На "Русский марш" пойдут нацисты, либералы, Навальный и Охлобыстин

Здесь и сейчас
26 октября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
КПРФ начинает заявлять о государствообразующем народе, ЛДПР - о своем лозунге – "мы за русских", а Навальный собирается на "Русский марш".

Арно: Вопрос ко всем. Почему «единороссы» отказались объединяться с националистами?

Пономарев: Дмитрию Олеговичу, наверное, можно себе примеривать этот самый ярлык дважды кинутого. Когда он был нужен перед съездом, и была опасность, что он вольется опять в ряды «Справедливой России», это была серьезная опасность, потому что, конечно, это дало бы какие-то проценты голосов нашей партии, было важно этого не допустить. И тут сулили золотые горы, чуть ли не попадание в федеральную тройку, которая так и не случилась у «Единой России», когда нужда исчезла, его выкинули, как уже один раз это сделали в 2008 году.

Казнин: Вы пойдете на «Русский марш»?

Пономарев: На «Русский марш», который будет в Москве, не пойду, потому что я с лозунгом «Хватит кормить Кавказ» абсолютно не согласен.

Казнин: А на какой вы пойдете?

Пономарев: У нас в Новосибирске лозунг совершенно другой. Мы поддерживали тот митинг, который у нас прошел в прошлую субботу: «Хватит кормить Москву». Мы считаем, то, что сейчас происходит в стране – это новый колониализм, реально Сибирь – это колония Москвы, и именно это является главной угрозой единству страны.

Казнин: То есть один «Русский марш» и другой «Русский марш» - это совершенно разные вещи?

Пономарев: Да. Я считаю, они разные.

Арно: У меня вопрос к господину Белову по поводу московского «Русского марша». Где он будет точно проходить – в Центральном округе или нет, кто участники и какие лозунги?

Белов: Надо внести некоторые коррективы, чтобы не было неточностей. Дмитрий Демушкин не является лидером «Славянского союза», это организация распущена после того, как была признана экстремистской. Он добровольно сложил с себя эти полномочия, это существенно. Теперь по поводу «Русского марша». Лозунг «Хватит кормить Кавказ» является одним из лозунгов, который будет использоваться. Есть люди, которые, например, с ним не согласны и они выступают с другими лозунгами.

Казнин: Вы согласны с этим лозунгом? Вы ведь были на Кавказе?

Белов: Да, конечно. Мне кажется, что этот лозунг не к месту в каком смысле – если представить, что русские националисты кормят Кавказ, то это не совсем так. Кавказ кормит конкретная партия жуликов и воров. Если к ней обращаться: «Жулики, не надо больше кормить Кавказ», получается немножко странно. Поэтому сначала мы говорим, что в России должна быть установлена национальная власть, что должны быть возвращены реальные свободы, реальные выборы, а потом народ самостоятельно решит: надо кормить Кавказ, каким образом распределять бюджет. Естественно, должно это делаться прозрачно и т.д. В бытность на Кавказе одной из моих целей поездки был прямой диалог, прямое общение с министром финансов Чеченской республики, чтобы тот рассказал, куда идут деньги, действительно ли на бюджетные средства Кадыров строит какие-то свои личные замки или что-то себе покупает, или восстанавливается республика. Поэтому я за реальность, за то, чтобы люди осознавали, что они хотят. И в этом плане «Русский марш» - их способ высказывания самых разных точек зрения, потому что на марше всегда присутствуют люди как левопатриотических убеждений, так и абсолютно либеральных взглядов. Смысл вообще Дня национального единства именно в том, что

Арно: День народного единства.

Белов: На самом деле это слово одно и то же означает, если с латыни переводить. Так вот мы хотим, чтобы в День национального единства русские, каких бы взглядов они ни придерживались, как бы они друг другу ни противоречили, были вместе, чтобы они осознали себя единым целым, чтобы почувствовали свою идентичность, чтобы почувствовали, что у них есть свои национальные интересы.

Пономарев: Именно здесь мы принципиально расходимся, потому что наша позиция, что не просто русские должны быть вместе – российские должны быть вместе. Все граждане страны должны быть вместе. Противопоставление одних граждан страны другим гражданам страны, вот этот вот Кавказ, мы противопоставляем себя жуликам и ворам. В этом мы подходим одинаково.

Казнин: Жулики и воры ведь и в Новосибирске есть.

Пономарев: Безусловно.

Казнин: А вы заявляете «Хватит кормить Москву».

Пономарев: Потому что концентрация в Москве как-то повыше, существенно повыше.

