Главный по плагиату Филиппов: с вашей помощью мы можем не только в грязи копаться, но и строить светлое будущее науки

Здесь и сейчас
15 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Министерство образования повышает рейтинг российских вузов нетрадиционным способом. На сайте Госзакупок объявили тендер на разработку альтернативного рейтинга университетов – чтобы хоть какой-нибудь вуз кроме МГУ в него вошел.

Стоимость работ оценивается в 25 миллионов рублей. Одновременно правительство озаботилось качеством кандидатов и докторов наук. Сегодня на сайте Белого дома объявили, что сократят число диссертационных советов – сразу в два раза.

Высшая аттестационная комиссия, которой нужно будет претворять все это в жизнь – с назначения нового главы Владимира Филиппова – зарекомендовала себя силовым ведомством. Об этом мы сегодня говорили с ним в его кабинете в РУДН – он по-прежнему остается его ректором.

Лобков: Владимир Михайлович, сегодня поступило сообщение на ленты агентств, что премьер Медведев распорядился начать интенсивную работу по сокращению количество диссертационных советов. Что это значит? Это значит, что будут специальные уполномоченные вузы, в которых можно будет защищать диссертацию, а всего многообразия не будет?

Филиппов: Поставлена задача не просто сокращения. Это называется оптимизация сети. Потому что можно сократить, оставить всю Сибирь без диссоветов, и все они будут в европейской части. Это сокращение. А вопрос оптимизации – это другое. И второе, это вопрос не только количественный, в большей степени, это вопрос качества организации работы диссоветов. Кто в диссоветы будет входить, какие требования, на базе каких организаций надо диссоветы создавать, какими новыми требования диссертацию защищать. Это намного более широкий вопрос работы диссоветов, чем просто уменьшить количественно.

Лобков: Вы чувствуете, что ВАК становится какого-то рода святой инквизицией, или наоборот, орудием, при помощи которого стороны сводят чисто политические счеты.

Филиппов: Пока о масштабах говорить очень сложно, потому что за последние полтора года мы только одиннадцать человек, и то в феврале этого года, лишили степени кандидата доктора наук, и больше никого не лишали за полтора года. Поэтому о массовости говорить…

Лобков: А будете лишать?

Филиппов: Это первое. Второе: на самом деле ВАК имеет право рассматривать  и лишать степени по диссертациям, которые были защищены не более трех лет назад. Все остальное мы не рассматриваем.

Лобков: Были предложения убрать срок давности.

Филиппов: Мы тоже вышли с предложением, в ближайшее время, думаем, постановлением правительства будет возвращен тот старый срок, который был много лет назад и в Советском союзе, и в новой России – это десять лет. Тогда посмотрим. Пока действует срок три года.

Лобков: Если отвлечься от плагиата, я читал пару работ, которые считаются заимствованными, честно говоря, если бы мне предложили, я бы не стал такое заимствовать, потому что это бред.

Филиппов: Я абсолютно согласен с вами, что в скором времени после этой войны с плагиатом, у нас люди научатся обходить систему «Антиплагиат», компьютерную программу. Будут грамотно делать так, что эту ссылку не найдешь. Грубо говоря, если украдено, то другими словами. На самом деле ключевой вопрос в работе ВАКа сейчас: как поставить новые препоны этим псевдодиссертациям с позиции актуальности темы для науки, новизны, что получено из результатов, доказательности, практической апробации.  Вот то, чем мы должны сейчас заниматься с тем, чтобы сказать, что диссертация актуальна, там новые проблемы вскрыты, решены такие-то задачи. Помимо «Антиплагиата», подчеркиваю, это самое сложное, самое главное. А это уже дело не бюрократии, это дело экспертных советов ВАКа. А кто в этих экспертных советах работает?

Лобков: И не будет ли там коррупционного механизма.

Филиппов: Как по лишенным 11 диссертациям. Там была схема, когда одни и те же люди были и в диссовете, и они же были в экспертном совете. Рука руку мыла. Чтобы этого не было, сейчас мы разрабатываем совершенно новые принципы, кто войдет в состав экспертного совета.

Лобков: Можно чуть-чуть поподробнее?

Филиппов: Премьер покритиковал нас, сказал, что сейчас даже на сайте ВАКа не найдешь, кто же входит в экспертные советы. Тайна за семью печатями. Мы сейчас хотим сделать, с одной стороны, достаточно высокие критерии к ученым, кто может быть в экспертных советах. Это первое. Второе – мы впервые начнем этим людям платить достойную заработную плату. Я вам сейчас скажу смешное. Сейчас зарплата эксперта в месяц составляет 1650 руб. и все. Это максимум. Вы думаете, он «за так» работает там? Получалось, что коррупционная основа была там заранее заложена. В-третьих, когда мы по этим критериям начнем формировать гласные экспертные советы, мы планируем это сделать уже до лета. Пожалуйста, уважаемые Академии Наук, ученые, если вы по этим критериям считаете себя достойными, вписывайте себя, мы на всю страну покажем, что вы хотите быть в экспертном совете по истории, праву, химии, и все страной вместе мы сформируем эти экспертные советы.

