«И дело Гонгадзе, и дело Политковской шиты белыми нитками». Суд оглашает приговор генералу Пукачу

Здесь и сейчас
29 января 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Печерский суд начал оглашать приговор обвиняемому в убийстве журналиста Георгия Гонгадзе генералу Алексею Пукачу. В приговоре судья процитировал показания Пукача: он якобы не собирался убивать журналиста, а душил его, чтобы напугать и получить признание о некой шпионской деятельности. Эту тему Юлия Таратута обсудила по скайпу с руководителем телекомпании ТВi  Виталием Портниковым.

Таратута: Расскажите, что сейчас происходит в суде. Какие новости?

Портников: Сейчас происходит оглашение приговора Алексею Пукачу, но, мне кажется, что относиться к этому приговору, как к чему-то определяющему в деле Гонгадзе - это, мягко говоря, неверно. Потому что главное в деле Гонгадзе - нужно было выяснить мотивы заказчиков и самих заказчиков дела Пукача. Сейчас установлено только то, что Пукач убил Гонгадзе по прямому распоряжению теперь уже умершего бывшего министра внутренних дел Украины Юрия Кравченко. Я хочу напомнить, что в период «оранжевой революции» 2004 года бывший министр внутренних дел Украины покончил с собой двумя выстрелами в голову. До сих пор не проведено серьёзное, реальное расследование.

Таратута: Если я верно понимаю, он даже произнёс некоторые предсмертные слова, сказал, что он - жертва интриг.

Портников: Никто не знает, что он произнёс, потому что никого рядом с ним не было, но мы прекрасно понимаем, если у Юрия Кравченко были мотивы, которые требовали убийства журналиста, то эти мотивы, по крайней мере, должны быть ясны, никакой ясности процесс над Пукачём не внёс.

Таратута: На Украине есть мнение, что правда не будет установлена, поскольку в деле задействованы слишком большие фигуры  украинской политики. Насколько вы разделяете эту версию?

Портников: Дело Георгия Гонгадзе сравнимо с убийством Анны Политковской или с убийством Дмитрия Холодова. Мы прекрасно понимаем, что точка в расследовании убийств наших  коллег не поставлена. Для того, чтобы узнать правду, необходима смена олигархического номенклатурного режима, который установился на постсоветском пространстве. Когда мы будем жить с вами в нормальном мире, никаких проблем с расследованием этих дел, я вас уверяю, не будет, потому что все эти убийства, извините, шиты белыми нитками. Для того, чтобы выяснить, что произошло на самом деле, необходимо просто провести объективное, профессиональное расследование, которое невозможно провести в условиях полной подконтрольности Генеральной прокуратуры, следствия и судебных органов исполнительной власти, я думаю, вы это прекрасно знаете по российскому примеру.

Таратута: Насколько вероятно, что появится новое дело в адрес бывшего президента Украины Леонида Кучмы?

Портников: Опять-таки для того, чтобы появилось дело против Леонида Кучмы, необходим ряд вещей. Во-первых, необходимы какие-то клановые разборки  в украинской власти, настолько серьёзные, что они перерастут в гражданскую войну, для этого существуют определённые предпосылки, но они не реализованы.

Таратута: Я почему задаю вопрос, потому что хочу рассказать телезрителям, что об этом говорит Генпрокуратура. Допрос Кучмы уже вёлся, но теперь появились новые слухи.

Портников: Я поправлю. Об этом говорит не Генпрокуратура, об этом говорит первый заместитель Генеральной прокуратуры Ренат Кузьмин, который обвиняет Юлию Тимошенко  в убийстве Евгения Щербаня, который был инициатором практически всех резонансных дел эпохи Януковича, в том числе и расследовании дела о подписании Юлией Тимошенко соглашения с тогдашним премьер-министром России Владимиром Путиным, по которому госпожа Тимошенко отбывает срок. Министерства бывают разные,  потому что в Генпрокуратуре много кланов, групп, есть люди, которые напрямую выполняют какие-то решения, есть люди, которые переходят через определённую черту в стремлении продемонстрировать свои возможности. Для того, чтобы понять, может ли быть возбуждено дело против Леонида Кучмы, мы тоже должны понять, были ли мотивы, которые заставили бы президента Украины отдать распоряжении о расправе над журналистом.

Таратута: Наверное, в России не так все помнят детали, но украинская история помнит их. Речь идёт о плёнке господина Мельниченко, которая якобы записана в кабинете Леонида Кучмы с нелицеприятными отзывами о журналисте, и о якобы отданном в словестном указе, приказе, что с ним стоит как-то разобраться.

Портников: Я хотел бы напомнить, что сейчас господин Мельниченко - один из главных участников этой истории с обвинением Юлии Тимошенко в убийстве бизнесмена Щербаня.

Таратута: Верно ли я понимаю, что, по-вашему, у власти Украины нет политической воли для того, чтобы довести расследование до конца, поэтому это такие игры разума?

Портников: У президента Украины Януковича есть политическая воля усиливать свою власть, он будет делать всё для усиления своей власти. Это его политическая воля, это не потому что у него нет воли, он слаб и не может закончить дело Гонгадзе, как его предшественник Виктор Ющенко, ему это просто не очень нужно.

Таратута: В этом и был вопрос. Виталий, ещё  бы хотела понять, что для украинского общество дело Гонгадзе?

Портников: Я думаю, что сейчас это дело не играет той роли, которую играло сразу же после убийства журналиста. Оно тогда привело к акции «Украина без Кучмы», которая стала первым моментом консолидации оппозиционных сил, она привела к отставке тогдашнего вице-премьера Юлии Тимошенко, а затем к отставке премьер-министра Виктора Ющенко, как раз в украинской номенклатуре, в которой появилось два противоборствующих клана.

Таратута: Я поняла, что это событие повлияло на прошедшую историю Украины, а что это сейчас для Украины?

Портников: Я считаю, что ничего, , к моему огромному сожалению, общество сейчас не очень внимательно следит за происходящим.

Таратута: То есть это признак цивилизованности - расследовать громкое уголовное преступление?

Портников: Мне кажется, что это признак усталости, люди уже не верят, что получат ответ на вопрос, что произошло. Может быть, это начало какого-то здоровья украинского, потому что оно больше не надеется, что государство, в котором оно живёт, способно дать честный ответ на вопрос о резонансных убийствах. Мне кажется, что это правильно, потому что нужно сначала построить честное государство, а потом требовать от него такого же честного ответа.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.