Кремль посоветовал Макфолу вести себя прилично

Здесь и сейчас
29 мая 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
"Кремль попросил американского посла Майкла Макфола оставаться дипломатичным в своих публичных высказываниях и не вносить диссонанс в усилия руководства своей страны", - такое заявление сделал помощник президента Юрий Ушаков, курирующий внешнеполитические вопросы.
Причиной просьбы стало выступление Макфола перед студентами Высшей школы экономики, где он сделал ряд резких, по мнению Кремля, заявлений в отношении России. Глава американской дипмиссии, в частности, заявил о неких "увязках", которые якобы выдвигает Россия при обсуждении с США острых внешнеполитических вопросов. В частности, Макфол говорил о том, что Россия предлагала  разменивать "Иран на Грузию", а "права человека в России на Северную Корею".
Этот конфликт мы обсудили с нашим гостем, шеф редактором московского бюро газеты "The Wall Street Journal" Грегори Вайтом.

Кремер: Скажите, вот вы знаете же американского политолога Стивена Коэна?

Вайт: Да.

Кремер: Он считал назначение Макфола не самым удачным, потому что он в интервью месяц назад, по-моему, или два, сказал, что вообще-то Макфол, конечно, очень хорошо знает Россию, но как дипломат он…

Фишман: Он действительно не дипломат, он преподавал в Стэнфорде.

Вайт: Он действительно не дипломат. Он всю карьеру построил в научной среде.

Фишман: То, что говорит Макфол, на самом деле там и до этого был с НТВ, со съемочной группой была история, и вот сейчас эта. Насколько вы думаете он осознанно делает те заявления, которые он делает?

Вайт: Это пока сложно сказать. Он уже извинился.

Фишман: Он и тогда извинялся.

Вайт: Ну да.

Фишман: Это уже такая практика: он что-то говорит, а потом извиняется.

Вайт: Как сказал Ушаков, что слово не воробей, если работали дипломаты, надо быть дипломатичным. И я думаю, что изначально можно было бы считать, что, может быть, это были как раз какие-то издержки нового места. А сейчас не совсем понятно, в связи с чем это сделал.

Фишман: То есть вопрос в том, насколько это его черта характера или сознательная критика?

Вайт: Да. Профессия дипломата отличается особенно от чиновника Бело Дома и точно от работы профессора, которым работал раньше Макфол. И для него, конечно, выйти перед студентами и выступить аккуратно, наверное, не очень интересно. Это не в его характере. Он этого хотел, и это история очень хорошо знает. И он хотел, конечно же, интересно рассказывать и, может быть, его немножко занесло.

Фишман: В частности рассказал, что оба правительства - и российское и американское - подкупали киргизское правительство в связи с базой «Манас». Вообще, это действительно довольно серьезное заявление для дипломата.

Вайт: Совершенно верно. Такие вещи бывают, грубо говоря, не для печати или там в различных источниках, но очень редко бывает, что человек, которое официальное лицо, выходит и это говорит. И особенно если это посол. Так что мне кажется, что со стороны Кремля сейчас такой четкий знак, что он уже…

Фишман: А дальше что? Какие последствия могут быть? Влетело Макфолу от Кремля…

Вайт: Ну и впервые сегодня, мне кажется, появилась нота, что не только недовольство, а что он уже мешает развитию отношений.

Кремер: А как вам кажется, вот влетело от Кремля - это одно, а вообще, как начальство Макфола на это реагирует?

Вайт: Пока нет никаких признаков, что они его…

Кремер: Ну, то есть официально никак.

Вайт: Он очень близок…

Фишман: Он же был помощником, до этого он помощником работал, занимал высокую должность в Госдепе.

Вайт: Он является автором перезагрузки. Но если он, его поведение уже усложняет этот процесс, то конечно это может только…

Кремер: То есть, у вас есть ощущение, что Обама Макфолом доволен?

