Мэрия согласовала митинг оппозиции на Пушкинской площади

Здесь и сейчас
1 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Правительство Москвы все таки согласовало акцию оппозиции на следующий день после президентских выборов. 5 марта им отдадут Пушкинскую площадь, начиная с 19 часов вечера. Итоги сегодняшнего брифинга в мэрии обсудили с журналистом и одним из организаторов митинга Сергеем Пархоменко и членом Совета Федерации Русланом Гаттаровым.

Борьба за митинги длилась больше недели. Оппозиция хотела провести акцию на Лубянской площади с участием 10 тысяч человек. Мэрия ни в какую не соглашалась и предлагала взамен Поклонную гору, набережную Тараса Шевченко или Болотную площадь.

Организаторы митинга в ответ пообещали не дожидаться согласований и все равно выйти на Лубянку. После чего в мэрии созвали экстренное собрание, на котором побывал наш корреспондент Илья Васюнин.

Васюнин: Само собрание проходило за закрытыми дверями, журналисты более двух часов ждали его итогов. Действительно, на фэйсбуке провели голосование – голосовали за Болотную и Лубянскую площади. В итоге, большинство проголосовало за Лубянскую площадь. Аналогичный опрос был проведен на сайте радиостанции «Эхо Москвы», результаты которого такие же: большинство собирается прийти на Лубянку не смотря ни на что. В итоге, организаторы на сегодняшнем оргкомитете, который прошел в Сахаровском центре, договорились, что будут требовать Манежную площадь. Однако Манежная площадь уже занята – туда подали заявку представители околокремлевских молодежных движений, которая уже согласована с ФСО. Дело в том, что для проведения акций на этой площади необходимо согласование не только с мэрией, но и с ФСО.

Лубянку не хотели согласовывать потому, что пришлось бы перекрыть и саму площадь, и прилегающую к ней Тверскую. Как выяснилось, Тверскую площадь все-таки могут перекрыть, если наберется достаточное количество людей. Давайте послушаем первые итоги, которые были озвучены буквально час назад представителями московской мэрии:

Александр Горбенко: Заявитель проводит митинг на Пушскинской площади и прилегающей территории. Перекрывается движение возле «Известий», возле галереи «Актер». Микрофоны устанавливаются на ступеньках кинотеатра «Пушкинский» – это будет сцена. ГУВД гарантирует в случае переполнения этой территории частичное или полное перекрытие Тверской.

Васюнин: Переговоры действительно были непростыми. Оппозиционеры находятся под давлением общественности, требующей не идти на уступки, а на московскую мэрию давят общая ситуация, дорожное движение, вопросы безопасности и все остальное. Тем не менее, Сергей Удальцов сказал, что доволен полученным согласованием, потому что если бы его не было – не понятно как развивалась бы ситуация 5 марта в городе. Давайте послушаем:

Сергей Удальцов: Мы, как люди ответственные, понимали, что если мы не согласуем и не договоримся – ситуация примет стихийный характер. Люди на Болотную площадь идти были не готовы – мы проводили несколько опросов в интернете – 80 с лишним процентов не готовы были идти. Соответственно, все это могло вылиться в стихийные выступления, в массовые беспорядки. Мы не могли настолько безответственно подойти к этому вопросу.

Васюнин: Еще один вопрос был задан Александру Горбенко – по поводу возможных конфликтов между молодежными движениями, которые выйдут на Манежную площадь и оппозиционерами, которые соберутся на Пушкинской. Как мы знаем, на несанкционированной акции, которая прошла на Площади Революции в минувшее воскресенье, были небольшие стычки; до драки не дошло, но, в целом, было мало приятного. Александр Горбенко сказал, что уже завтра начнутся консультации с лидерами движений, чтобы не допустить подобных конфликтов. Пользователи twitter’а по-разному отреагировали на итоги сегодняшнего согласования и все равно многие собираются идти на Лубянку.

Фишман: Спасибо, Илья. В студии у нас сегодня Сергей Пархоменко и Руслан Гаттаров - член Совета Федерации, который непосредственно в переговорах не принимал участия, однако тоже небезразличное лицо. Руслан, как вы относитесь к тому, что сегодня происходило и к тому, что в результате разрешили оппозиции выйти на Пушкинскую площадь?

