Глава ВЦИОМ Валерий Федоров: для второго тура Собянин должен допустить большую ошибку, а Навальный совершить подвиг

Здесь и сейчас
22 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Николай Левичев продолжает разоблачать избирательное подполье. Или то, что ему таким кажется. Сегодня по заявлению кандидата в мэры от «Справедливой России» пришли в типографию «МИД» – и на несколько часов остановили ее работу.

Именно там печатаются тенты для кубов Навального. И 90 процентов всей агитационной литературы коммуниста Ивана Мельникова. В КПРФ уже назвали визит в типографию срывом избирательной кампании.

Но куда более неприятная для штаба Навального новость пришла уже вечером – агентство «Прайм» – это экономическое подразделение РИА Новостей – опубликовало ответ на запрос в налоговые органы Черногории: Алексей Навальный действительно является соучредителем компании, зарегистрированной в их стране.

Напомним, в начале недели в российских блогах появилась информация о том, что на Навального зарегистрирована в Черногории фирма MRD Company, Сам Алексей Навальный это сразу опроверг в твиттере. А глава его предвыборного штаба Леонид Волков заявил, что реестр налоговой службы Черногории просто взломали хакеры и внесли туда фамилию Навального.

«Мы заявляем, что сайт центрального реестра коммерческих предприятий не был взломан и что, согласно нашим записям, Алексей Навальный был зарегистрирован как один из основателей MRD Company 20 ноября 2007 года», – говорится в заявлении налоговых органов. Ни на одном из черногорских информационных ресурсов никакой информации о фирме Навального нет, сам он пока не стал комментировать сообщение и предложил дождаться официальных пресс‑релизов.

Как такое могло случиться – объяснил в своем твиттере Леонид Волков:

‑ Алексей Навальный и Мария Гайдар никогда не подавали документов на регистрацию фирмы MRD Company. Фирма была зарегистрирована без их ведома;

‑ Из письма черногорской налоговой следует, что фирма никогда не вставала на налоговый учет (тем более не вела деятельности);

‑ В письме черногорской налоговой написано, что фирма попала к ним в базу в 2012 году при слиянии баз регистраторов;

‑ По черногорскому законодательству фирма должна была быть автоматически ликвидирована в 2008г, но по каким‑то причинам этого не случилось;

‑ Мы направили юристов в Черногорию для того, чтобы поднять регистрационное дело и установить, что там, черт возьми, за документы лежат.

Под вечер пришли и новые данные соцопросов от компании Comcon. Уже сейчас знают, за кого будут голосовать на выборах мэра, 60% москвичей. 62,5% поддержат Сергея Собянина. Это на один процент меньше, чем неделю назад. За Алексея Навального готовы отдать голос 20,3% – неделю назад было 19,9%. За Ивана Мельникова 8,0% (было 7,8). За Сергея Митрохина 5,0%, за Николая Левичева 2,4%, за Михаила Дегтярева – 1,8%.

Предвыборный расклад обсудили с нашим гостем – гендиректором ВЦИОМ Валерием Федоровым.

Кремер: Насколько данные «Комкона» отличаются ваших?

Зыгарь: Компании, которую не принято было до сих пор считать частью большой социологической тройки, а именно в эту кампанию она впервые заявила о себе, как о компании, которая ведет политические подсчеты. Как вы оцениваете их методы и их цифры?

Федоров: Насколько я знаю, они проводят телефонный опрос. Это не специализированный политический опрос. Дело в том, что они специализируются на маркетинговых исследованиях  и делают это в больших объемах, профессионально, регулярно. К большому скорому поезду, который у них выходит каждую неделю, они прицепляют вагончик в виде нескольких вопросов, касающихся политических ориентаций москвичей. В принципе, это допустимо, возможно, хотя  и не рекомендуется.

Кремер: Не рекомендуется, потому что менее достоверно?

