«Обыски у главы ФТС не могут быть без ведома первого лица».

Заместитель главного редактора «Фонтанки» Евгений Вышенков о том, как Андрей Бельянинов связан с делом о контрабанде
Здесь и сейчас
16:58, 26 июля
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Во вторник, 26 июля Следственный комитет провел обыски в кабинете главы ФТС Андрея Бельянинова. Обыски также прошли в его квартире. Об этом сообщил официальный представитель СК Владимир Маркин. Следственные действия проводятся в рамках расследования уголовного дела в отношении петербургского бизнесмена Дмитрия Михальченко по статье за контрабанду алкогольной продукции.

О том, почему дело о контрабанде вызвало такие последствия, и как глава ФТС связан с Владимиром Путиным, мы спросили у заместителя главного редактора интернет-издания «Фонтанка.Ру​» Евгения Вышенкова. 

Продолжение: Глава Федеральной таможенной службы Андрей Бельянинов написал заявление об увольнении

Тагаева: Расскажите, а с чего все началось-то? Я так понимаю, что уже с тех пор, как была найдена контрабанда на границе в Ленинградской области, прошла целая череда отставок и каких-то обысков.

Вышенков: Смотрите, мы сейчас какую-то окрошку сделаем и все новости с Гугла будем в эту корзину. Давайте забудем о череде отставок, запутаемся, это удел политологов, они умнее. Итак, помимо Михальченко, которого, разумеется, выносят все в заголовок, там есть еще много ключевых ребят. В данном случае непосредственно перевозила контрабанду структура такого руководителя таможенного оператора Киндзерского. И если то, что сегодня происходит, действительно в рамках дела Михальченко, то это не связано с ним. То есть в заголовке Михальченко оставляем, а из процесса убираем.

Итак, Киндзерский где-то месяца полтора назад пошел на сделку со следствием, мы понимаем, что это такое. Это называется: «Ребят, я вам все буду рассказывать, главное, чтобы я оказался на свободе». И один из вопросов, который ему был задан, это: «Скажи, пожалуйста, — я так перевожу это на обывательский язык, — твоя компания «Контрейл» была уполномоченным оператором». Для тех, кто не понимает, очень кратко. Уполномоченный — это человек, это компания, которой верят и которая в отличие от других игроков подает таможенные декларации раз в месяц скопом, уже тогда, когда грузы находятся на складе. Это называется ты самый лучший и самый прозрачный.

И я думаю, что он рассказал, что не просто так это было, что навряд ли Бельянинов и Киндзерский сидели в кафе или что-то такое, чертили на салфетке, это все удел сериалов. Но давать такой статус — это нужно перо главы ФТС, а между ним и между Киндзерским, разумеется, есть люди, которые помогают этой процедуре, назовем это так. И после этого, как правило, государственные чиновники становятся соучредителями, наверное, этого бизнеса. Поэтому то, что начало происходить сегодня — это как раз разбирательство по этой линии, и здесь почему «Контрейл» стал уполномоченным, что это за деньги, почему так сильно развивался у него бизнес? Здесь Михальченко нет.

Тагаева: Понятно. Я правильно понимаю, что сейчас, скорее всего, уже идет речь о ближайшей отставке главы Федеральной таможенной службы?

Вышенков: Нет, это... Знаете, мы начинаем говорить какие-то фразы и сами в них верим. Такая речь может быть только, наверное, в кабинете у Владимира Владимировича Путина, но нам не слышно, при всем уважении к источникам. Я бы здесь так сказал, что ни для кого не секрет, что взлет Андрея Бельянинова начался как раз с приходом Владимира Путина, потому что когда-то давным-давно в конце 1980-х они служили в Дрездене в первом главном управлении КГБ, служба внешней разведки. И с 2000 года он стал крупным чиновником федеральным, оборонэкспорт и т.д., и с 2006 года он занимается таможней — это факт абсолютно. То есть мы можем смело говорить о том, что это ближайшее светлое прошлое нашего лидера. И приход к нему в кабинет, все говорят об обыске, хотя это немножко некорректно, это выемки, по большому счету, так же неприятно, он не может быть без ведома первого лица. Вывод: первое лицо упраздняет статус ближайшего друга. А дальше отставка или еще что-то, только на сайтах нам это расскажут правительства. Все остальное — это говорили.

Тагаева: Но ваше мнение, почему дело о контрабанде вызвало такие серьезные последствия? У кого это вызвало в первую очередь раздражение? Почему?

Вышенков: Смотрите, я вам сейчас расскажу, я работал в погонах, и на моем столе лежали дела, разумеется, не такого уровня, но методологично все верно. По закону все процессуально независимые, но мы знаем, что живем так, как живем. Поэтому когда что-то начинается, то всегда есть уровень компетенции. Следователь работает и выходит на некий уровень, и здесь подключается его руководство, называется, дальше идем или дальше не идем, какая разница, кого это касается: чиновников Волгограда, я прошу прощения, что город упомянул, либо какого-то Министерства транспорта уровень? Поэтому здесь можно констатировать, что есть показания, есть доказательства, раз есть, а дальше Следственный комитет и в первую очередь оперативное сопровождение — это главное управление собственной безопасности ФСБ — докладывает: «Ребят, мы выходим на другой уровень, на другую высоту. Мы дальше идем, и дальше идет санкция Бортникову, больше некому, и идем». Вот они идут.

Тагаева: Тем не менее, упомянутые вами политологи говорят о том, что то, что происходит, это происходит в рамках борьбы силовиков. Вы-то как на эту ситуацию смотрите?

Вышенков: Я на это смотрю так: я человек рабочий, я производственник, поэтому для меня важны новости, какие-то точности, абсолютная логика. А есть такая профессия как политолог, это к ним, ребят, они такие умные.

Тагаева: Понятно. Спасибо большое за разъяснение.  

Фото: РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.