Гаттаров: С точки зрения политического процесса, безусловно, очень важно, чтобы у оппозиции была возможность высказаться. Вот по поводу чего – я, правда, не очень понимаю. Но надеюсь, что они поздравят друг друга с честными выборами и разойдутся. Это правильно, что им дали площадку в центре, но не ту, которую они просили. Я, как автолюбитель, понимаю, чего это будет стоить. Но, скорей всего, полиция изначально примет необходимые меры безопасности и все-таки Тверская будет перекрыта. Иначе будет очень печально, так как многие люди потеряют массу времени, объезжая это место. А в целом, конечно, то, что акция пройдет в рамках закона и будет абсолютно легальна – это очень здорово.

Фишман: Уточним для зрителей, что Руслан поддерживает Владимира Путина и, вероятно, собирается участвовать в мероприятиях в поддержку Путина, верно?

Гаттаров: Да, если будут митинги в поддержку Владимира Путина – я обязательно на них приду. Я был уже и на Поклонной, и в Лужниках.

Фишман: Сергей Пархоменко наконец доехал до нашей студии. Он непосредственно участвовал в переговорах. Сергей, довольны ли вы результатами переговоров?

Пархоменко: Это были самые тяжелые переговоры за последние три месяца. При всем уважении к тем партнерам, с которыми мы уже имели дело, совершенно очевидно, что мы вели переговоры не только с ними, а при их посредствии – с какими-то другими людьми, которые сидят в каких-то других кабинетах. Совершенно очевидной была их задача – отодвинуть как можно дальше. По мере проведения переговоров, мы получали все новые сведения о том, что, собственно, будет вокруг Кремля. С 11 часов вечера 4 марта начнется парад победителей, куда будут завозить госслужащих из разных московских заведений. Ну и там будет большая история. На протяжении всего 5 числа – с 7 утра до 11 вечера – «Нашим» отдана Манежная площадь. Ну вот для них место есть.

Арно: А вы не знаете, вот в данный момент, когда будет отдана Манежная - там будут что-то перекрывать, или нет?

Пархоменко: Разумеется будут, а как же. Поскольку вчера вечером – сегодня ночью все это стало известно, переговоры начались с того, что я сказал: «Вы знаете, давайте больше аргумент насчет того, что что-то там перекрывается, что-то парализуется в центре и так далее – не будем употреблять.

Гаттаров: А вот когда мы проводили акции 5-10титысячные на Площади Революции и, по-моему, десятитысячную пару раз на Манежке, Тверская, Охотный ряд, Моховая – не перекрывались. Я вам это ответственно заявляю. Не знаю, как будет в этот раз, но тогда мы не перекрывали. Движение было рабочее. А по поводу того, что кого-то там выгоняют: спасибо, что вы мне про 4 число рассказали. Я туда сам приду. Своими ногами.

Пархоменко: Вас таких будет там немного, в основном – привезенные самолетами, автобусами и поездами.

Гаттаров: Да перестаньте, почему вы так считаете?

Пархоменко: Потому что я был 23-го в Лужниках и видел своими глазами тысячу автобусов.

Гаттаров: А с пришедшими разговаривали?

Пархоменко: Конечно.

Гаттаров: И что, все там собраны были?

Пархоменко: Не все, но большинство.

Гаттаров: Ну какое большинство?

Пархоменко: Несомненное большинство. Посчитайте: в автобусе сидят 55 человек. Умножьте на тысячу – получите 55 тысяч привезенных.

Гаттаров: Вы посчитали все автобусы?

Пархоменко: Да, я посчитал автобусы. Я видел схему их расстановки.

Гаттаров: Ну а сами автобусы вы считали? Всю тысячу насчитали?

Пархоменко: Да. Я вдоль них ехал и мне было достаточно было увидеть несколько сотен, которые я мог посчитать, а остальные уходили вдаль.

Гаттаров: Несколько сотен...то есть вы не считали?

Пархоменко: Я не сомневаюсь, что там была тысяча автобусов. Я задал вопрос в мэрии и мне подтвердили, что тысяча автобусов там была.

Фишман: Давайте прервем эту дискуссию на некоторое время и вернемся непосредственно к результатам переговоров. Сергей, то, что договорились проводить на Пушкинской площади – это хорошо или плохо?

