Поджог синагоги: месть нацистов?

Здесь и сейчас
12 июля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сегодня в Москве попытались поджечь синагогу. Четыре молодых человека, предположительно неонациста, напали в масках и с "коктейлями Молотова" на синагогу "Даркей Шалом".

Правозащитники и представители Федерации еврейских общин уверены: молодые люди мстили за приговор Московского окружного военного суда. Накануне он вынес решение по делу "Национал-социалистического общества" - одной из самых законспирированных неонацистских группировок России. Всего на скамье было 13 человек. Пять из них получили пожизненные сроки. Их признали виновными в 28 убийствах и подготовке теракта.

Но в ГУВД нападение на Синагогу с делом неонацистов связывать не стали. Там "коктейли Молотова" посчитали хулиганством. Несмотря на то, что те же молодые люди, кто сел вчера в тюрьму - в 2006 году уже устраивали нападение на синагогу, но не в Москве, а в Хабаровске. Очевидцы отмечали, что, когда им накануне зачитывали приговор, в зале суда раздавались антисемитские выкрики.

В последние годы в России было уже несколько попыток поджечь иудейские храмы. В 2009 году троих молодых людей приговорили к условным срокам. Для сравнения - в США всего неделю назад неонацисты пытались устроить взрыв возле двух синагог - и получили по 25 лет тюрьмы.

Причины нападения на синагогу в Москве обсуждаем с Юрием Каннером, президентом Российского еврейского союза.

Писпанен: Как вы считаете, кто это мог сделать?

Каннер: Мне нечего добавить к комментариям. Вообще комментарии появляются такие, когда недостаточно информации. Вчера сгорела синагога в Манхеттене, но в основном, народ воздерживается от комментариев, потому что, как вы только что сказали, рассчитывает на справедливое расследование и суд. Поэтому ждут, когда будут материалы следствия.

Писпанен: А будет расследование, будет суд, как вы считаете? Дойдет дело до суда?

Каннер: Не знаю. Может быть, поэтому люди спешат высказать свое мнение.

Писпанен: Может, поэтому и нужно привлекать внимание?

Каннер: Может быть, не знаю. Примерно год назад взорвали дверь в тверской синагоге, это тоже сочли хулиганством. Следствие не установило ничего другого пока.

Казнин: Вы считаете, надо наказывать жестко за подобные преступления, даже если это просто хулиганство? Или, как в США, давать максимальные сроки?

Писпанен: А почему ты думаешь, что это просто хулиганство?

Казнин: Даже если это просто хулиганство.

Каннер: Я считаю, что каждый человек должен иметь право на справедливый суд. Общество находится всегда в разном состоянии, и вот разогревать – сегодня у нас достаточно разогретое общество. Поэтому мое мнение, что нужно рассчитывать, чтобы суд был справедливый и учитывал интересы, прежде всего, всего народа, и конечно, отдельных его частей. О суд должен быть такой же справедливый, как в отношении вандалов, которые покусились на церковь или на мечеть, отношение к этим людям должно быть одинаковое, оно не должно быть другим.

Писпанен: А как вы считаете, это все-таки госполитика или странное стечение обстоятельств и нежелание обращать внимание? То, что практически все межэтнические, межнациональные конфликты, все списываются на хулиганство и проходят по этой статье, и только сейчас, последние год-два начали выносить приговоры именно по этой статье – «Разжигание межнациональной розни».

Каннер: Я думаю, что есть и то, и другое. Вообще сам вопрос ваш предполагает заранее, что есть некий центр, который управляет процессом, как квалифицировать данное преступление. То есть у нас, у жителей России, это внутри нас, что не следователь независимый и не прокурор занимается расследованием, а кто-то, есть какая-то компания: «Сейчас мы будем по такой статье, а вчера надо было по такой». Это у нас внутри, и внутри, видимо, и у следователей тоже. Это общая наша проблема, и конечно, нужно отойти от этого, нужно дать возможность, чтобы следователь или прокурор имел возможность и полномочия квалифицировать это так, как он считает нужным.  А суд – разобраться в ходе судебного следствия, что это было. То есть нельзя сразу сказать, что это было хулиганство. На мой взгляд, нужно было возбуждать дело по факту, а потом расследовать и сказать, что это было. Сразу нельзя сказать хулиганство это было или месть. Но если бросали бутылки, это же не продается в магазине, как кока-кола, что ты пошел, взял и бросил в окно. Значит, кто-то это изготовил. Я себе плохо представляю хулигана, который из хулиганских побуждений будет изготавливать взрывное устройство. Это мое мнение. Кстати, очень интересная вещь, вы знаете, кто построил синагогу в Отрадном? Мусульмане. Он построил рядом 3 культовых здания: мечеть, синагогу и церковь. А возглавляет там глава общины, потрясающий человек раввин Довид Карпов, который здесь родился в русской культуре, прекрасно говорит по-русски.

Писпанен: Ну, они же, наверное, не выясняют.

Каннер: Хорошо, это совпадение. Без этих частей трудно представить себе всю ситуацию вокруг этого.

Казнин: Сегодня, буквально три часа назад, в студии сидел президент Ингушетии Юнус-бек Евкуров, хотя, уже не президент, а глава, президент у нас один остался…

Каннер: Почему, в Татарстане еще президент.

Писпанен: Разве? Вроде бы тоже глава уже. Они все самовольно сложили с себя президентские полномочия и остались главами.

Казнин: Ну, тем ни менее, мы говорили с ним на тему национализма, и он сказал, что с ребятами, которые исповедуют радикальный национализм надо просто разговаривать. И что с большинством из них, просто поговорив, можно что-то объяснить им. Говорили мы об этом в связи с тем, что Жириновский принимает в свои ряды, по крайней мере, пытается создать некое националистическое крыло в своей партии. Для этого он уже встречался с лидерами умеренных националистов Беловым-Поткиным, Дёмушкиным и так далее. На ваш взгляд, легализация радикальных националистических движений она…

Писпанен: То есть их опять пустили в большую политику, хотя они были запрещены.

Каннер: Их пускают, видимо, под другим уже…

Писпанен: Соус изменился, но, тем ни менее.

Каннер: Да, поэтому, может быть, они сами уже изменились. Вы знаете, очень интересно, дело в том, что, давайте возьмем пример Израиля. В Израиле очень многие террористы, те люди, которые считались английской системой управляющей Палестиной террористами, пришли в политику и Менахем Бегин в конце концов был премьер-министром. И многие ястребы, когда приходят к власти становятся голубями. И мы говорим о том, что, если люди готовы разговаривать, то с ними нужно разговаривать, если они не преступники. А если преступники, то надо расследовать и судить. А если они такие же граждане, так надо с ними разговаривать, только внимательно, и слушать, что говорят.

Казнин: Вы можете нам сказать, в ближайшее время вы будете строить в Москве синагоги?

Каннер:  Мы поддерживаем сегодня строительство синагоги, мы благотворительный фонд. Мы поддерживаем строительство синагоги в Саратове, большой хорошей синагоги, и огромная синагога восстанавливается в Воронеже, при помощи губернатора и местных властей. И в Томске в декабре мы сдали новое здание синагоги. Так что – да. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.