Вайт: Пока у нас нет никаких признаков обратного.

Фишман: А что может Кремль делать? Может Кремль просить заменить Макфола? Это большой скандал. Наверное, на это тоже Кремль не готов идти.

Вайт: Вряд ли, но был прецедент. В начале 2000-х был посол Вершбоу, Кремль очень не полюбил его за его резкие выступления, публичные и не очень. И под конец его пребывания в Москве с ним не встречались. Ему было очень трудно выполнять работу посла, потому что официальная Москва с ним на контакт не выходила. И если вот официальная встреча, где и официальные лица американские, или Макфол, всегда возникает вопрос: а что делает ваш посол? Между нами это мешает. В какой-то момент, конечно, месседж дойдет до Вашингтона.

Фишман: Сегодня у нас вообще какая стадия в отношениях с Америкой в связи с Сирией, с ПРО, и с другими проблемами? В какой точке находятся отношения сейчас, когда Путин вернулся? Вот здесь Макфол - злой следователь или просто расследует?

Вайт: Пока не совсем понятно. Потому что у нас такая ситуация, что публично и Вашингтон, и Москва утверждают, что все хорошо, что перезагрузка идет, прекрасные отношения. Как Медведев сказал, лучшие отношения за последние там десятилетия, или Обама - это большой очень успех его внешней политики считается. И он хочет это доказать во время избирательной кампании.

Фишман: И будет продолжать.

Вайт: Да. Сейчас отказаться от перезагрузки он не может. И он не может сказать, да, я был неправ, Путин не тот и мы будем вести политику…

Фишман: И она все равно идет ему в плюс.

Вайт: Да. Сейчас менять политику перед выборами, конечно, совсем неудобно, поэтому конкретных результатов просто пока нет. У нас налицо конфликт в Сирии, сложности с Ираном…

Фишман: Сокращение ядерных договоров.

Вайт: Это было давно. В принципе, когда только приехал Макфол, он говорил, что следующий шаг перезагрузки сложнее, чем предыдущие: чего было достаточно просто добиться, сравнительно просто, мы добились. Следующие шаги - это Сирия, Иран, ПРО. И все эти вопросы значительно сложнее. Пока продвижения по этим вопросам мы еще не видим.

Кремер: А вам кажется, что вот такая артистичная открытая активная позиция посла, она вообще способна принести больше пользы, или больше вреда?

Вайт: Пока, я думаю, что Макфол считает, что это лучше. И он действительно значительно более открыт, чем персональные дипломаты.

Фишман: Либеральный посол.

Вайт: Да. Такой открытый, он в Twitter`е пишет.

Фишман: В Facebook`е.

Вайт: Да, очень много интервью. Но для дипломата это необычно.

Кремер: Такой голливудский посол, как будто бы из фильма из какого-то.

Вайт: Да, он персонаж…

Фишман: Он очень много людей знает в России, очень многих знает в Москве еще с тех пор.

Вайт: Ну да.

Кремер: Какие у этого есть опасности?

Вайт: Вот то, что мы видим, это многим не нравится, потому что классически работа посла - это доносить, собирать здесь информацию, доносить информацию из своей столицы сюда. И все. Передавать информацию. После Вершбоу был Уильям Бернс. Он вообще ни с кем не общался публично.

Фишман: Я брал у него интервью.

Вайт: Он что-то сказал? Мы тоже с ним сидели, он прекрасный интересный человек, но с точки зрения новостей, новостей не создавал никогда.

Фишман: А кстати, кто сегодня на самом деле важнее с точки зрения определения политики в отношении России - Бернс, который, насколько я понимаю, по-прежнему замгоссекретаря, или Макфол, который был помощником, а теперь посол? Кто из них определяет, в большей степени определяет политику?

Вайт: Я думаю, что Макфол ближе по этим вопросам. Но там особо большой разницы в политике нет, там просто вопрос работы дипломата, как лучше подойти.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.