Фридман и еще 11 олигархов совершили паломничество в пустыне

Здесь и сейчас
9 апреля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
3 дня вместо сорока лет. Бизнесмены из России совершили пасхальное путешествие по пустыне Арава, повторяя выход народа Израиля из Египта.
Питались участники похода лишь мацой, ночевали в палатках и проходили не менее 35-ти километров ежедневно. А среди тех, к то принял участие в путешествии - глава "Альфа банка" Михаил Фридман, бизнесмены Андрей Раппопорт и Борис Белоцерковский, а также председатель совета директоров финансовой корпорации "Открытие" Борис Минц.
Организатором путешествия выступил Российский еврейский конгресс. Его президент Юрий Каннер рассказал об этом паломничестве.

Каннер: Вы чуть-чуть преувеличили расстояние, 35 километров – это примерно то, что профессионалы проходят, - караван с верблюдами, груженный, проходит; идут они не останавливаясь. Вот в этой ситуации они проходят 35 км в день.

Мы проходили в день самое большое – чуть больше половины этого пути, километров 20, когда мы уже разошлись, но еще не очень устали, не стоптали ноги, и мы 20 км прошли часов за 7 с половиной.

У нас, во-первых, появилось много слухов, что там у нас охрана, джипы, - ничего этого не было. Мы шли, с нами было 4 верблюда, 4 погонщика верблюдов и один парень, который нас вел, больше с нами никого не было.

Второе, что вы не правы – конечно, мы не только мацой питались. Во-первых, мацу надо есть только когда Пасха начинается, это вот сейчас, в эту неделю. А мы шли до праздника, поэтому у нас была обычная еда, то, что едят в пустыне: завтрак - обычный чай и что-то сухое, такой же обед, примерно часа 2, 2 с половиной, в самую жару, мы останавливались на дневку, потом ребята эти, которые нас сопровождали, - такой котел, они его переворачивают вверх дном и на нем пекут хлеб, ну такой типа мацы, то есть, это было; ну и были сухофрукты, - то, что можно вести в эту жару.

Казнин: Не голодали, понятно.

Каннер: Нет, не волнуйтесь.

Казнин: Это символическое путешествие, получается, или, все-таки, тяжело было?

Каннер: А вы знаете, было тяжело, конечно. В чем была сложность: во-первых, мы привыкли, что пустыня – это песок, а там пустыня каменистая. Потом пустыня, там такая очень пересеченная местность, прямо холмы, и местами мы не могли, ну, еще там, где человек спустится, не везде верблюд спустится, то есть, мы должны были, все-таки, обходить это.

Потом - очень тяжело в жару, там местами есть пустыня черная, камень – совершенно черного цвета, как уголь. Когда она раскаленная - было, конечно, жарко. И потом у нас больше всего страдали ноги.

Казнин: Ваши же спутники привыкли на автомобилях передвигаться?

Каннер: Там народ достаточно подготовленный был, проблема – в ногах.

Арно: А как давно вы запланировали это путешествие, и собираетесь ли вы его еще повторить?

Каннер: Всем страшно понравилось, нас было ровно 12 человек, как 12 колен Израилевых; израильтяне – еще 3 человека нас сопровождало, но нас было 12 человек, и всем очень понравилось.

Это путешествие – многоплановое, я привожу пример, как можно с капусты снимать лист за листом. Во-первых, это мужское такое дело – себя попробовать, раз. Потом разговоры, разные споры, хотя мы не очень подготовленные, не очень знающие традицию еврейскую, но очень вокруг этого было много споров и много, как мы поняли, что мы можем друг друга чему-то научить и дополнить. Потом мы вместе пекли мацу, это тоже у нас была такая традиция, мы никогда этого не делали.

Так вот несмотря на то, что мы имели какую-то возможность все, но ни у кого раньше не дошло до того, что, все-таки, отпраздновать Пасху в Иерусалиме, это впервые для нас всех. Мы все сели за пасхальный стол и отметили все это дело.