Лобков: Блогеры, которые начали разоблачения, это началось с совета выпускников Колмогоровского интерната, потом пошло дальше, сейчас есть блогеры, которые занимаются исключительно этим, ищут плагиаторов. Вы с ними каким-то образом сотрудничаете? Вы обязаны эти материалы рассматривать? Вы можете игнорировать те разоблачения, которые чуть ли не каждую неделю публикуются? Я имею в виду, последний был Астахов, до этого был Бурматов…

Филиппов: По положению мы обязаны рассматривать и лишать степени доктора или кандидата наук в пределах трех лет после защиты диссертации. Вот это мы рассматриваем. Сверх этого какие бы решения мы не принимали, они не имеют правовой силы, поэтому мы их не рассматриваем. ВАК как комиссия, которая работает при министерстве, при госоргане, конечно, обязан реагировать на официальное обращение к нам, когда к нам, за подписью кого-то, а не анонимным… Сейчас же пишут как? «Посмотрите диссертацию такого-то губернатора, я уверен, что он это не мог написать, ему написали». Ну, и что из этого? Вот когда нам присылают официальное заключение, что такие-то страницы полностью совпадают, тогда мы действуем по определенному механизму. Подчеркиваю, ВАК – это система ученых, которая выстраивает работу диссоветов, мы обязаны отправить эту работу в тот диссовет, в котором он защищался. Во-первых, чтобы самому диссовету потом было стыдно, если они это пропустили в свое время, во-вторых, они профессионалы, специалисты.

Лобков: После тех 11 человек, которых лишили степеней публично, это фактически гражданская казнь ученых, больше ничего не было. Такое ощущение, что была проведена некая акция устрашения, после этого ничего не было. Не бывает так, чтобы 11-ть, а потом – никого в течение полугода. Или вы прекратили этим заниматься, или вы нас ждет еще одна порция лишенцев?

Филиппов: Всех этих 11 человек мы лишили за другие, ни одного не лишили за плагиат, за списывание. Все были лишены за подделку документов. Мы сейчас запросили те журналы, пока не можем найти эти журналы, были ли опубликованы их работы или не были. Это с одной стороны. Чтобы продолжить линию, я как новый председатель ВАКа, одновременно я же директор РУДН еще, я в университете создал комиссию, чтобы посмотреть, нет ли таких же фактов у нас. Следующая диссертация будет по РУДН. Лишение степени кандидата наук, причем по инженерным наукам, не по гуманитарным. Мы нашли такую диссертацию в университете, которая совпадает с диссертацией другого аспиранта. Просто один научный руководитель, договорившись с аспирантами, одну диссертацию продал другому, и защитил ту же самую диссертацию. Мы не можем поймать за руку, но тексты совпадают у двух аспирантов. Поэтому мы научного руководителя лишили права быть научным руководителем, он с лета по окончанию учебного года будет уволен из университета, но я уже написал представление в ВАК, чтобы лишить степени кандидата наук.

Лобков: Самому себе?

Филиппов: Самому себе.

Лобков: Последний вопрос. Я тоже читал критику в ваш адрес, что ВАК – это орудие борьбы Ливанова с теми, кто не доволен его реформами. Не секрет, что реформами многие недовольны, в том числе в Академии Наук, в Госдуме.

Филиппов: Факты есть факты. Это упрямая вещь. Либо у тебя есть плагиат, заимствование, или его нет. Неважно, кто будет министром, но эта работа все равно продолжится, и никуда эти факты не скроешь. Блогерам платок на роток не накроешь. Они будут публиковать это все равно, поэтому вопрос намного серьезнее, чем какие-то взаимоотношения между Думой и министерством образования и науки, и Академией Наук. Я был зампредом ВАКа по техническим и физматнаукам. У нас абсолютное большинство диссертаций по математике, физике, химии, точным наукам очень хорошего уровня. За них нам не стыдно во всем мире. У нас накопились проблемы в области гуманитарных наук по диссертациям, экономических, юридических наук. Да, там проблемы, давайте по-честному говорить перед всем миром. Но давайте не говорить, что у нас все диссертации плохие. В том числе по математике, физике, химии. Это с одной стороны. С другой стороны, надо сейчас, чтобы весь мир увидел нашу тенденцию, что мы знаем свои проблемы и ошибки, и что новая система, которую мы сейчас создаем, будет очень высокого уровня, признаваема во всем мире. И я подчеркиваю как ректор РУДН, в котором обучаются студенты 140 стран мира ежегодно, я в этом заинтересован, в первую очередь. Иначе к нам, в нашу страну иностранцы не приедут учиться, если мы будем клеймить нашу систему или высшего образования, или систему кандидатов докторов и наук.

Лобков: Есть что-то, о чем я вас не спросил, а вам хотелось бы сказать? Какую-то новость, которую мы могли бы донести до наших зрителей?

Филиппов: Завтра на сайте министерства образования и науки будет впервые опубликована концепция модернизации системы аттестации научных кадров в Российской Федерации. Каким быть нашим кандидатам, докторам наук. Там очень много разных мер, поэтому если кто-то заинтересован, чтобы сделать лучше, пожалуйста, с предложениями можно обращаться в ВАК. С другой стороны, если кто-то хочет принять участие в самой работе ВАК, в новой структуре, все зависит от человека. Гласное формирование экспертных советов, принимайте участие, с вашей помощью мы не только будем в грязи копаться, но мы можем строить лучшее будущее нашей науки.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.