Максим Никулин, директор Цирка на Цветном: у нас теперь льготы на аренду, как у «Макдональдс»

Здесь и сейчас
25 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Мэр Москвы Сергей Собянин пошел навстречу Цирку на Цветном бульваре. После того, как директор цирка Максим Никулин сообщил, что культурное учреждение не может позволить себе аренду здания на общих условиях, для цирка установили арендную плату в один рубль за квадратный метр.

Максим Никулин сегодня с нами в студии, обсудим с ним ситуацию с арендой помещения.

Никулин: Сегодня в 3 часа я с огромным удовольствием подписал дополнение к соглашению с Минимуществом Москвы о новой арендной плате. Хотя это новое-старое, ведь с того всё начиналось. Ещё Лужков установил для цирка арендную плату в рубль за квадратный метр. Просто потом всё стало меняться, стали подниматься ставки. К нам достаточно бездумно относились, как коммерческой структуре, коей цирк не является. Это не супермаркет, не офисы и не автосервис. Сегодня, когда ситуация стала невыносимой, близка к катастрофе, мы были бы вынуждены закрыться, если бы нас обязали платить по сегодняшнему условию. Слава Богу, это поняли в мэрии, поняли в  правительстве, и нам с барского плеча вернули, я считаю, справедливую аренду.

Казнин: Вы перед этим провели большую работу в прессе, в том числе, выражая очень серьёзное недовольство. Только это позволили, судя по всему?

Никулин: Во многом, конечно. Это общественное мнение, которое пресса потом тиражировала и в тот день, когда я обратился сначала в РИА «Новости», а потом к другим агентствам, я считал, и в интернете было 600 с лишним публикаций, и на всех форумах это обсуждалось.

Казнин: А вы разбирались в ситуации? Ведь речь не шла о злом умысле, просто-напросто давным-давно не повышались ставки по аренде, и для всех идёт серьёзное увеличение, бизнесмены недовольны.

Никулин: А я могу считать себя бизнесменом? Я менеджер, да, я управляю цирком, но цирк не является бизнес-структурой. Де-юре  - да, потому что это закрытое акционерное общество, но де-факто мы делаем то же самое, что делают и другие государственные цирки. Почему мы должны быть в других условиях? Эти цирки не платят арендную плату, это естественно, как и театры не платят. Просто это многое за собой потянуло, мне даже немного стеснительно, что мы были первыми, и за нами следуют сейчас другие, которые тоже имеют право. Это детские частные сады, которым тоже вздёрнули аренду, это частные школы. А что, они занимаются коммерцией, они зарабатывают деньги?

Казнин: В общем, они зарабатывают деньги.

Никулин: Они зарабатывают на то, чтобы существовать, это разные вещи. Это не то, чтобы делить их в конце года в качестве дивидендов, ставить их в офшоры, чтобы деньги работали и приносили другие деньги. Они вкладывают в себя, в собственное развитие, в образование. Как частная медицинская клиника – в здравоохранение, в пациентов, они должны покупать оборудование, они должны платить хорошие деньги врачам, они должны зарабатывать, но это не бизнес.

Арно: Куда вы собираетесь потратить сэкономленные средства?

 Никулин: Когда пройдёт первая эйфория, мы сядем и будем пересматривать бюджет. Есть проект, на который мы не могли замахнуться, хотя это не в сфере нашего управления как творчества. Есть фасад цирка, на котором стояли полноценные объёмные лошади, потом они утратились, и их поменяли на тех, которые нас никогда не устраивали, просто это очень большие деньги. Сейчас мы можем заключить контракт или объявить конкурс на новый фасад и возобновить старых лошадок. Это большие деньги тоже, но это нужно. Мы с 1 марта уже подняли сотрудникам зарплату на 25%.

Казнин: А вы можете сказать, примерно сколько вы сэкономили?

Никулин: 40 миллионов в год - это та аренда, которую мы платили до этого года.

Арно: А как так получилось, что установленная арендная плата Лужковым увеличилась?

Никулин: Лужковский указ был имитирован 2005 годом, кончилось то постановление, начало работать новое. Пока это было терпимо, мы терпели, а сейчас уже невозможно. Это соглашение, которое я сегодня подписал, лимитировано датой окончания контракта. Контракт на 49 лет, так что я надеюсь… Мы сейчас в равном положении находимся с компанией «Макдональдс», у них тоже аренда рубль за квадратный метр.

Казнин: А вы зарабатываете только на представлениях, или в аренду что-то сдаёте?

Никулин: Практически те доходы, которые идут от гастрольной деятельности, у нас есть некая недвижимость, они меньше 10% бюджета.

Казнин: А сколько месяцев в году вы гастролируете?

Никулин: Мы работаем в Москве круглый год за исключением месяцев, в которые мы уходим в отпуск, полмесяца – на смену программы. Артисты наши ездят везде, практически по всем странам. Нет ни одного серьёзного циркового спектакля в мире, где бы наши не участвовали. К полноценной гастрольной поездке мы сейчас готовимся, это Япония. Это традиционно летом два месяца у нас там гастроли.

Арно: Можете нам приоткрыть завесу тайны про новый сезон, что у вас будет с сентября?

Никулин: Мы открылись на днях, у нас премьера была в пятницу. Это  вторая часть нашего сезона, более длинная, которая будет до конца августа идти. Грех себя хвалить, но мне понравилось, это очень сильная программа, очень динамичная. Мы её собрали из лучших и назвали «На бис». В сентябре у нас международный фестиваль, потом пауза на отпуска, а в октябре мы открываемся. Я, может быть, забегу наперёд, но решение мы уже приняли, мы хотим собрать программу из номеров, необязательно российских, которые в разные годы получали золото на всех международных фестивалях цирковых. Это Париж, Монте-Карло, Будапешт, Москва, Пекин, и так далее. Я думаю, что это будет интересно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.