Солопов: Задавался вопрос, пойдете ли вы на «Русский марш». Я хотел бы для себя сначала уточнить. Я вот был на «Русском марше» неоднократно, и для себя хотел бы уточнить, как русский человек, как вы говорите, представитель коренного населения, почему я должен пойти на «Русский марш»? Вы рассуждаете здесь о лозунгах какого-то национального единства и т.д. Но что я вижу? Я прихожу на «Русский марш», наблюдаю там, помимо много всякой беснующейся молодежи, каких-то юродивых бабушек, которые крестят всех, вижу и нормальных людей, адекватных. Я подхожу, с ними разговариваю, разговариваю с мужчиной-военным и спрашиваю: «А это ваши лидеры на трибуне»? Тогда Квачков выступал. Он говорит: «Ну да, Квачков – нормальный мужик, я с ним в каких-то общих местах соглашаюсь». Говорю: «А Демушкин, Поткин?». Говорит: «Нет, ты что, они здесь так, случайные люди, они ж евреи. Жиды пытаются нами управлять, на самом деле, здесь нормальные русские люди, они собираются. Есть Квачков». Называет еще ряд людей, говорит, все будет нормально: «Когда придет русская власть, не будет ни Поткина, ни Демушкина». Должен ли я ходить на «Русский марш»?

Белов: Я готов отдать жизнь, чтобы этот человек шел на «Русский марш», чтобы он имел возможность высказываться, чтобы любая бабушка могла крестить, кого угодно, потому что сегодня русские националисты – это реально самый демократический сектор вообще российской политики. Мы более толерантны, мы готовы разговаривать с либералами, мы никого не убьем, ни на кого не нападаем, потому что знаем, что мы правы.

Арно: А вы против кого?

Белов: На данном марше одним из главных лозунгов, это в том числе была моя идея – пригласить Навального и поддержать именно его лозунг, который он придумал. «Мы против партии жуликов и воров». Сегодня выборы, сегодня русские националисты на выборах никак не представлены. Попытки поучаствовать совместно в различных партиях заканчивались хорошими переговорами и обещаниями, но разбивались о глухую стену администрации президента. Все были вычеркнуты. Последний - сегодняшний случай с Дмитрием Рогозиным.

Казнин: А вы со всеми партиями разговаривали?

Белов: В некоторых партия – я вам скажу честно – включены в списки лица, которые являются моими друзьями, которые являются русскими националистами, они окажутся удобнее, будут помогать нам.

Казнин: То есть вам все равно, с какой партией, лишь бы было идти на выборы?

Белов: На самом деле, эти партии, то, что они сейчас декларируют, наша задача – заставить все партии чуть-чуть стать более националистичными. Пускай даже «Единую Россию» мы рано или поздно заставим говорить националистические лозунги. Они и сейчас стараются. Почитайте, например, Медведев принял буквально 3 дня назад закон, ужесточающий работу для мигрантов. Все это делается в нашем русле, мы диктуем повестку дня.

Казнин: Как вы их заставите говорить?

Белов: Дело в том, что миром правит информация. Вы, журналисты, это хорошо знаете. Мы навязываем свою повестку дня, они на нее отвечают. Например, лозунг «Хватит кормить Кавказ» - это, конечно, провокация, но это наша провокация. Мы заставляем обсуждать, а правильно ли финансируются республики Северного Кавказа, а действительно ли там воспитываются настоящие граждане России. Кстати сказать, вы знаете, что для большинства кавказцев совершенно непонятны эти наши разногласия – русские, россияне. На большинстве кавказских языков слово «русские» и «россияне» - это одно слово.

Солопов: Да и в английском, больше того, я вам скажу.

Пономарев: Тем не менее, все очень хорошо понимают, что когда вы идете маршем, все понимают, что вы направлены конкретно против них, против «черных», лиц кавказской национальности. Это четко людьми воспринимается. Вы пробуждаете, между прочим, тех людей, которые ходят вместе с вами, вы их провоцируете, чтобы они потом шли и резали людей на рынках.

Белов: Мы их провоцируем, чтобы они как раз имели возможность свободно выражать свои взгляды. Вконтакте мне пишут ребята-кавказцы: «Ребята, я поддерживаю. Действительно мигранты понаехали. Скажите, я могу прийти на «Русский марш»?». Я им прямо говорю: «Если вы поддерживаете русских, если вы готовы вместе быть с русскими, если вы готовы воевать за русских и отстаивать их национальные интересы, будьте с русскими, идите».

