициатив. К нам приходят инициативные люди для реализации каких-то своих…

Малыхина: К вам пришли инициативные люди и говорят, они не хотят находиться или присоединяться к Народному фронту. Правильно я понимаю?

Лобанов: Да. Я хотел бы пояснить.

Малыхина: Пожалуйста.

Лобанов: Есть относительно небольшая организация - Студенческий союз МГУ, без выборов, на мой взгляд, нелегитимная, то есть…В смысле, вы не избираетесь, про вас никто ничего не знает.

Андрианов: Избираемся. Михаил, ты же присутствовал на одних из выборов, голосовал против меня. Твой голос был учтен в присутствии ректора, но это не повлияло на общий исход голосования. По-моему, 2006-й год был.

Малыхина: А ректор за присоединение к Народному фронту?

Андрианов: Если союз ректоров, который возглавляет Садовничий, тоже присоединился к Народному фронту, наверное, он тоже поддерживает это движение.

Лобанов: То есть, как бы я хочу сказать, что про выборы никому неизвестно. То есть, если они проходят, то они проходят в тайне. Вот та конференция, которая упоминалась, о ней я узнал случайным образом, потому что я всегда интересовался жизнью университета. Абсолютно подавляющее большинство об этой конференции не было в курсе. Не вывешиваются объявления, там приглашаются по своим каналам люди, там нет никаких альтернатив, и ничего на ней не обсуждалось. Последующие конференции, уже прошло 5 лет, я ни разу не слышал, хотя я регулярно слежу за всевозможными источниками информации, много общаюсь с людьми и в администрации студенческих организаций, это очень закрытая информация, для своих.

В целом, хотел бы сказать, что фактически студенческий союз - он никакой работы по защите прав и интересов студентов внутри университета не ведет, но при этом он занимается активной внешней деятельностью. Говоря «во вне», что он представляет студентов МГУ, он входит в различные советы по молодежи, координационные советы, межвузовские объединения, и делает себе имидж органа студенческого самоуправления университета. С помощью этого его лидеры делают личную политическую карьеру. Андрей - это не первый случай. Его предшественник Илья Ильин этим тоже славился, думаю, он до сих пор не отошел от дел.

Казнин: Андрей, а сколько человек входит в студенческий союз, если говорить точно?

Андрианов: Я говорю, что это не наша самоцель. Участников у нас несколько тысяч, а членов непосредственных примерно 300-400 человек.

Казнин: Они все 300-400 человек - студенты МГУ?

Андрианов: Да, конечно.

Казнин: И они все знают, что они сейчас члены Народного фронта?

Андрианов: Еще раз говорю, что…

Малыхина: Это не поименно, я так понимаю?

Андрианов: Это не поименно. Мы не сдавали никакие списки, еще что-то. Участие и вообще, присоединение к Народному фронту…

Казнин: Я просто к чему веду, к тому, что, пожалуйста, присоединяйтесь, люди поддерживают разные политические силы. Вот я представляю себя, например, членом студенческого союза и я, например, не хочу вступать в Народный фронт, но я слышу о том, что студенческий союз МГУ вступил туда. Что мне делать?

Андрианов: Если бы такие люди, у которых возникли внутренние противоречия, были, они, безусловно, ко мне бы обратились. Таких не было, именно среди студенческого союза.

Малыхина: То есть, все единогласно, все стройными рядами в Народный фронт?

Лобанов: Андрей конечно лукавит. Есть большой форум ГЗ МГУ, на котором тысячи человек, студентов, аспирантов, выпускников, преподавателей очень много, в том числе. И как бы там единодушная реакция на это была, что такое, нас не спросили? Что происходит? Именно эта акция она родилась там. Люди несколько месяцев обсуждали это вступление, информацию о том, что студенческий союз пытался использовать массовое мероприятие для агитации, и все это кипело-кипело и потом в какой-то момент мы должен были высказать это. То есть, родилось это на форуме даже.

Андрианов: Я тебе могу сказать, что это тоже неправда. Во-первых, действительно, на форуме это родилось. Но если его почитать, то можно посмотреть, как выражаются люди, что они мало адекватны, в принципе, большинство студентов так решают...

