Елена Костюченко о разгоне гей-парада

Здесь и сейчас
30 мая 2011
4 790
0
Поддержать программу
Поделиться

В субботу в Москве полиция разогнала гей-парад. Спецкор "Новой газеты" Елена Костюченко рассказала нам по телефону, как это было.  

Костюченко: Чувствую себя сегодня лучше, чем вчера. Я нахожусь в больнице, у меня травма. Человек, который меня бил, повредил мне левое ухо, и оно плохо слышит сейчас. И врачи пытаются понять, что это и как это лечить. 

Суханов: Как долго вы еще пробудете в больнице?

Костюченко: Мне сегодня должны делать аудиограмму, чтобы понять насколько серьезна травма, как ее лечить. Пока сроков не называют. 

Суханов: Зачем туда пошли вообще?

Костюченко: Странный вопрос.

Суханов: Совершенно не странный, мы ведь не готовы и наше гражданское общество, так называемое, совершенно к этому не готово. Зачем нервировать особенно нервных? 

Костюченко: К сожалению, у меня нет 50 жизней, чтобы дождаться, когда будет гражданское общество готовое к тому, чтобы я была счастлива со своей любимой девушкой и могла зарегистрировать с ней брак, могла родить детей, не опасаясь, что в случае смерти биологической мамы, их заберут в детдом. Жизнь у меня одна и семья у меня одна. И я вынуждена бороться сейчас. И поэтому гомофобам придется чуть-чуть понервничать.

Суханов: Такие акции они доставляют больше проблем участникам, представителям гей-движения, или все-таки власти делают какие-то выводы?

Костюченко: Я знаю, что в Санкт-Петербурге налажен диалог между сообществом сексуальных меньшинств и петербургской администрацией. У них тоже все начиналось с жесточайших разгонов, с разгонов, в том числе, и культурных мероприятий. Был запрещен абсолютно нейтральный кинофестиваль. Очень хороший фестиваль, я знаю его организаторов. Но сейчас у них получается и с властями, и с городской милицией взаимодействовать, переписываться. Акция "День молчания", например, прошла успешно, удачно, пострадавших не было, травмированных морально тоже не было. А вот московские власти пока считают, что две девушки с флагами принесут непоправимую травму москвичам, а также представителям всех конфессий. Это я вам цитирую документ-отказ в согласовании акции.

Суханов: Лена, а если по-честному, как вы лично думаете, чего боятся власти, запрещая проведение гей-парадов?

Костюченко: Власти боятся всего, что не вписывается в какую-то парадигму.

Суханов: При этом они разрешают шествовать откровенным неонацистам, разрешают бестолковые акции "нашистов" и прокремлевских движений. 

Костюченко : С неонацистами долгий разговор. У них странное отношение с властью, у них есть эти отношения. Понятно, что если бы в нашей не демократической стране власти захотели бы, чтобы этих маршей не было, их не было бы. Но они есть, они легальны. Мы можем строить предположения, зачем нужны эти националистические личности власти, но факт остается фактом. По-моему мнению, все, что не вписывается в парадигму власти, ей просто не нужно. Движение сексуальных меньшинств в России довольно молодое, разрозненное и абсолютно независимое. Мы боремся только за свои права. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.