Московское правительство возьмется за экстремизм

Здесь и сейчас
7 июля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

За экстремизмом в столице будет следить московское правительство. Об этом сегодня заявил мэр города Сергей Собянин. Публичные выступления, печатная и аудио- и видеопродукция не пройдет мимо внимания специального органа - центра информационно-аналитических технологий.

До этого эксперты центра занимались выявлением контрафакта.

О новых перспективах борьбы с экстремизмом рассказывает Илья Васюнин.

Васюнин: Действительно загадочная структура. Я попытался проследить ее историю, но никакого упоминания в новостях, или может быть в каких-то сюжетах новостных, я не нашел. В основном история ее - это какие-то указы на сайте мэрии Москвы, о расформировании, придании новых функций. В общем, загадочная не публичная организация. Правозащитники, с которыми я сегодня пообщался, тоже ничего о ней не знают и никогда не сталкивались со специалистами, со своими коллегами из вот этого центра. Но, тем не менее, с 1 января 2012 года этот Центр информационно-аналитических технологий, согласно сегодняшнему решению Собянина, будет проверять публичные высказывания и делается это для повышения эффективности противодействия экстремистским взглядам и призыву, а также для усиления мер по выявлению в Москве деятельности, направленной на разжигание расовой межнациональной розни.

Фишман: То есть сидят какие-то люди в кабинетах, и условно говоря, мониторят что вообще им люди говорят…

Васюнин: Видимо, видимо.

Арно: Как? Почему, видео-, аудиопродукция, понятно, какие-то песни, фильмы, там. Вот фильм «Россия-88», раз.

Васюнин: Смотрите, какие шаги Собянин предпринимал до этого для борьбы с экстремизмом. В конце мая он потребовал запретить продажу товара с фашистской символикой на Измайловском рынке «Вернисаж». Дело в том, что там продается антиквариат в большом количестве, и мэр, который был с экскурсией, там, или я не знаю, с проверкой, обнаружил в том числе, и какие-то товары были с военной, видимо, атрибутикой времен Второй мировой и, в общем, потребовал ее немедленно запретить. На это отдельное распоряжение он подписал на заседании. Ну не знаю, насколько это поможет, значит, стабильности в обществе. До этого, ГУВД Москвы получило 10 миллионов рублей дополнительно на борьбу тоже с экстремизмом, это было сделано… это распоряжение было подписано весной. Выделенные средства как раз тоже идут на финансовое обеспечение проведения исследований и психолого-лингвистических экспертиз. То есть, то же самое, только в рамках ГУВД. Ну, здесь понятно: ГУВД занимается, подготовит дело в суд и здесь как бы необходимы, видимо, какие-то процессуальные документы. Чем вот этот вот Центр будет заниматься, пока не...

Фишман: Пока выглядит как абсолютно бессмысленное предприятие.

Васюнин: Пока не ясно, совершенно верно. Но, вот я поговорил с Александром Верховским из центра «Сова», который, ну занимается примерно тем же самым, тоже анализом и сбором материалов, он настроен крайне скептически: конечно выборы грядут, ну, и, в любом случае, говорит он, в общем, если надо, то экстремизм найдут и обнаружат. Давайте послушаем.

Верховский: Я вообще подозреваю, что когда садится целый штат людей специально искать экстремизм, то она его найдет зачастую там, где и не надо. Просто это технически неизбежно. Потому что если есть какой-то публичный подстрекательский призыв, который призывает, не знаю, к погромам каким-нибудь, допустим, или к мятежу, или там к жертвам переворота или к совершению актов терроризма. Но ведь его же должны простые люди понимать и, наверное, тогда и судья его может понять и прокурор там. Да? Им не нужен эксперт такой ученый для этого. Бывают какие-то очень редкие случаи, когда это не так. Например, когда призыв обращен к верующим определенного толка. И там очень специфический язык и на самом деле нужен как бы переводчик в некотором роде. Ну да, такое бывает.

Васюнин: Вот Верховский говорит, что это достаточно редкий случай. Что, скорее всего будет делать Центр? Центр, действительно, обнаружит какую-нибудь газету тиражом, я не знаю, 1000 экземпляров, самопальные листовки, может быть или что-то еще и постарается это запретить. Или какой-нибудь форум в интернете. На форумах в интернете творится вообще, бог знает что. Мы знаем, что сейчас действительно правоохранительные органы чуть ли не сажают в тюрьму за какие-то высказывания «В контакте» на «стене». Хотя, это, это сами правозащитники признают, не самое опасное еще, что может существовать.

Арно: А известно, кто возглавит все это? Кто серый кардинал?

Васюнин: Это неизвестно. Это абсолютно некая анонимная структура. Единственное что конечно, близятся выборы, и в каком смысле это может быть использовано…

Фишман: Близятся выборы, все напуганы, что было на Манежной площади в декабре и теперь все хотят быть святее Папы Римского и там молятся так, что лоб себе расшибают.

Васюнин: Единственное, что мы помним, кого привлекли за организацию беспорядков на Манежной площади - привлекли нацболов. То есть я думаю, что если бы футбольные фанаты, с которыми я говорил, все просто смеются над этим, потому что, ну конечно, ни Лимонов, ни нацболы, никакого, ни то, чтобы влияния, а в общем их не переносят.

Фишман: Мне кажется, что бюрократическая природа этого процесса…

Васюнин: Я просто хочу закончить мысль, что если надо будет привлечь за экстремизм кого-нибудь перед выборами, кто будет мутить воду, то конечно привлекут, прежде всего, какую-нибудь несистемную оппозицию. Потому что системная, как мы знаем из первого сюжета, системной ей стать не дали. За них могут взяться.

Фишман: Я вот думаю, что это работает примерно так: значит ходит Сергей Собянин, новый мэр, как-то самоутверждается в Москве, он тут действительно новенький, не так много времени прошло, он понимает, что его главная тема - это выборы в декабре, что все должно пройти без сучка, без задоринки, тихо и гладко, на нем вся ответственность. И он, значит, идет и своим помощникам, замам говорит, что если кто у меня цыкнет по национализму еще - всех порву, всех порву. Сделать так, чтобы все было вообще, чтоб комар носа не подточил. Ну и дальше начинается эта бюрократическая катавасия. Да, как же мы ее сделаем? Нам надо структуру какую-то организовать. Нужна структура, иначе как? Иначе процесс не пойдет. Ну и приехали. Куда приехали?

Васюнин: Я думаю, это абсолютно точно ты воспроизвел вот эту бюрократическую логику. Действительно никакого толка не будет, но если что, всегда можно сказать, что, ну как, мы боролись. Боролись, как могли.

Арно: Слушайте, давайте надеяться на лучшее, может быть там и правда будут…

Фишман: Это такой оптимистичный на самом деле взгляд на вещи.

Арно: Давайте дадим шанс. Так нельзя, вы слишком радикально сейчас выступаете.

Васюнин: Если мы им дадим шанс, они начнут хватать людей на улице.

Фишман: То есть поймают врагов, которых не смогли до сих пор поймать, что ли?

Арно: Нет. Какого-нибудь человека, который хочет распространить лазерные указки.

Фишман: Мы постараемся еще, на самом деле, к вечернему эфиру разобраться в том, что это за структура. Мы поговорим с людьми, может быть, позовем каких-нибудь гостей и вернемся к этой теме, я надеюсь в нашем 9 часовом эфире.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.