Глава Росрыболовства еще летом не исключал, что у него найдут пакетик с героином

Здесь и сейчас
15 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Уголовное дело по факту служебного подлога, возбужденное против главы Федерального агентства по рыболовству Андрея Крайнего, мы обсудили с руководителем центра общественных связей Федерального агентства по рыболовству Александром Савельевым.

 Макеева: Александр, а вы действительно от журналистов узнали об уголовном деле?

Савельев: Наша история – какой-то сущий пустяк по сравнению с космическими событиями, которые происходят вокруг нас. Сотни американских чиновников подозреваются в нечистоплотности, но что это такое по сравнению со Вселенной? Ощущаешь себя песчинкой в этом мире.

Макеева: Начальник ваш вернулся сегодня из Марокко. Что сказал?

Савельев: Усталый, не выспавшийся, и из сообщений «Интерфакса» узнал о тех претензиях, которые ему собирается предъявить Следственный комитет. Мы помним этот случай, несмотря на то, что он уже два года назад был. На первый взгляд понятно, почему на это обратили внимание следователи. Потому что приказ об увольнении 23-го был подписан, а 25-го его в Санкт-Петербурге задержали за получение взятки. По времени приближены события. Непонятно, почему два года спустя на это внимание обратили. Это первое. Второе: все бы ничего, если бы этому  не предшествовало 8-месячное расследование в северо-западном управлении. Крайний на оперативных совещаниях еще тогда, в апреле, говорил о том, что есть претензии к управлению и его руководителю, и его собираются уволить. Больше того, есть приказ, я его специально захватил с собой. В течение этого разбирательства была куча запросов и в правоохранительные органы в отношении Муравьева, и в налоговые – были предположения, что он схимичил со своим дипломом, что не все указал в декларации. Это расследование привело к этому решению – чтобы его уволить. 13 мая его отстранили от должности. Даже если предположить, что Крайний сделал что-то накануне. Но накануне за 8 месяцев – это, согласитесь, надо быть святым, чтобы таким провисом оказаться.

Макеева: Андрею Крайнему достаточно прийти с оригиналом приказа в Следственный комитет, чтобы уголовное дело было прекращено? Почему следователи так поспешили? Почему сразу завели уголовное дело и не обратились к вам с запросом?

Савельев: А как вы считаете, почему у нас до сих пор «царицей» доказательства является признание?

Казнин: В сравнении с многомиллионными взятками увольнение задним числом кажется мелочью. А зачем? У вас есть ответ? Почему это случилось? Может, есть враги у господина Крайнего?

Савельев: Подчеркну, что целый комплекс документов, начиная с 8-месячной проверки – акты, запросы, приказы, в том числе от отстранения от должности 13 мая, свидетельствует о том, что это не произошло вдруг. И тем более, накануне его задержания. Это была систематическая целенаправленная работа огромного числа сотрудников. Это была внутренняя проверка, которая длилась 8 месяцев. Поэтому то, что они совпали по дате, это чистое совпадение. Что касается предположений, это относится к области конспирологий.  Не строим никаких предположений, мы убеждены, что следователи, получив все документы и внимательно с ними познакомившись, получат исчерпывающую доказательную информацию о последовательности событий, и на этом мы попрощаемся. А что касается предположений и так далее – все, что угодно. Я вспоминаю пресс-конференцию Крайнего, которая состоялась в «РИА-Новости» 5 июля, если посмотрите внимательно, особенно с 50-десятой минуты, у вас будет целый простор для всяких предположений.

Макеева: А что там перечисляется? Имена врагов?

Савельев: Этому предшествовала огромная борьба с браконьерством на Дальнем востоке. Чтобы вы понимали масштабы этого браконьерства, четыре года назад он оценивался в 3-3,5 млрд. долларов. Поэтому Крайний еще летом предупредил, что не удивится, если ему подкинут пакетик с героином.

Макеева: Как в воду смотрел.

Савельев: Сглазил.

Макеева: Ведомство ждет извинений от Следственного комитета?

Савельев: Это не отношения, которые складываются между любовниками. Просто я убежден, что там работают квалифицированные люди, которые, познакомившись с документами, сделают квалифицированный вывод. В любом правовом государстве, чтобы установить истину, это нормально возбудить уголовное дело, в рамках уголовного дела затребовать все документы, провести комплекс следственных мероприятий, установить истину, передать эти документы в суд, и только суд после разбирательства праве сказать, виновен человек или не виновен. Мы убеждены, что не виновен. У нас есть и документы, и свидетельства о том, что этому событию предшествовало.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.