Лобанов: Несколько тысяч.

Андрианов: Поскольку, когда тебя поливают грязью.

Малыхина: Малоадекватные студенты…

Андрианов: Да.

Казнин: Как приняли их?

Малыхина: Как приняли их в МГУ малоадекватных-то?

Андрианов: Но можете почитать и убедиться. Во-вторых, ту тему, которая связана со вступлением студенческого союза в Народный фронт, обсуждают несколько десятков человек и вокруг нее пляшут. Поэтому здесь нельзя сказать, что это единодушное решение какого-то большого количества студентов.

Лобанов: Да, я поясню, что у этих тем почти 10-15 тысяч просмотров.

Малыхина: Михаил, ситуация такова, какова она есть сейчас. Для вас какое идеально развитие событий? Что вы хотите дальше?

Лобанов: Для нас идеальное развитие, чтобы студенческий союз вышел из Народного фронта, соответственно, были проведены открытые выборы наконец-то, о которых бы знали все, четкий устав, четкая структура этих выборов.

Малыхина: Если у вас столько поддерживающих, создавайте альтернативный студенческий союз и не вступайте в Народный фронт.

Лобанов: Сейчас и обсуждается. В чем проблема? Что такие фиктивные организации пользуются полной поддержкой администрации, они являются неким буферным счетом, барьером от студентов и сотрудников. Фактически в МГУ, как и в других ВУЗах, все решения принимаются узкой кликой бюрократов наверху при поддержке вот таких вот студенческих союзов, профсоюзов, студкомов. Что происходит? Когда студенты, преподаватели реально не согласны с администрацией, хотят решить свою проблему - они идут к администрации. Администрация их как бы отпинывает к этим фиктивным организациям, приходится вести диалог с ними. И вот неоднократно бывало. Например, весной в МГУ был большой конфликт в главном здании за попытку администрации ужесточить правила прохода. Два собрания по 300 человек, протест 3500 подписей, поход на электорат - и ректор создает примирительную комиссию. Администрация пытается вставить председателя студсоюза в качестве представителя проживающих, не со стороны администрации, а со стороны проживающих, проживающие проводят еще одно массовое собрание, только чтобы от туда удалили студенческий союз…

Андрианов: Не было такого.

Лобанов: …Чтобы, даже пусть, если он и будет, пусть он представляет администрацию. Потому что как бы в глазах студентов, аспирантов, сотрудников эти организации выглядят как бы проадминистративными, то есть, они представляют интерес администрации, а не интерес студентов. В лучшем случае, они иногда проводят какие-то праздники, но больше ничем не занимаются.

Андрианов: Михаил вы разве не знаете про Международный молодежный форум «Ломоносов», крупнейший в мире?

Лобанов: Знаю.

Андрианов: Ну вот, это инициатива студенческого союза, которые проводятся студенческим союзом. Тоже здесь много лукавства в этих словах. Я не хотел быть в той примирительной комиссии, меня хотели ставить, потому что я тоже проживаю в главном здании МГУ в общежитии, но, это не суть, и не было собрания против того, чтобы исключить меня из этой комиссии.

Лобанов: Было, 26 мая.

Казнин: Мы видим, что вам есть о чем встретиться и поговорить в здании МГУ, может быть, даже на заседании студенческого союза. Андрей, когда вы пойдете на заседание Народного фронта, или когда вы будете контактировать с руководством Народного фронта? Вы же вступили туда, присоединились, когда будут какие-то ваши совместные действия?

Андрианов: С Народным фронтом?

Казнин: Да.

Андрианов: Дело в том, что мероприятия, связанные с Народным фронтом, они идут периодически. В первую очередь, Народный фронт дал нам контакт непосредственный с нашим профильным министерством - Министерством образования и науки, с которым мы контактируем постоянно. Может быть, это будет завтра, может через неделю, в зависимости от того, какие вопросы сейчас. Есть разные актуальные вопросы – увеличение на 20% фонда с нового года. Другие вопросы, очень актуальные для студенческой среды и, безусловно, их надо решать.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.