Экономист Буклемишев о том, как далеко мы от «мусорных» рейтингов и что с нами тогда произойдет

Здесь и сейчас
10 января 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Российские финансовые рейтинги все ближе к «мусорным» уровням. Международное рейтинговое агентство Fitch понизило оценку России с ВВВ до ВВВ-. Прогноз по рейтингу оставлен негативным, что означает возможное дальнейшее снижение оценки.

Свое решение Fitch объяснило падением цены нефти и курса рубля, а также ростом ключевой ставки ЦБ до 17%. По оценке агентства, спад экономики России в этом году составит 4%, вместо ранее ожидавшихся полутора. При этом рост возобновится не раньше 2017 года. Инфляция в этом году составит 8,5%, считают в Fitch. В Москве понижение российского рейтинга агентством Fitch назвали политически ангажированным, передаёт ТАСС. Впрочем, это не совсем официальная реакция. По мнению неназванного правительственного эксперта, понижение России в рейтинге является «непартнёрским, экономически абсолютно немотивированным». Уровень, выставленный Fitch – это последняя ступень рейтингов инвестиционного уровня. На этом же пороге остановились рейтинги от двух других ведущих агентства – Moody's и Standard & Poor's.  Если последует дальнейшее понижение, то рейтинг перейдет в разряд так называемых «мусорных», что спровоцируют массовую продажу российских ценных бумаг и дальнейшее ослабление рубля.

Эту новость Мария Макеева обсудила с Олегом Буклемишевым, экономистом, директором Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ.

Макеева: Как вы оцениваете эти новости? О том, что будет, если рейтинг перейдет в разряд мусорных мы, наверное, сейчас говорить не будем. Почему понижение рейтинга – это плохо для российской экономики, но все-таки недостаточно плохо для того, чтобы последовали официальные комментарии, пусть и с обвинением в политической ангажированности? Что грозит российской экономике на этом уровне такого неприятного единодушия международных рейтинговых агентств?

Буклемишев: Единодушия тут нет, а вот сегодняшнее решение, оно в каком-то смысле прецедентно, поскольку, это первое решение, которое вешает нас над порожком инвестиционного рейтинга, и, действительно, еще один шаг, и мы свалимся туда, и здесь выставлен негативный прогноз. Самое неприятное здесь, что это означает, агентство видит более вероятным наше дальнейшее падение, нежели рост рейтинга. Почему это не так больно – ровно потому, что российские компании…

Что такое рейтинг? Рейтинг – это оценка кредитоспособности российского государства и верхний потолок кредитоспособности всех российских компаний, банков и прочих заемщиков. У нас сейчас мало кто может за рубежом заимствовать – наши компании, банки. Именно поэтому для них это не ощутимо, потому что повысится доходность их ценных бумаг на мировым рынке. Поскольку рынки сейчас для нас закрыты в связи с санкциями и опасениями иностранных инвесторов, так вот это непосредственно сильно больно не будет. Но это очередной сигнальчик.

Макеева: Вы говорите, что единодушия нет, но ведь в движении в сторону мусорного рейтинга остановились все агентства, как я понимаю, ведущие: Moody's, Stadnard&Poors, Fitch? Разве это не единодушная оценка?

Буклемишев: Ну, у Fitch, на сегодняшний день, самый негативный сигнал. В свое время, когда мы работали с Fitch, в 90-х годах начинали с ним работать, у них был более мягкий подход к российским рейтингам. Сегодня, как видите, они опережают и Moody's, и Stadnard&Poors.

Макеева: Министр экономического развития Алексей Улюкаев так комментировал эту возможность, это было поздней осенью: «Что такое рейтинги рейтинговых агентств – это рейтинг долгосрочной платежеспособности, кредитоспособности, попросту говоря, это означает уверенность в том, что мы в состоянии погасить наш внешний долго». При этом сам же он говорил, что на сегодняшний день внешний долго страны – менее 3% ВВП, весь госдолг – 11% ВВП, один из самых низких в мире. При желании такой долго можно погасить за один год. Что сейчас получается? Рейтинговые агентства сейчас сомневаются в том, что мы можем погасить свой внешний долг и так ли это на самом деле? Или это какая-то другого рода оценка?

Буклемишев: Рейтинговые агентства, я думаю, пока еще не сомневаются, что мы способны погашать внешний долг, но оценка этого меняется в сторону негативного. Вы назвали совершенно правильно те причины, которые рейтинговое агентство указало, она так же указывает на то, что в связи с оттоком капитала быстрым, в связи с утратой резервов Центральным банком гораздо более быстрым, чем они ожидали, они и провели эти рейтинговые действия, то есть снизили нам рейтинг. Ситуация еще не катастрофическая, но они отмечают, что она ухудшается.

Макеева: Андрей Мовчан говорит, что у нас экономика не нестабильная, а слабая, но устойчивая. Насколько, вы считаете, действительно, обоснованы подозрения в том, что еще немного, и мы не будем в состоянии гасить внешние долги? Тот же Улюкаев говорит, что дальнейшее понижение рейтинга, они вот именно сегодня и произошли, означали бы политическую ангажированность, странную некомпетентность, как минимум. Можете прокомментировать?

Буклемишев: Про ангажированность рейтинговых агентств все время говорят, когда рейтинговые агентства снижают рейтинги. А когда они повышают, почему-то про ангажированность никто не вспоминает. Сейчас уж такая судьба у рейтинговых агентств – быть критикуемыми в России. Другое дело, что я не согласен с тем, что у нас экономика стабильная. В том-то все и дело, что сейчас возрастает риск, риск, связанный с падением цен на нефть, убытием резервов, с социальной и политической нестабильностью, на что как раз рейтинговые агентства тоже указывают. И это как раз вещи, связанные с нестабильностью. И это те вещи, которые заставляют агентства думать, скорее, о негативном прогнозе изменения рейтингов, нежели о возвращении их на более высокий уровень.

Макеева: Насколько эти оценки все-таки такие, академические, факультативные? Насколько они производят впечатление на мировую общественность?

Буклемишев:  На мировую общественность они впечатления, конечно, не производят, но на инвестиционную общественность впечатление, конечно, произведут ровно потому, что этот самый порожек перехода от инвестиционного рейтинга к мусорному – это самая большая ступенька из всех рейтинговых  ступенек. И это серьезный качественный сдвиг, если мы, действительно, хотя бы по одному агентству выпадем из инвестиционного рейтинга – это будет с точки зрения настроения довольно серьезным изменением. А академичность – о рейтинге агентств неслучайно говорят, что их оценки – это выражение личного мнения, их экспертное заключение, поэтому тут нельзя сказать, насколько они правы. Просто они делают свои прогнозы, и несут, по крайней мере, моральную ответственность.

Макеева: Насколько им верят, настолько они, видимо, и правы. Олег, спасибо.

Фото: Коммерсантъ

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.