Дело Ходорковского-Лебедева: что говорили стороны

Здесь и сейчас
24 мая 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Сегодня стало известно, когда выйдут на свободу Михаил Ходорковский и Платон Лебедев. Мосгорсуд смягчил приговор по второму делу ЮКОСа. Ходорковскому и Лебедеву предстоит сидеть на год меньше. И если не будет третьего дела, то освободятся из колонии они в 2016 году.

Самое удивительное, что прокуроры сегодня во время слушаний признали: бывшие руководители ЮКОСа хоть нефть и воровали, но не в таких объемах, как они думали раньше. Да и про поправки к уголовному кодексу, которые касаются экономических преступлений, во время второго дела как-то забыли. Но тем не менее к каким-то существенным послаблениям в приговоре это не привело.

В Мосгорсуде сегодня весь день провел наш корреспондент Илья Васюнин. Он рассказывает, как проходило слушание дела.

Васюнин: Ходорковский начал свое выступление сегодня в суде с того, что он не просит милости – суд должен или отменить приговор, или сравняться с теми преступниками, которые его написали и вынесли. С этого он начал, потом добавил, я цитирую вопрос, «в каком подвале откопали этого сталинского паука, который написал этот бред», имея в виду приговор. И пояснил, что он имеет в виду. Согласно тексту, потерпевший от хищения получает прибыль, которую у них якобы похитили, стремление к получению прибыли считается преступным, цены на внутреннем рынке должны равняться ценам на внешнем рынке – перечислил Михаил Ходорковский обстоятельства этого бреда. Платон Лебедев продолжил эту метафору насчет цен, он сказал, что почему-то никто не удивляется, что бананы у нас дороже, чем в Африке, а кофе дороже, чем в Бразилии, так что нефть в Амстердаме дороже, чем в России. Ходорковского и Лебедева как раз обвиняли в том, что они с помощью занижения цен уходили от налогов, но это было еще в прошлом, первом деле, а теперь те же самые эпизоды оказываются уже не уходом от налогов, а хищением той же самой нефти. Лебедев заявил, что ни место преступления, этого хищения, ни способы, то есть ответа на вопрос, каким образом нефть была похищена, в деле нет. «Мы непонятно чем занимались два года», - сказал он. Кроме самих осужденных выступили адвокаты Константин Ривкин и Алексей Мирошниченко со стороны Лебедева и Юрий Шмидт, Вадим Клювгант со стороны Ходорковского. У каждого, как оказалось, была своя роль. Если Константин Ривкин и Вадим Клювгант анализировали все противоречия, которые есть в деле, несостыковки, еще раз проговаривали все те вещи, которые звучали на протяжении двух лет, то Алексей Мирошниченко и Юрий Шмидт были более эмоциональны. Со Шмидтом даже у судьи вышел конфликт небольшой. Шмидт говорил о политической подоплеке этого дела. Еще раз он вернулся к тезису о круговой поруке, которая есть в судах. Судья постоянно призывал его вернуться к рассмотрению жалобы, но все-таки дал Юрию Шмидту договорить, все-таки такой уважаемый адвокат, величина в юридическом мире. Кстати, о судье хочу сказать. Судья Владимир Усов – достаточно известная персона, он вел достаточно серьезные дела, например, он оправдал - оправдательные приговоры с особым вниманием рассматривались перед сегодняшним заседанием – оправдал Япончика и чеченцев, которых обвиняли в убийстве Пола Хлебникова. Зато он осудил трех террористов, которые готовили взрывы в московском метро между Павелецкой и Автозаводской, осудил начальника безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина. После заседания адвокаты были немногословны, сказали, что идут в Европейский суд. Уже приговор вступил в силу, можно обращаться в Европу. Конечно, в Верховном суде тоже будут сегодняшнее решение оспаривать. Ну а вот прокурор Гульчахра Ибрагимова была более эмоциональна, остановилась еще раз на тех моментах этого дела, которые ей показались значимыми. Собственно, больше всего обидело и задело ее давление со стороны адвокатов и общественности, которое испытывали и судья Данилкин, и государственное обвинение.