Казнин: А неужели не было такого, чтобы все скатывалось к бизнес-разговорам, о делах, о Москве, все-таки, люди собрались определенные.

Каннер: Пока мы шли, люди разбивались на 2-3 человека, и там, бывало, чего-то обсуждали.

Так что, всем дико понравилось, и мы договорились постараться это сделать традицией.

Казнин: А расширять будете компанию?

Арно: Многие, наверное, захотели поехать в следующем году?

Каннер: Я не думаю, не знаю, потому что это, действительно, не очень простое дело. Третий день, у нас скорость была меньше, потому что у многих были ноги… Мы кроссовки – не очень хорошо, в кроссовках на камнях… Потом колючки – пробивает кроссовки.

Колючка – такая простая, вроде, травка, она пробивает и ранит людей ноги. И самое слабое место оказалось - ноги.

Казнин: Были раны?

Каннер: Да, стерты были ноги, сбиты, да.

Арно: А сколько пешком проходили часов в день?

Каннер: Первый день мы начали с 2-х часов, и мы шли до 6-ти, 4 часа; второй день мы шли, мы начинали в 8, мы шли 4 с половиной часа, в полпервого мы останавливались на дневку, самое лучшее – это в пещере, потому что в пещере прохладно, очень хорошо. Мы там 2-2,5 часа отдыхали, и еще 3 часа шли. То есть, примерно 7 с половиной часов шли второй день; третий день мы 7 часов шли, очень хорошо.

Но вода. Каждый час мы останавливались минут на 5-10, чтобы подождать, потому что мы растягивали, все-таки, - у кого ноги стерты чуть-чуть отставали, потом мы останавливались, ждали всех, воду пили. Потому что, вроде, жажду не чувствуешь, но надо литр воды примерно в час выпивать. Воду кто-то нес с собой, что-то нужное, вода с верблюдами была тоже. Поэтому мы воды попили.

Казнин: Будете продолжать?

Каннер: Постараемся. Тяжелее всего что передать? Чувства. Потому что все можно рассказать – луна, звезды, небо, на костре все это готовится. Но у нас вообще в русской традиции мы с пустыней же очень мало соприкасаемся. Это такой очень живой мир, там живут какие-то зайцы пустынные, есть козы дикие.

Казнин: А люди вам встречались?

Каннер: Один раз встретилось 3 человека на тропе, то есть, мы шли иногда прихватывая тропу, и на тропе нам встретилось 3 человека – туристы, тоже такие же как мы, они шли нам навстречу.

Казнин: И конечный пункт?

Каннер: Мы шли вдоль Мертвого моря, с израильского берега километров, может быть, 10 от берега, и мы примерно дошли, может быть, до Кумрана не дошли немножко. Вот в этом районе мы прошлись. Очень всем понравилось.

Это ж рабочие дни были, поэтому кое-кто тяжело было оторваться, но связь не везде. Связь была обычно только на высоких холмах. Они старались сделать ночевку в том месте, где связь работает.

Казнин: Это все между собой дружные люди были? Или кто-то, например, познакомился там?

Каннер: У нас был основной костяк – это члены российско-еврейского конгресса, те, которые знают друг друга давно, допустим, Фридман и Раппопорт – они основатели, и они работали вместе, они знают друг друга 25 лет. Но в то же время были ребята, был парень у нас из Ульяновска – Давидзон Валера, знало его, может, только 2 человека, он там возглавляет Совет попечителей молодежного конгресса, и я его пригласил тоже.

Особенно через день все не то что подружились, но общались очень заинтересованно, потому что люди очень разные, и было очень много открытий, то есть, люди открылись с неожиданной стороны. Время есть поболтать, мы идем – разговариваем на дневке, потом там же никуда не уйдешь – дальше уже солнце, там жара, там не пойдешь. И также точно на ночевках – и времени нет уйти, потому что мы пришли, переоделись, умылись, ужин, разговор, спать, подъем в 6 часов. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.