Федоров: Потому что не рекомендуется смешивать в одной анкете вопросы политические и маркетинговые. Это допустимо, но не рекомендуется. Там есть целый ряд объяснений, они довольно сложные методически. В любом случае твердого запрета нет. Если говорить о том, насколько эти данные совпадают или близки, или далеки от  наших данных, потому что мы тоже интенсивно мониторим эту кампанию, каждую неделю проводим опрос, телефонный опрос, но при этом только политический опрос. Мы не спрашиваем людей, покупают ли они порошок или памперсы и какие, или зеленый горошек, мы задаем немного вопросов, примерно 20 с небольшим, ровно по политическим событиям. Совпадает, по сути, только одна цифра – рейтинг голосования за Сергея Собянина. Вы сказали, что сейчас около 62% у «Комкона».

Кремер: 62,5%.

Федоров: У нас в последнем опросе было 60%.

Зыгарь: Это когда было?

Федоров: 8-10 августа. Следующий сейчас  идет, ко вторнику будут результаты, предадим их гласности. Все остальные цифры у нас существенно меньше. Если  Навальный у «Комкона» - 20%, у нас – 10%. Мельников у нас – 4%, Митрохин – 2%, Дегтярев и Левичев – по 1%.

Кремер: При этом порядок кандидатов такой же?

Федоров: Абсолютно.

Зыгарь: Порядок такой же, но все цифры в два раза меньше.

Федоров: Больше затруднившихся ответить.

Кремер: Как я понимаю, «Комкон» старается опрашивать только тех, кто принял решение идти на выборы. Насколько это связано с этим?

Федоров: Они всех опрашивают, но потом идет пересчет. Они отбрасывают тех, кто не принял. Конечно, мы тоже задаем вопросы всем, но те цифры, которые я вам назвал, пересчитаны только от тех, кто намерен принять участие в выборах.

Зыгарь: В чем может быть причина такой существенной разницы?

Федоров: Много причин, в основном методические. И вопросы немножко по-разному формулируются, и опросы у них проходят в течение пяти дней, у нас двух дней.

Кремер: Как формулируется вопрос у вас?

Федоров: Представим, что выборы мэра Москвы состоятся в ближайшее воскресенье. За кого из кандидатов вы бы, скорее всего, проголосовали?

Кремер: Вы даете варианты?

Федоров: Конечно. Это же имитация избирательного бюллетеня, где будет пять фамилий.

Зыгарь: В каком порядке вы их сообщаете?

Федоров: В порядке алфавитном, потому что пока неясно, в каком они будут в бюллетене.

Зыгарь: На всякий случай я напомню зрителям, что в соответствии с алфавитным порядком Сергей Собянин последний.

Федоров: Да.

Кремер: Насколько это может повлиять на результат?

Федоров: Может.

Зыгарь: Особенно если это телефонный опрос, как говорил Штирлиц, запоминается последнее.

Федоров: Думаю, что здесь не больше пары процентов. Конечно, это может повлиять на позицию Собянина, но повлиять серьезно на позицию остальных – вряд ли.

Зыгарь: Кстати, Алексей Навальный предпоследний тоже в соответствии с тем же алфавитным порядком.

Федоров: Поэтому главное отличие – то, что у нас больше тех, кто пока не определился. Порядка 20%. Это очень значимая величина. Осталась пара недель, время, когда на муниципальных и региональных выборах избиратели осознают себя гражданами, понимают, что им надо скоро прийти и проголосовать, и принимают для себя решение. От того, как симпатии этих людей, каждого пятого, распределятся, будет зависеть окончательные результаты. Мы не можем точно сказать, как они проголосуют. Но можем предположить. Потому что даже если эти люди пока не сказали нам, за кого они будут голосовать, мы задали много косвенных вопросов. Например, кого из кандидатов они знают, к кому они относятся с доверием – недоверием, за кого они допускают для себя возможность голосовать, за кого нет. Поэтому мы можем спрогнозировать их голосование. Правда, это прогноз на сегодняшний день.

Зыгарь: И каков этот прогноз?

