Магомед Билалов рассказал ДОЖДЮ, кому они с братом объявили войну из Лондона

Здесь и сейчас
8 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Бывший акционер «Красной Поляны» и Национального банка развития бизнеса Магомед Билалов, похоже, окончательно, передумал возвращаться в Москву и готов к защите от экстрадиции в случае объявления его в международный розыск.

Кроме того, Билалов рассказал о готовности судиться с зампредом Сбербанка и председателем совета директоров «Красной Поляны» Станиславом Кузнецовым. По мнению бизнесмена, именно Кузнецов выступил главным сторонником возбуждения уголовных дел – как против самого Билалова, так и против других сотрудников «Красной поляны». Например, Станислава Хацкевича; его задержали накануне. О новостях из Лондона – Антон Желнов.

Желнов: Бывший гендиректор «Красной поляны» находится под арестом уже сутки, и завтра будет решаться вопрос об избрании дальнейшей меры пресечения. Это первый задержанный  фигурант в деле о «Красной поляне» и Национальном банке развития бизнеса». Следствие обвиняет Хацкевича и бывшего акционера банка Магомеда Билалова в злоупотреблении полномочиями. Якобы 1 млрд руб., выданный Сбербанком на строительство олимпийских объектов, был сначала размещен на счетах банка в виде кредита от 4‑7%, а потом был возвращен через аффилированные с Билаловым структуры обратно в виде займов, но уже под другой процент. Хацкевич, по версии, следствия, действовал в интересах Билалова и подписывал финансовые документы. Общий ущерб – 45,5 млн. руб. Магомед Билалов эти обвинения отрицает, хотя признает, что депозит в 1 млрд. руб. действительно выдавался Сбербанком, но затем был полностью возвращен. Вот что бизнесмен сообщил ДОЖДЮ о своем деловом партнере.

Магомед Билалов, бывший гендиректор «Красной поляны»: Хацкевич – это человек, которого Сбербанк пригласил на работу в «Красную поляну». Он появился на «Красной поляне» где-то в конце апреля, я с ним встречался где-то в середине апреля 11-го года. На мой взгляд, профессиональный человек с огромным опытом работы. И он приступил к работе 1-го мая 12-го года, по-моему. Ушёл он из компании где-то примерно через год. Ушёл он, я считаю, из-за конфликта с председателем совета директоров «Красной поляны» Кузнецовым Станиславом. К сожалению, это все происходило – просто многие были свидетелями, как это все происходило: и унижение, и «не давание» ему принимать решения, окружение его контролерами. Это, видимо, ка-кто так и сыграло свою роль. Он просто ушёл, ушёл он со скандалом. Честно скажу, у меня с ним были достаточно непростые отношения, но потом они были повернуты в персональные деловые отношения и, по крайней мере, скажем, тот факт, что трамплин был сдан и получены все необходимые документы, говорит о работе слаженной команды.

Его обвиняют в том, что он разместил депозит в банке, который не принадлежал… Мне кажется, что, скорее всего, в том числе и отношения со мной подвигли следствие на этот шаг.

Помимо Хацкевича по данному уголовному делу проходит и финансовый директор «Красной поляны» Елена Райтерер. Она, как и большинство сотрудников компании, сейчас находится за границей. Об этом Билалов также рассказал в интервью ДОЖДЮ. Сам он возвращаться из Лондона не намерен, несмотря на две имеющиеся повестки на допрос. Условие Билалова – показания на территории посольства России в Лондоне. Причина, на которую ссылается бизнесмен – болезнь и запрет летать.

Магомед Билалов, бывший гендиректор «Красной поляны»: у меня на самом деле были проблемы со здоровьем, и у меня был гипотонический криз. Видимо, стресс как-то так повлиял на эту ситуацию. Жить в этом стрессе достаточно четыре, пять или шесть месяцев, наверно, тяжело было. Даже мой тренированный организм он как-то не выдержал. Я на самом деле прохожу лечение за границей, и об этом осведомлены и следователи, все документы необходимые им для того, чтобы откликнуться на мое положение, приехать сюда, у них есть. И справка, и регистрация в полиции, что я проживаю по этому адресу – всё у них есть. Ранее Следственный департамент МВД заявлял, что Билалов в случае неявки в Москву может быть объявлен в международный розыск по линии Интерпола. Билалов правоохранителям тоже ответил.

Магомед Билалов: «Конечно, я готов к защите от экстрадиции. Я раньше говорил, что это не только политическое убежище, есть другие, скажем, действия для того, чтобы защитить себя. Я к этому готов, есть, конечно, и другое действие, как политическое убежище, но я пока не готов попросить политическое убежище. Но если меня подведут к этому, это будет для меня болезненный шаг. Если в отношении меня, и моих близких, и сотрудников будут продолжаться вот эти так называемые классические рейдерские действия, а я именно таким образом их называю на сегодняшний день, я готов ко всем действиям для защиты, скажем так, моего иммунитета. Хотя получение политического убежища за границей будет для меня очень болезненным решением.  Я бы его не запросил. Но помимо политического убежища есть другие еще варианты как защитить себя от экстрадиции».

Кроме того, Билалов заявил, что в случае необходимости будет судиться с зампредом Сбербанка России, – сейчас это главный акционер «Красной поляны», – Станиславом Кузнецовым. Якобы именно Кузнецов был сторонником размытия доли Билалова в этом бизнесе через допэмиссию, а также выступил сторонником возбуждения уголовных дел против как самого Билалова, так и против бывших топ‑менеджеров «Красной поляны».

Магомед Билалов: «Вот я вам несколько раз называл имя вице-президента «Сбербанка» Станислава Кузнецова, который является председателем совета директоров. Он лично курировал и курирует проект «Красной поляны», он с самого начала занимается этим проектом, с самого-самого начала. Он до работы в «Сбербанке» курировал Олимпиаду, курировал «Красную поляну». Вот эту фамилия я назвал. Я с ним знаком, когда он еще возглавлял департамент экономического развития. Он бывший полковник МВД или генерал МВД, по-моему, генерал МВД. Является членом общественного совета МВД. Я знаю, что он инициировал уголовное дело в отношении меня, и в принципе знаю все, что он делает, для того чтобы эта ситуация не заглохла.

Первое время я все-таки проявлял корпоративную солидарность, не позволял в отношении Кузнецова неких слов, хотя я много раз его просил помочь не доводить ситуацию до конфликта. Но конфликт был только один – это турки, которые увеличили бюджет. Я просил его помочь, просил его объяснить Герману Оскаровичу [Грефу] всю ситуацию. У меня сложилось такое мнение, что у Германа Оскаровича не было полной информации. Все совещания с турками происходили в кабинете у Кузнецова. Все решения принимались в кабинет у Кузнецова и преподносились Грефу устами Кузнецова. Единственная моя проблема была в том, что я общался с Грефом, когда  эта ситуация начиналась через Кузнецова. Я думаю, что если бы я тогда начал напрямую с Грефом общаться по этому вопросу, ситуация была бы другая».

Телеканал ДОЖДЬ в ближайшее время намерен обратиться в Сбербанк, чтобы получить комментарии Станислава Кузнецова.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.