Юнус-Бек Евкуров: если у дома, где скрывается боевик, нет хозяина, мы вправе его снести

Здесь и сейчас
17 сентября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Власти Ингушетии решили сносить дома семей, приютивших боевиков. Такое заявление сделал глава республики Юнус‑Бек Евкуров после того, как в Чечне произошёл теракт. Возле отдела полиции в Сунженском районе взорвался автомобиль – в результате трое полицейских погибли, ещё четверо были ранены.

Студия "Дождя" дозвонилась до главы Ингушетии Юнус-бека Евкурова.

Макеева: Добрый вечер, Юнус-бек Баматгиреевич, слышите ли вы нас?

Евкуров: Да, добрый вечер, слышу.

Макеева: Скажите, пожалуйста, куда же денутся семьи, давшие приют боевикам, если их дома снесут, и землю под домами отберут?

Евкуров: У вас неверная информация, никто не собирается дома сносить, где живут семьи. Идет вопрос о тех нежилых помещениях, где боевики или бандиты находятся. Мы и в прошлом году ряд участков в Назрани возвращали в муниципальную собственность, и на них строили социальные объекты, и в населенных пунктах, где нежилые помещения, постройки, эти места будут вычищаться и там будут социальные объекты. А там, где живут семьи, там, естественно, семьи никто не будет выселять. Если будет замечен факт укрывательства бандитов, то будет действовать закон РФ, согласно которому за пособничество будут привлекаться к ответственности.

Казнин: Но ведь эти нежилые помещения тоже кому-то принадлежат. И что вы имеете в виду: помещения, где скрываются, тем не менее, боевики? Это ведь может быть, что угодно.

Евкуров:  Да, например, заброшенные базы, хранилища – места, которые взяты в аренду. В Назрани был случай: взят в аренду участок земли для производства малого и среднего предпринимательства, на самом деле это там не производится, поставили вагончики, там укрывались бандиты. Мы в прошлом году спецоперацию проводили. В том числе, как вы сейчас говорите, кому-то которые принадлежат. Согласно закону будем смотреть, на каком основании человек ничего там не делает, а дает это все на откуп бандитам. Здесь все будет в рамках закона, закон нарушаться не будет, но, естественно, в первую очередь я услышал эту информацию, что якобы семьи будут выселять…. Конечно, семьи не будут выселять.

Казнин: Это все равно сложный процесс. Ведь эти здания кому-то принадлежат, там ничего не происходит, потому что, наверное, нет субсидий, нет возможности обрабатывать земли и так далее. Может, не дожидаясь, чтобы там жили боевики, каким-то образом помогать этим людям?

Евкуров: Мы же не можем субсидировать всех – это раз. Во-вторых, в разы увеличивается число тех, кто участвует в среднем и малом предпринимательстве – это уже факты зафиксированные. Вопрос не в том, что могут или не могут. А в другом: находят себе кров там бандиты. Я понимаю прекрасно, что после этого объявления, думаю, многие задумаются. Поверьте, этих фактов будет там раз, два в год, и то навряд ли. Это же не массово, не масштабно. Поэтому даже домовладение, с которым мы сейчас разбираемся, мы даже не можем хозяина найти, нет ни одного хозяина. Вроде бы «я хозяин»... – ни документов, ничего у людей нет, даже кто там мог бы и жить. Поэтому здесь такое глубокое изучение, не просто так, поверхностные слова.

Макеева: И все-таки по поводу заявления, сделанного на заседании антитеррористической комиссии в понедельник, оно широко разошлось по информагентствам, и газеты потом его подхватили. Приводится как прямая ваша цитата. Я прочитаю, как это звучит, чтобы понять, откуда взялась такая информация, как это можно было перефразировать: «В назидание людям, сочувствующим, помогающим преступникам, дома семей, приютивших бандитов, будут сноситься, а земельные участки изыматься». Получается, вы вообще этого не говорили? Кто-то разослал это ваше, якобы, заявление по информагентствам?

Евкуров: Именно так. Это относится к тому участку, в том числе, где хозяина дома нет. Этот дом будет сноситься, где спецоперация была проведена. Но там хозяина дома нет, вот в чем вопрос. И когда мы работаем над этим вопросом, там не в том смысле, что семья будет выселяться, об этом вообще никто не говорит. Там, где не живет семья, там нет никого – вот в этом вопрос. Нежилые помещения – вот в чем вопрос. У нас таких случаев за прошлый и позапрошлый годы три или четыре, когда в нежилых помещениях бандиты себе находят пристанище. И в прошлом году там, на Нестеровской, где мы проводили спецоперацию, именно соседи услышали журчание воды, зная, что там никого нет, долгое время никто не жил. Услышали журчание воды, участковому информацию дали, так мы и выявили там бандитов.  Автомобиль приехал из Ингушетии. С нами на связи сам глава республики Ингушетия Юнус‑Бек Евкуров, узнаём подробности его предложения.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.