Федоров: Сергей Собянин – около 67%.

Зыгарь: Он набирает за счет неопределившихся?

Федоров: Алексей Навальный – около 13%. Иван Мельников – около 6,5%. Сергей Митрохин – чуть больше 5%, Михаил Дегтярев и Николай Левичев – по 3 с небольшим процента. Явка ожидается на уровне пока 48%. Это прогноз, сделанный на материалах того опроса, о котором мы с вами говорили. По материалам следующего опроса мы тоже сделаем прогноз, думаю, во вторник его обнародуем.

Кремер: Вы же звоните на домашние телефоны.

Федоров: Не только.

Зыгарь: На мобильные тоже?

Федоров: Да, в окончательном варианте примерно половина, каждый второй,- домашний и половина – мобильный.

Зыгарь: Я не большой знаток в психологии, но мне кажется, что психология наших граждан такова, что если им звонят и спрашивают, за кого они будут голосовать, они с большей долей вероятности скажут, что они голосуют за действующую власть, потому что вдруг это как-то против них будет использоваться на работе или....

Кремер: Просто в нашей стране это воспринимается как правильный ответ.

Зыгарь: Или потом придет управдом, перекроет газ…

Федоров: Явление, о котором вы говорите, - даже не столько страх, что придет ФСБ и так далее и начнет тебя прессовать. Это, скорее, социально одобряемые ответы. Принято отвечать так, отвечают так. На Украине, когда опросы проводишь на западе, мало людей говорят, что будут голосовать за кандидата из Донецка, а на востоке, соответственно, мало говорят, что будут голосовать за Тимошенко. А когда проходят выборы, выясняется, что на западе доля тех, кто проголосовал за донецкого выше, чем по опросам, на востоке доля тех, кто проголосовал, условно, за Тимошенко, выше чем по опросам. Почему? Потому что людям сложно сказать. Есть такое коллективное давление. Что является социально одобряемым ответом сегодня в Москве? Голосование за кого – за Собянина или за Навального?

Зыгарь: Вы думаете за Навального?

Федоров: За Навального точно не является. Но мне кажется, что какого-то психологического давления, ощущения, что на тебя не так посмотрят люди, соседи, сослуживцы, члены семьи, если скажешь, что проголосуешь не за Собянина, такого явления нет. Все-таки Москва – самый глобализированный город, самый свободный. Если тебя уволят, положим, даже из-за политических убеждений, ты без проблем найдешь себе работу в отличие от того, что происходит в малом городе или на себе, где если поссоришься с начальником, то действительно волчий билет. Поэтому я бы этот фактор если не исключил, то он очень невелик.

Кремер: Кто является заказчиком исследований, которые вы делаете каждую неделю?

Федоров: Ни один из штабов точно не является заказчиком этих исследований.

Кремер: Это не ответ. А кто является заказчиком?

Федоров: Считайте, что заказчиком являемся мы.

Кремер: Что значит «считайте»?

Зыгарь: Это не очень точный ответ все-таки.

Кремер: Можно чуть точнее, потому что вы же делаете исследования на какие-то средства, которые вы откуда-то берете, и кто-то вам эти исследования заказывает. Поэтому мой вопрос: кто вам деньги на исследования дал?

Федоров: На эти конкретно исследования, потому что это телефонный опрос по небольшой анкете, деньги не очень большие требуются, мы их изыскиваем из собственных средств.

Зыгарь: А на другие исследования вам дает деньги кто?

Федоров: Зависит. Если это исследование товарных знаков, то дают деньги владельцы товарных знаков. Если это исследование предвыборной ситуации в каком-то из регионов России (сейчас пройдут выборы в законодательные собрания в ряде регионов), то одна из партий, как правило.            

Кремер: Одна. И одна и та же ведь?

Федоров: Чаще всего одна и та же.