Арно: Что там с ними сделают.

Белов: Ничего не сделают. Вы хотите сказать, что в прошлом марше не было ни одного русского? Или позапрошлом? Всегда были разные люди.

Казнин: Только что вы сказали отрицающие этот лозунг утверждения. Тем более, Кавказ разный, вы же понимаете. Есть Ингушетия, есть Чечня.

Белов: Безусловно. Самым большим народом на Кавказе являются русские вообще-то. Самый многочисленный народ на Кавказе – это русские. Поэтому я лично не до конца разделяю этот лозунг, я эту позицию объяснил. Но считаю, что момент распределения бюджетных средств действительно у нас происходит неадекватный. Если посмотреть, как финансируются Дагестан и Тула, или Псков, то есть очень серьезные отличия. И мне кажется, что это как-то связано с коррупцией на самом верху.

Арно: Что вам сказал министр финансов Чечни в ответ? На что тратятся деньги?

Белов: Мы разговаривали около часа, и он подробно рассказывал, каким образом распределяются средства.

Арно: Каким?

Белов: Сколько идет на восстановление, какие средства вкладываются или не вкладываются в экономику, что они просят и что они получают. Большинство людей, которые там с нами общались, не будут называть сейчас их фамилии, они говорили так, что: «Мы бы вообще ничего не получили, если бы не делились с Москвой. Поэтому мы просим больше, половину оставляем, и поэтому нам что-то приходит».

Пономарев: Все наши кавказские режимы сейчас – это чисто марионеточные режимы. И никто не эксплуатирует сейчас русский народ больше, чем сами русские – те, которые сидят в Кремле. Мы понимаем, что лозунг против партии жуликов и воров – это классовый лозунг, на самом деле, это не национальный лозунг, потому что нет сейчас национальных противоречий у нас в стране. Есть противоречия, прежде всего, классовые. Есть те, кто эксплуатирует людей, и есть те люди, которых эксплуатируют. И пока этот вопрос не будет решен, никакие другие вопросы на повестке дня стоять не будут.

Белов: Говорить, что нет национальных проблем – это все равно, что выйти на улицу и сказать, что сейчас ясное утро и 20 градусов.

Казнин: Вопрос к Максиму. А вам нравится, что объединяются националисты и оппозиция?

Солопов: Я думаю, что это опять же некие вопросы безысходности и банкротства в каком-то смысле.

Казнин: Чьего банкротства?

Солопов: Тот же самый Милов, который ищет, куда ему прибиться.

Казнин: Навальный.

Солопов: Ну у него изначально была ведь достаточно лояльная позиция к националистам. С его точки зрения, это правильно, потому что Навальный – чистой воды популист. Сегодня популярны какие-то националистические воззрения, он будет с националистами. В 1996 году он был бы с КПРФ, думаю. Я думаю, что сейчас из той логики, с которой он действует сейчас, он бы поддержал любые лозунги.

Белов: Что значит оппозиция объединяется с националистами? Разве националисты когда-то были партией власти вообще? Последние 80-90 лет? Националисты никогда не были властью, они всегда были в оппозиции.

Казнин: Дмитрий Рогозин все-таки представлял национализм…

Арно: Управляемый национализм Суркова.

Белов: Где же он управлялся им? То, что единственный раз в жизни ему позволили реально провести свою фракцию в Думу, и после того, как он попытался проявить свою самостоятельность, она была ликвидирована.

Казнин: Но «Родина» ведь была кремлевским проектом. В общем, это и не скрывалось.

Белов: «Родина» была, безусловно, не без содействия Кремля и не без его согласия, но честно говоря, сам Кремль не ожидал, что все так получится. Потому что успех «Родины» и те надежды, которые это породило у Рогозина, что я теперь могу действовать самостоятельно, они привели к таким плачевным результатам.

Пономарев: Тогда национализм был выгоден для того, чтобы сломать КПРФ, которая уверенно шла на те выборы и собиралась побеждать. Тогда нужно было расколоть это движение, потому что КПРФ, конечно, партия националистическая полностью, сверху донизу. Левая фракция там очень малочисленная, фактически именно левая фракция КПРФ и левая фракция «Яблока» образовали «Справедливую Россию». Это единственная партия, в которой нет национализма, это чисто левая партия.

Белов: КПРФ, считаю, что все-таки национализм прошлого, а мы – националисты будущего. Потому что, согласитесь, большинство россиян, скажите им: будете жить при Брежневе…

Пономарев: Давайте в разных сортах этого дурно пахнущего вещества будем разбираться. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.