Пархоменко: Это хорошо. Я этим компромиссом доволен, потому что это компромисс. Потому что на протяжении нескольких дней мы к ним обращались с вопросом к тем людям, которых мы самочинно представляем. Мы же не провозглашенные представители, в чем нас часто обвиняют и что я совершенно признаю. Нас никто не уполномочил быть этими представителями, поэтому каждый раз, когда идут эти переговоры – я каждый раз оговариваюсь, причем неоднократно, что я здесь никого не представляю, мне просто кажется, что я понимаю, что вокруг происходит. Вы можете прислушаться к моему мнению или нет; вы можете мне доверить, или не доверить высказывать эту позицию, но я просто ее высказываю, от своего собственного имени. А вы относитесь к ней как хотите. Мне кажется, что я отдаю себе отчет в том, что происходит с десятками тысяч людей. Я читаю их отзывы о ситуации в интернете, вижу комментарии ко всякой прессе и так далее. Поэтому вот вам мое мнение – хотите верьте, хотите нет. Пока получалось все адекватно. Мы проводили интернет-опросы. За последние сутки таких опросов мы провели пять штук. Они все дали один и тот же результат: 80% людей хотят идти на одну из центральных площадей, но не на Болотную уж точно. Под центральной площадью они имели в виду Манежную, Революции и Лубянку. Еще начало Тверской они называли тоже одной из этих площадей. Примерно 80% людей говорят: мы пойдет туда в любом случае, 20% говорят о легальном митинге. Понятно, что мы оставляем за рамками огромное количество людей, которые вообще никуда не собираются идти, но мы в данном случае спрашиваем не у них. Понятно, что они существуют, мы уважаем их мнение, но нас в данном случае интересует мнение тех, кто собирается идти. Они пойдут, это факт. Но есть те 20-25%, кому нужен легальный митинг. Поэтому тот компромисс, который найден, позволяет и тем, и другим, считать себя достаточно удовлетворенными. И реакция, которую я вижу в Интернете – она, в общем, вполне это доказывает. Реакция вполне одобрительная и достаточно массовая. Я думаю, что с этим все будет в порядке. Надо сказать, что это все-таки беспрецедентная история, так как Пушкинская площадь никогда целиком не была площадкой для одного массового события. Я подчеркиваю, что никто не собирается из принципа перекрывать Тверскую.

Арно: Хорошо, вы будете на Пушкинской. А вы, Руслан, куда пойдете?

Гаттаров: Ну, 4го, если будет митинг, на который, я уверен, придет огромное количество людей. Сами придут, а не как говорит здесь мой коллега, обвиняя, что всех туда сгонят. 5го числа я выберу одну из площадок и выйду обязательно.

Арно: На Манежную?

Гаттаров: Я посмотрю, может быть. Если там будут другие представители – тогда я тоже буду там.

Фишман: Я тут вспомнил, что когда был первый митинг «Наших» на Ленинском проспекте, выяснилось, что граждане, которые хотели бы поучаствовать в этом митинге, не имели такой возможности. То есть там кроме «Наших» никого не пускали, так должен быть в униформе некой что ли. Руслан, как вы считаете, справедливо ли, что Манежная площадь была согласована уже к сегодняшнему дню, причем через ФСО, а оппозиции приходится большими силами добиваться согласия на проведение митинга?

Гаттаров: Знаете, мне трудно это объяснять. Есть же определенная процедура. Видимо, движение «Наши» прошло по этой процедуре и им дали эту площадь. Вот и все. И еще: есть закон, по которому проведение митинга на площадях, расположенных вокруг Кремля, должно быть согласовано еще и с ФСО. Причем мэрия дает свое одобрение только после согласования с ФСО. Мне кажется, что это логично, потому что это Красная площадь..

Пархоменко: Да, порядок такой действительно существует. Но я бы добавил, что с точки зрения законодательства о проведении митингов и демонстраций – это своего рода мигалка. Некоторым выдается.

Арно: Сергей, обсуждался ли в мэрии вопрос о безопасности? Ведь получается, что фактически в одно и то же время очень близко друг к другу будут проходить два разных митинга.

Пархоменко: Знаете, этот вопрос напрямую не обсуждался. Он словно шаровая молния повис в зале. Всем все понятно: будет черт знает что устроено для того, чтобы отделить одно от другого.

Гаттаров: Я уверен, что и обеих сторон будут адекватные люди, и никто не попытается устроить провокацию. Это не нужно движению «Наши», сторонникам Путина.

Пархоменко: Мы тоже ничего такого не планируем. У нас нет затеи в какой-то момент рвануть туда по Тверской.

Арно: На этой замечательно ноте мы заканчиваем наш замечательный разговор. Спасибо всем.


Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.