«Кудрин ошибся». Борис Немцов объяснил, почему его валютная формула работает, и рассказал, сколько будет стоить рубль в конце января

Здесь и сейчас
3 января 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

По данным «Газеты.Ru», российский Минфин готовит на следующий год стрессовые сценарии с учетом цены как в $60, так и в $40 за баррель. Причем цену в $40, по словам источников «Газеты.Ru» в министерстве, мы можем увидеть уже в январе. 

Сейчас нефть «Брент», к которой привязана стоимость российский нефти, находится на уровне чуть выше 56 долларов. Борис Немцов,  российский политик, депутат Ярославской областной думы рассказал о своей формуле для расчета курса доллара в зависимости от стоимости нефти.

Батанова: По данным Газеты.ru российский Минфин готовит на следующий год стрессовый сценарий с учетом цены как в 60, так и в 40 долларов за баррель. Причем, цену в 40 долларов, по словам источника Газеты.ru в министерстве, мы можем увидеть уже в январе. Сейчас нефть Brent, к которой привязана стоимость российской нефти Urals, находится на уровне чуть выше 56 долларов. Мы сейчас попробуем связаться с Борисом Немцовым, российским политиком, депутатом Ярославской областной думы и автором формул для расчета курса доллара в зависимости от стоимости нефти. Борис Ефимович, для наших зрителей можно вкратце рассказать, в чем заключается ваша формула, с помощью которой можно рассчитывать курс доллара в зависимости от цены на нефть?

Немцов: Формула, во-первых, откуда она взялась, чтоб было понятно. Вы знаете, что российский бюджет и вообще российская экономика очень сильно зависит от нефти. Российский бюджет на 52% зависит от экспорта нефти и экспорта газа. Поэтому естественно предположить, что для того, чтобы бюджет исполнялся, необходимо, чтобы при продаже барреля нефти получалось вполне определенное количество рублей. Дальше бюджет, вы будете смеяться, сверстан исходя из следующих параметров: исходя из курса доллара – 37, 70 рублей и исходя из цены на нефть – 96 долларов. Это, конечно, все – абсолютный абсурд. И все это в далеком прошлом, но, тем не менее, ровно-то за такой бюджет проголосовала наша Государственная дума и подписал этот бюджет господин Путин.

Бюджет в общей сумме 15 триллионов рублей. И очевидно, что рублевая цена барреля должна быть – курс доллара умножить на 96 долларов. То есть, 37,7 надо умножить на 96 долларов. Если вы умножите эти цифры, то получите, что для того, чтобы бюджет исполнялся, необходимо, чтобы баррель стоил 3620 рублей. Вот это главная гипотеза, которую я вложил в свою формулу, что независимо от того, сколько стоит нефть, баррель должен в рублях стоить 3620. Отсюда следует, что курс равен 3620 разделить на цену нефти.

Батанова: То есть если сейчас взять стоимость нефти и курс Центробанка, то получается, что рубль сильно переценен и стоить доллар должен 67 рублей, а не 56 с небольшим, как сейчас?

Немцов: Вот если взять курс, который не РЦБ, а который все-таки на рынке складывался, на сегодняшний день – это около где-то 58 рублей за доллар, то, на самом деле, курс должен быть где-то 64-65. Должен вам сказать, что формула моя прошла испытание практикой, жизнью. Есть график, я не знаю, вы можете показать телезрителям?

Батанова: Да, я думаю, мы сейчас можем показать его.

Немцов: Вот если вы покажете график, а именно, курс доллара в зависимости от цены нефти, то есть то, что сложилось, начиная с сентября-месяца, и наложите на мой график, то вы увидите фантастическое совпадение вплоть до середины декабря. В середине декабря произошло следующее. Вы знаете, Центральный Банк стал раздавать направо-налево рубли, стал печатать рубли. Естественно, эти вновь напечатанные рубли попали на рынок, и они обвалили курс рубля. Вы знаете, что 16-17 числа был «черный понедельник» и «черный вторник», и, конечно, моя формула в эти дни не работала. Потом экспортеры стали продавать валютную выручку для того, чтобы платить налоги. Кроме того, Путин сделал предложение олигархам, от которого трудно отказаться, то есть заставил тоже продавать валюту. Поэтому под конец года рубль стал укрепляться, но это ничего не значит.

