Замглавы РФС: «Газпром» экономически давит на нас из-за нашей бескомпромиссности

Здесь и сейчас
7 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

У Российского футбольного союза нет денег. Еще на прошлой неделе в прессе появилась информация о том, что помощники Фабио Капелло не получают зарплату. Позже ее опроверг сам Капелло, однако не секрет, что долги у футбольного союза остались еще со времен прошлого президента Сергея Фурсенко.

О том, как в РФС будут бороться с финансовым кризисом, мы поговорим с представителем Российского футбольного союза Анатолием Воробьевым. Также к нам присоединяется наш спортивный обозреватель Мария Командная.

Зыгарь: Правда нет денег?

Воробьев: Страхи о моей смерти явно преувеличены.

Зыгарь: Мы за вас не переживаем, мы переживаем за Российский футбольный союз, который близок к финансовой смерти.

Воробьев: Поскольку меня обозначили как представителя РФС, то я могу за федерацию в целом что-то сказать. Лучше было бы обратиться к сайту РФС, где Фабио Капелло сказал, что ему в России лучше, чем когда-либо и где-либо. Поэтому слухи о сложном финансовом положении, которое действительно имеет место быть, преувеличены.

Писпанен: Говорится не о том, что Капелло не получает зарплату, а его помощники. Ему-то, может быть, вполне хорошо в России.

Воробьев: Вы помните, как Сименс сказал: «Мне бы карманы деньги жгли, если бы мои помощники и сотрудники не получали денег». Думаю, Капелло мог бы слова Сименса повторить. Он очень заботлив и о Чинквини, и о Пануччи, и о других. Поэтому у всех все в порядке. Действительно, когда уходил  Виталий Мутко, баланс был плюсовой, когда Колосков покидал союз – тоже баланс был положительный. А вот прошлая команда оставила весьма плачевное наследство – 800 млн.

Зыгарь: На что были потрачены эти деньги?

Воробьев: Это хороший вопрос. Наверное, некоторые мероприятия были проведены с излишним шиком. В частности, помню 100-летие российского футбола. Хор Турецкого приезжал в Питер в полном составе. Наверное, и другие нецелевые траты были, правда, Счетная палата проверила, сделала ряд замечаний, но особых изъянов не нашла. Однако, такой минус был. Мы потихоньку исправляем ситуацию, для этого и пришла команда людей, которые любят футбол в себе, а не себя в футболе. Я не о себе говорю, а о Николае Толстых и его соратниках.

Зыгарь: Никаких других юридических процедур не предполагается, потому что Счетная палата решила, что все хорошо?

Воробьев: Я думаю, мы должны футболом заниматься. А правоохранительные органы – своей зоной ответственности. Не исключено, что если будут еще какие-то факты выявляться, то к этому вопросу те, кому это положено, вернутся снова.

Командная: Пока «Газпром» был главным спонсором нашей сборной, финансовых проблем вы не испытывали. Почему «Газпром» решил отказаться от сотрудничества?

Воробьев: В России футбол – не бизнес, а больше социальная ответственность. Деформированы многие источники финансирования. И абонементы не так раскупаются, и средняя цена на билеты невысока. Бизнес не очень охотно меценатствует.

Писпанен: Это не совсем бизнес, можно сказать, государство.

Воробьев: До этого Роман Аркадьевич помогал российскому футболу во времена тренера Хиддинк. Был тренером Адвокат, помогал «Газпром». В России без генерального спонсора национальная команда прожить не может, тем более, это не одна команда, а целая пирамида: молодежные, юношеские, женские команды, пляжные – всего более 20 сборных. РФС может заработать половину бюджета за счет продажи коммерческих прав на телевидение, к примеру…

Зыгарь: Абрамович давал деньги под Хиддинка, точнее под Каткова, который был вице-президентом РФС. Потом «Газпром» давал деньги конкретно под Авдоката и Фурсенко. Когда не стало Фурсенко, новому человеку – Толстых – «Газпром» перестал доверять свои деньги?

Воробьев: Николай Александрович славится своей бескомпромиссностью. Если раньше рычаги управления сосредоточивались в российской премьер-лиге, и там были те, кто решал то, что нужно было решить. Теперь с приходом Николая Александровича, когда РФС восстанавливает свой авторитет в области управления футболом, видимо, кому-то это не нравится. Информационные атаки идут, экономическая блокада тоже чувствуется.

Командная: Злосчастный матч «Динамо - Зенит», в котором «Зениту» присудили техническое поражение, повлиял на решение «Газпрома»?