Кремер: Я руководствуюсь цитатой из вашего недавнего интервью, в котором вы говорите, что ваш основной заказчик – Кремль и «Единая Россия». При этом вы также говорили, что испытываете некоторое недоверие со стороны заказчика, потому что варианты слишком приятные для вашего заказчика, видимо, для «Единой России» или для Кремля.

Федоров: Если цифры слишком благоприятны для заказчика, а заказчики – это политики, люди, тертые калачи – то, конечно, они стараются все это проверить-перепроверить по нескольку раз. Поэтому и Кремль, и «Единая Россия», как правило, заказывают не одной службе исследования, а нескольким. И нашим коллегам из Фонда «Общественное мнение», иногда заказывают «Левада-центу», хотя не так часто. Есть и так называемые социологи в погонах, которые тоже проводят свои исследования. Это право заказчика. Если ему нужна двойная-тройная уверенность, и у него есть на это средства, почему бы и нет.

Зыгарь: Хотелось бы по поводу слухов и странных прогнозов поговорить. Я проверю слухи сегодня. В штабах кандидатов, особенно в штабе Навального, часто говорят, что весьма вероятна возможность второго тура. Насколько вам кажется это вероятно, каков может быть сценарий? Что должно случиться, чтобы второй тур состоялся?

Федоров: Должно совпасть два крупных обстоятельства. Первое – Собянин должен сделать какую-то очень крупную ошибку и потерять минимум каждого пятого из своих сторонников. А Навальный должен совершить какой-то подвиг и резко рвануть вперед, примерно удвоив свою электоральную базу. В политике даже один день – большой промежуток времени, даже за один день может многое произойти, а у нас еще этих дней немало, но пока я сомневаюсь, что эти два события совпадут. Поэтому мой прогноз, что второго тура все-таки не будет.

Зыгарь: Вы сейчас сами сказали про Навального. Вы уверены, что если второй тур будет, то в нем окажутся Собянин и Навальный?

Федоров: Сейчас, конечно, много есть размышлений на тему Ивана Мельникова. Я сам ожидал в начале кампании, что Мельников поведет свою кампанию более активно, интенсивно. Он все-таки человек в Москве более-менее известный, у него есть целевая аудитория, он сам из университетской среды, профессор, тем более на фоне скандала с Академией Наук, вроде бы есть на чем играть. Но пока мы этого не видим. Если он и укрепляет свои позиции, то очень медленно, и времени для того, чтобы добежать до Навального, ему может не хватить. Хотя сюрпризы бывают разные. Известно, что коммунистический электорат несколько хуже ловится стандартными опросами, чем электораты всех других.

Зыгарь: В последнее время очень много говорят, что для того, чтобы власти нанести сокрушительный удар по Навальному, нужно, чтобы он занял третье место. Если на втором месте окажется Мельников, а Навальный  будет не вторым, а третьим, это будет позор и провал.

Федоров: Может быть. Надо этот вопрос все-таки власти адресовать. Власть у нас разная, есть московская, есть федеральная. Может, у разных властей разные расчеты и ставки. Мне кажется, главное – тот разрыв, та дистанция, которая будет между победителем выборов и кандидата №2. Если она будет трехкратная, а пока наши прогнозы показывают, что все близко к тому, чего уж!

Зыгарь: Ваш прогноз показывает, что она 6-кратная.

Федоров: Не 6-кратная. 67% у одного и 13% у другого. Это 4-кратная с небольшим. Но это прогноз на момент проведения опроса. Все-таки последние две недели проведения избирательной кампании – это ключевое время. У нас до этого почти на протяжении 1,5 месяцев рейтинги никак не двигались. Политики выступают, дебаты идут, расклеивается агитационная продукция, а люди никак не реагируют. Это должно измениться в какой-то степени. За последние две недели должно что-то произойти. Но будут ли изменения настолько резкими, опрокинут ли они сложившийся сценарий или нет, я сомневаюсь. Хотя какие-то подвижки обязательно будут. Поэтому я не буду подписываться, что 67% и 14%. Я думаю, результат будет другой, а какой – предскажем ближе к выборам.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.