Крупнейший порт ушел в офшоры вопреки наказу Путина

Здесь и сейчас
28 января 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сделка по приватизации порта «Ванино» в пользу компании «Мечел» Игоря Зюзина идет в разрез с позицией президента о деофшоризации экономики. Об этом сегодня заявил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков.

Ждать ли Зюзину снова докторов от Путина, и кто на самом деле стал владельцем одного из крупнейших портов на Дальнем Востоке? Ответы на эти вопросы искал наш экономический обозреватель Лев Пархоменко.

Пархоменко: Неожиданное продолжение получила одна из крупнейших приватизационных сделок в России за последние годы – продажа госпакета порта «Ванино». Сегодня с комментариями этой сделки выступил пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, который редко выступает на околобизнесовые темы. В мягкой, но прямой форме Песков заявил, что действия «Мечел» идут наперекор политике президента, при этом не преминул отметить, что сделка полностью законная.

Приватизация порта «Ванино» заняла несколько лет. Это один из пяти крупнейших портов на Дальнем Востоке, одни из основных ворот для экспорта российского сырья в быстрорастущий тихоокеанский регион. С другой стороны, он даже близко не стоит по масштабам бизнеса с основными российскими портами: Владивостоком, Новороссийском и Санкт-Петербургом. Сам порт находится не в лучшем состоянии и требует много вложение. Его покупка – это долгосрочные инвестиции с расчетом на то, что российский экспорт на восток будет расти. Первая попытка продать 75% порта, принадлежащего государству, была принята весной 2011, но она сорвалась уже после аукциона. Победитель отказался от покупки, заплатив небольшой штраф. Вторая попытка продать «Ванино» оказалась удачней: в минувшем декабре компания «Мечел» выиграла аукцион, предложив в 10 раз больше стартовой цены – 15 млрд. рублей. С одной стороны, покупка выглядела логичной: крупнейший экспортер угля, как раз на уголь приходится значительная доля перевалки в «Ванино». С другой – у «Мечел» огромные проблемы с долгами. В такой ситуации крупная покупка выглядит странно. Мотив стал ясен на прошлой неделе, когда «Мечел» объявил о продаже своего пакета трем кипрским офшорам. Выглядело это так: сначала правительство продает 75 % «Мечелу», и дальше они уходят в три оффшора. Владельцы этих оффшоров неизвестны, как обычно это бывает. Сам «Мечел» остался управляющим портом с крошечным пакетом акций. Фактически «Мечел» стал яркой вывеской в этой сделке, а реальные участники одной из крупнейших приватизационных сделок остались в офшорной тени. Каждому офшору достался пакет чуть меньше 25%, благодаря чему эти сделки не потребовали одобрения со стороны правительственной комиссии по иностранным инвестициям и ФАС. Именно эта схема стала причиной сегодняшнего комментария Дмитрия Пескова. В декабре Путин говорит, что нужно выводить экономику из офшоров, а в январе только что приватизированный крупный порт в эти офшоры и отправляется.

С точки зрения бизнеса все в порядке: государство получило хорошую цену, а порт – крепкого хозяина.

Андрей Рожков, старший аналитик ИФК «Метрополь»: На мой взгляд, в ходе этой сделки «Мечел» приобрел пакет для себя, чтобы снизить транзакционные издержки. Участие консорциума, вероятно, могло привести к тому, что консорциум в ходе аукциона мог бы действовать не так динамично, как единый покупатель в лице «Мечела». Поэтому сделка была структурирована оптимальным образом. Акционеры, которых мы видим сейчас, делегировали полномочия по участию в аукционе «Мечелу».

С другой стороны, если сделки комментирует пресс-секретарь президента, то это уже не только бизнес, но и политика. Стоит вспомнить историю 2008 года, когда с критикой компании «Мечел» и ее руководителя Игоря Зюзина выступил сам Путин.

Владимир Путин, президент России: Есть у нас такая уважаемая компания «Мечел». Кстати, собственника и руководителя компании Игоря Владимировича Зюзина мы пригласили на сегодняшнее совещание, но он заболел. А между тем известно, что в первом квартале текущего года компания продавала сырье заграницу по ценам в два раза ниже внутренних, а значит и мировых. А маржа где в виде налогов для государства? Болезнь есть болезнь, но я думаю, что Игорь Владимирович должен как можно быстрее поправиться. Иначе к нему доктора придется послать. И зачистить все эти проблемы.

Тогда эти слова Путина чуть не стоили Зюзину всего бизнеса. Акции компании обвалились, инвесторы заговорили о новой жертве а-ля ЮКОС. Однако сегодня, несмотря на заявления Пескова, котировки «Мечела» даже немного подросли. Вряд ли «Мечелу» угрожают серьезные проблемы со стороны властей. Все последние годы Зюзин активно искупал вину.

Кирилл Чуйко, аналитик БКС: Я думаю, такой же реакции, какая была в 2008 году, не будет. Думаю, что инвесторы понимают, что у «Мечела» отношения с государством гораздо лучше, чем они были тогда. И с тех пор он достаточно много инвестировал в социально-значимые проекты в Якутии. Вряд ли в этой ситуации есть реальная угроза больших проблем для «Мечела».

Точной информации о том, кто стал владельцем порта «Ванино», нет, и вряд ли появится в ближайшее время. Но эксперты предполагают, что речь идет о клиентах «Мечела», тех, кто покупает у него уголь. Это азиатские компании, например, китайские или корейские. Заполучив порт под свой контроль, они защитят себя от непредвиденных проблем при покупке российского угля.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.