Воробьев: Я как математик и экономист чувствую некую корреляцию между этими событиями.

З: «Газпром» обиделся на РФС?

Воробьев: Я не могу говорить о том, что обиделся «Газпром» или какие-то лица. Но то, что сейчас не самое дружеское отношение между «Газпромом» и РФС, чувствуется.

Писпанен: У вас серьезная надежда на то, что Толстых сможет решить и финансовые проблемы, и вернет былое уважение РФС?

Воробьев: Я его знаю больше 20 лет, мы создавали первый акционерный клуб «Динамо – Москва» в начале 1990-х. И я знаю его как исключительно порядочного человека, который, как и любой другой, не лишен известных недостатков. Наши недостатки – суть продолжения наших достоинств. Я верю, иначе три месяца назад я не пришел бы ему помогать, ведь я не собирался возвращаться в футбол. У меня были другие жизненные интересы.

Зыгарь: О чем думал Российский футбольный союз, когда избирал Николая Толстых своим руководителем, если было понятно тогда, что за Толстых нет олигархических структур, корпораций, которая будет давать деньги на развитие футбола. Футбол – не дешевая игрушка. Управленческий талант Толстых и его честность – это одно, но деньги-то нужно где-то брать.

Воробьев: Некорректно было бы отвечать вопросом на вопрос, но мое частное мнение в том, что если у нас футбол будет зависеть от олигархических структур, то это не лучшая модель функционирования.

Зыгарь: А от кого должна зависеть?

Воробьев: Я считаю, что  для кого-то национальная идея – это «Эрмитаж», Большой театр, культурные ценности, а для простых людей глубинки – успех сборной России по футболу, которая, кстати, имеет 12 очков из 12 и большие шансы попасть в Бразилию. Это национальная идея в каком-то смысле.

Зыгарь: Вы хотите сказать, что РФС должно спонсировать государство?

Воробьев: Поскольку РФС финансирует, в свою очередь, массовый футбол, о котором так много говорят. Для этого и существует целевая комплексная программа развития физкультуры и спорта. Есть пока синопсис стратегии футбола до 2020 года, мы предполагаем в ближайшие два-три года создать систему льгот и преференций, как это есть на западе, для того, чтобы частный бизнес и инвесторы пришли в футбол. В этом случае картина изменится, и частно-государственное партнерство, о котором очень много говорят, может, будет реализовано.

Командная: За Толстых не стоит спонсор, но стоит Мутко. Толстых не может позвонить Мутко, а тот еще кому-то, и РФС найдут того самого якорного спонсора?

Воробьев: Важно, что за Николаем Александровичем стоит футбольная общественность.

Зыгарь: Общественность не приносит денег, к сожалению.

Воробьев: Она может повлиять на лиц, принимающих решение. Никому не выгодно, чтобы российский футбол обанкротился.

Зыгарь: Российскому бюджету не очень выгодно, чтобы он финансировал российский футбол. Может, у вас есть переговоры или контакты? «Ростехнологии», «Роснефть»…

Писпанен: «Автоваз», в который влили столько денег, что, кажется, пора их тратить.

Воробьев: Мы с удовольствием воспользуемся вашим советом, я этот список записал.

Зыгарь: Мы составим список, а вы Маше подарите стратегию для изучения.

Воробьев: 17 мая, когда она конференции будет принята, тогда обязательно.

Зыгарь: Давайте Маша подготовится к конференции и прочитает стратегию.

Воробьев: На сайте РФС она уже выложена, поэтому мы используем в первый раз известный метод крауд-сорсинга, приглашаем все экспертное сообщество участвовать в подготовке. Так что открывайте сайт, жмете на банер «Стратегия 2020».

Командная: Я уже подготовилась немного, изучила, что пишут люди. Мне кажется, там нет каких-то особых конструктивных предложений. Вы для себя что-то конструктивное почерпнули?

Воробьев: Я да. Даже удивительно, что люди из Пермской области  и другой глубинки очень правильные вещи говорят. Например, о переходе на систему «Осень-весна» - что это не самая удачная акция. Они говорят о том, что действительно надо создавать благоприятный климат для поддержки детского футбола, как это сделать.

Командная: Они не говорят о том, как заработать денег.

Воробьев: Вы все о деньгах. Найдем мы денег.

Писпанен: Значит, все это гнусные наветы, что там не выплачивают зарплату?

Воробьев: В каждой шутке есть только доля шутки. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.