Сейчас важно, как откроются торги где-то 5-6 января. Моя оценка, что доллар будет стоить дороже 60 рублей. И, кроме того, надо понимать, что слабейшая российская экономика, а также сильнейшие проблемы с банковской системой будут требовать со стороны банка дальше печатать рубли. И совершенно очевидно, что рубль удержать на том уровне, на котором он сейчас стоит, уже невозможно. Кроме того, во второй половине января крупнейшие мировые рейтинговые агентства должны будут пересмотреть рейтинг России, а также рейтинг российских корпораций, в том числе и рейтинг «Роснефти», «Газпрома» и других компаний. Судя по тому, как развивается ситуация, судя по тому, что страна вползает в кризис, эти самые рейтинги будут, скорее всего, мусорными, то есть, когда нельзя фондам инвестировать в страну, поскольку страна может не расплатиться. И хотя, например, правительство не так много денег должно, тем не менее, все-таки мусорный рейтинг тоже, естественно, приведет к вывозу из страны капитала, выводу активов из России. А это значит, что, на самом деле, рубль будет дальше проседать.

Поэтому мой совет такой: конечно, действуйте как хотите, но у меня есть такое твердое понимание, что рубль будет слабеть и в январе, и в феврале. А если Центральный Банк будет дальше выбрасывать на рынок доллары, то тогда есть большая угроза, что просто у страны резервов не останется. На сегодняшний момент у Центрального Банка всего осталось собственно валютных резервов около 160 млрд. долларов. Центральный Банк потерял за последний год около 100 млрд. Конечно, у Путина еще есть золотые резервы, у него еще есть Фонд национального благосостояния, Резервный фонд, но они для того, чтобы рынок рубля и доллара сбалансировать, они для этого не используются. Поэтому у Центрального Банка всего есть один инструмент – 166 млрд. долларов, а за последний год Центральный Банк потерял огромные деньги, так что он вряд ли будет активно участвовать в интервенции.

Батанова: Если мы посмотрим еще раз на этот график, то мы увидим, что с сентября были сделаны замеры, и к сентябрю уже действовали так называемые секторальные санкции в отношении России. И бывший министр финансов Алексей Кудрин говорил о том, что санкции влияют на рубль так же сильно, как падающая цена на нефть. А вот ваша формула этого не учитывает. Можно это как-то объяснить? Или, может быть, эти санкции заложены уже в цену падающей цены на нефть, например?

Немцов: Нет, конечно. Кудрин ошибся, вот и все. На самом деле, у нас абсолютно нефтяная экономика. Это очень печально, это очень грустно, но за 15 лет правления Путина сырьевой характер экономики только усилился. Когда Путин пришел к власти, всего 9% российского бюджета зависело от нефти и газа. На сегодняшний день – 52%. Санкции влияют на другое: на дефицит валюты, на отток капитала, на то, что многие компании вынуждены бежать на рынок, чтобы расплатиться. Кстати, в этом году придется 100 млрд. долларов вернуть этого корпоративного долга. Это довольно большие деньги. И в этом случае, спрос на валюту будет в любом случае, если мы не хотим, чтобы российские компании были объявлены банкротом. Но, опять-таки, если вы посмотрите на мою формулу и сравните с рассуждениями Кудрина, то выяснится, что Кудрин ошибся. Такое бывает, в принципе.

Батанова: То есть, если Минфин говорит о том, что нефть падает до 40-ка, то доллар, получается, ну, не исключает, по крайней мере, Минфин такого варианта, доллар стоит 90, и мы это можем увидеть уже в конце января, например.

Немцов: Это вполне возможно, если нефть будет действительно 40, мне кажется, что это не очень вероятно, но это возможный такой сценарий, то да, по моей формуле получается, что доллар – 90. Но надо все-таки к формуле относиться не как к истине в последней инстанции, вы же видите, там есть ошибка, там до 4%, которые мы тоже сосчитали, глядя на мой график и на то, что в реальности происходит.

Дело в том, что у правительства очень мало инструментов дальнейшего влияния на курс. Главные инструменты, которыми они могут пользоваться – их два. Первый инструмент – это печатание рублей, они активно этим занимались прошедшую осень и начало зимы. И второй инструмент – это палить валютные резервы. Собственно, других у них инструментов никаких нет. Я думаю, что печатать рубли они будут, а палить валюту больше не будут, потому что они вообще без денег останутся, в итоге. Так вот, печатные рубли, естественно, приводят к ослаблению рубля дополнительному. И моя формула не учитывает, кстати, эмиссию рублей, и моя формула не учитывает, конечно, интервенции валюты на рынок. Она не может просто этого учитывать. Моя формула учитывает самый главный фактор существования российского рубля, а именно – цену нефти, больше ничего.

Если вы хотите более серьезную модель, то, конечно же, надо учитывать эмиссию, надо учитывать бегство капитала, надо учитывать торговый баланс России, надо учитывать возврат долгов корпоративных, которые, как я уже говорил, 100 млрд. долларов составляют. Короче говоря, это очень сложная задача. И когда я эту формулу писал, я, конечно, исходил из самой простейшей модели, но она в течение последних пяти месяцев очень хорошо работала. И те, кто меня слушал и читал мой Фейсбук – те много заработали.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.