Ибрагимова: Хотела бы отметить, что, как я уже сказала выше, о беспрецедентном давлении, оказанном на суд. Я и мои коллеги неоднократно обращали внимание суда на то, что защитники злоупотребляют своими процессуальными правами. Судья Данилкин, который как можно скорее хотел закончить процесс, проверить все обстоятельно, не предпринимал никаких мер. Как президент страны, так и премьер-министр никогда не давали оценку собранным по делу доказательствам по рассматриваемому делу, никогда не позволяли себе говорить о наказании. Поэтому говорить о каком-либо давлении со стороны руководящих лиц нашей страны оснований нет.

Васюнин: Как мы слышали, президент Медведев и премьер Владимир Путин на суд давления не оказывали. Ну а главные лоббисты в этом деле – адвокаты и общественность.

Казнин: Известно вам, что заведено уголовное дело по факту вашего интервью?

Васильева: Нет, неизвестно. Меня еще не оповещали.

Казнин: Скажите, а вы не жалеете о том, что во всю эту историю ввязались, о том, что свое выступление публичным сделали, и что теперь эти последствия наступают?

Васильева: Нет, не жалею.

Казнин: Адвокаты Ходорковского и Лебедева с вами в контакт вступают или вступали уже?

Васильева: Нет, не вступали и не вступают. Мы же не знакомы близко.

Изюмская: Скажите, а во время вашей работы в Хамовническом суде ходили слухи, что возможно против Ходорковского и Лебедева будет заведено третье уголовное дело. Действительно ли это так? Вы лично что-нибудь слышали об этом?

Васильева: Да, я слышала о том, что ведется расследование какое-то, но более точных каких-то сведений у меня нет.

Казнин: Также сегодня прокуроры заявили, что не исключают привлечения к ответственности адвокатов Ходорковского и Лебедева за некорректное поведение в суде. Вы как это прокомментируете?

Васильева: Я не нахожу некорректным поведение, поэтому я считаю, что это абсурдно.

Изюмская: Насколько я понимаю, заявления прокуроров, о котором сейчас сказал Дима, оно больше носило такой эмоциональный характер. То есть не то чтобы проводится какая-то доследственная проверка, или действительно они серьезно готовятся к тому, чтобы завести уголовное дело против адвокатов?

Васюнин: Гульчахра Ибрагимова сказала, что действительно в будущем необходимо привлекать адвокатов за давление на суд. В частности, лишать лицензии или даже преследовать в уголовном порядке. Но пока никаких конкретных решений, была какая-то нечеткая фраза, из которой нельзя сделать вывод, что конкретное дело есть. Поэтому пока рано, наверное, об этом говорить. Что касается второй части беседы с Натальей Васильевой по поводу дела, журналисты тоже спрашивали адвокатов, потому что неделю назад было подано заявление о возбуждении уголовного дела по факту интервью и всех фактов, которые вскрывались по ходу вынесения этого приговора. Там нарушение тайны совещательной комнаты, давление, даже, я так понимаю, адвокаты хотят привлечь и самого Данилкина, и тех, кто вмешался в осуществление правосудия.

Изюмская: И что говорят адвокаты?

Васюнин: Говорят, что пока никакой информации нет. Либо не хотят об этом говорить, либо просто действительно никаких результатов нет. Прошла неделя. Непонятно. Заявление, судя по их словам, принято, посмотрим, что дальше будет. А будет Верховный суд. Конечно, одно решение в пользу Михаила Ходорковского Верховный суд не так давно принял, а именно признал незаконным тот самый арест, за который Ходорковский год назад голодал, когда были приняты эти экономические поправки, а ему все равно продлили арест за экономические преступления, хоть он и находился уже за решеткой. Мосгорсуд оставил в силе арест, а Верховный суд его отменил. Возможно, здесь еще какая-то вероятность сохраняется того, что какое-то изменение после Верховного суда будет в этом приговоре. Что касается уголовного дела, будем следить.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия